Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

«СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО» – ПРИОРИТЕТНЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

Скоро будет три года, как президент В.Путин выдвинул глобальные общенациональные цели: удвоение ВВП, уменьшение бедности, рост благосостояния людей и модернизация армии. Проблемы для России чрезвычайно важные. Ведь уродливые формы экономических преобразований ввели страну в глубокий социально-экономический кризис. Потеряв половину производственного потенциала, страна оказалась на задворках мировой экономики. В этих условиях ускоренные темпы экономического роста – единственная возможность вернуть стране статус великой державы, экономически сильной, технологически продвинутой, уважаемой и политически влиятельной. Поэтому президент поставил задачу развиваться значительно быстрее, чем остальной мир, обеспечивая 7-8 процентов ВВП в год.

К сожалению, вместо того, чтобы навалиться, как говорят, всем миром на решение этой важнейшей для страны проблемы, руководители финансово-экономического блока правительства все это время и пальцем не пошевелили, чтобы начать ее реализацию, они, прямо скажем, саботировали ее выполнение, провоцировали дискуссии о нереальности поставленной задачи. Например, министр финансов А.Кудрин на одном из заседаний правительства заявил: «А почему не каждая страна выдвигает задачу удвоения ВВП за 10 лет и планирует экономический рост  не на 7, а, к примеру, на 2 процента?». Да потому, что социально-экономический кризис в стране охватил все сферы общественной жизни: экономическая разруха, чрезмерная бедность значительной части населения, нравственный упадок российского общества. По данным английского журнала «Экономист», рейтинг России по качеству жизни – 104 место из 111. Решение этих вопросов не терпит отсрочки. Вот когда отойдем от края пропасти, когда приблизимся к странам «золотого миллиарда», тогда можно будет и расслабиться, а сегодня высокие темпы роста «это, – как сказал президент, – вопрос нашего выживания». К сожалению, эта проблема сегодня по существу снята с повестки дня.

В.Ключевский писал, что около царя Михаила «не стояло ни одного серьезного государственного человека, и правительство шло за текущими делами не обгоняя их и предоставляя самой  жизни завязывать узлы, с которыми не знали что будут делать дальнейшие поколения» (т. III, с. 166). Похоже, нынешние высокопоставленные чиновники в правительстве хорошо усвоили технологию завязывания таких узлов.В конце 2005 года президент В.Путин выступил с очередной инициативой – предложил четыре крупных национальных проекта: образование, здравоохранение, жилье и сельское хозяйство! Чтобы эти проекты не постигла та же участь, что и удвоение ВВП, их реализацию поручили бывшему руководителю администрации президента Дм.Медведеву, назначив его первым заместителем председателя правительства. Началась активная работа: национальная политика, принята методология координации по контролю за приоритетными проектами, разграничены обязанности между ведомствами и уровнями управления, назначены ответственные. Это вселяет надежду. Хотя мы понимаем всю сложность предстоящей работы, особенно что касается реализации проекта «Эффективное сельское хозяйство». Уж больно глубок здесь развал. За последние 15 лет поголовье скота уменьшилось в 2,5 раза, почти вдвое сократилась материально-техническая база, из сельскохозяйственного оборота выведено около 40 млн. га пахотных земель, кредиторская задолженность достигла 400 млрд. руб., более половины крестьян живут за чертой бедности, растет расслоение между городом и деревней.Тяжелое финансово-экономическое положение в сельском хозяйстве резко сократило спрос на технику, удобрение, строительные и другие материалы, привело к параличу многие предприятия. За период с 1985 по 2003 годы производство тракторов сократилось в 32,7 раза, комбайнов – в 19,6 раза. Безработными оказались сотни тысяч человек. Для того, чтобы сельскому хозяйству выйти, например, за 10 лет на уровень 1990 года предстоит невероятно трудная работа, началом которой должна стать всеобъемлющая долговременная программа с четкой стратегией развития, включающую систему мер, прогрессивные структурные изменения и источники финансирования. Без видения предстоящей работы нельзя эффективно руководить архисложной проблемой. Для тех, кто не знает, в какую гавань плыть, нет попутного ветра.Реализация проекта в значительной степени будет зависеть от частных инвестиций. Выделяемые из бюджета 14,2 млрд. руб. дополнительных средств – капля в море (по 364 руб. на каждого жителя села). «Если бизнес не поверит государству, – сказал А.Гордеев, – проект развалится». Индикатором такого доверия служит защита государством внутреннего рынка. К сожалению, наше правительство похоже больше беспокоится о западном товаропроизводителе. В конце 2005 г. принято Постановление «Об импорте говядины, свинины и мяса птицы в 2006-2009 годах». Россия пошла на беспрецедентные уступки американцам. Нашим товаропроизводителям, по существу, поставлен шлагбаум на собственный рынок.К 2009 году импорт свинины увеличится на 35,1 тыс. тонн, говядины – на 21,7 тыс., мяса птицы – на 202,2 тыс. тонн, и это при том, что сегодня мы занимаем первое место в мире по импорту мяса птицы, второе – свинины, третье – говядины. Таможенные пошлины на импорт мяса, установленные ниже разумных пределов, сокращаются. Например, по свинине, поставляемой сверх квот, они снижаются на 25%, отменен запрет на импорт мяса птицы сверх установленных квот. Снятие ограничений на импорт мяса даже  при высоких пошлинах может привести к дальнейшему разорению отрасли, а при их снижении можно лишь предполагать, какими темпами этот разорительный процесс будет происходить, особенно когда Россия вступит в ВТО.США и ЕС формируют правила этой международной организации в соответствии с собственными интересами, а потому ВТО не выполняет той роли, для которой была создана. Налицо двойные стандарты, которые ставят под сомнение способность ее быть центром принятия взаимовыгодных демократических решений в вопросах мировой торговли. Для одних стран эта организация – то, что нужно для процветания, предвестник свободы, для других – причина новых бед, жесткий удар судьбы. В декабре прошлого года в Гонконге развитые страны под давлением развивающихся согласились постепенно, до 2013 года, снять поддержку своих сельхозпроизводителей. Г-н Гордеев назвал такие уступки издевательством. До 2013 года они могут окончательно разорить российское сельское хозяйство.На переговорах о вступлении России в ВТО Запад требует от нас снижения и без того мизерного уровня поддержки АПК. Сами же раскочегарили ее до невероятных размеров. Например,  товаропроизводители ЕС получают в 40 раз больше средств в расчете на гектар, чем это позволяется России. Их защитные меры превышают российские многократно (пошлины в 3-4 раза). В законе «О реформировании и развитии сельского хозяйства», принятом конгрессом США в 1996 году, декларировалось о прекращении эры государственного вмешательства в фермерскую деятельность, которая продолжалась более 60 лет (с 1933 года), намечалось постепенное сокращение государственных субсидий фермерам. Но вместо сокращения в 2000 году по сравнению с 1995 годом они выросли на 26 млрд. долл. Для наших крестьян такая поддержка – это несбыточная мечта. По мнению же министра сельского хозяйства США Д.Гликмана, эта помощь «была скорее латанием дыр, нежели настоящим решением проблемы. Мы просто наложили очень дорогой жгут, тогда как ситуация фактически требовала переливания крови»[1].Изложенное свидетельствует о незащищенности отечественного товаропроизводителя. Но, как ни странно, этому способствуют некоторые наши высокопоставленные чиновники,  выступая за самые радикальные меры по продвижению импортной продукции на российский рынок. Так, первый зам. Центробанка А.Улюпаев говорит, что идеальным «было бы отменить квоты на импорт продовольствия». О ком беспокоится Улюпаев понятно. Непонятно почему? Этому господину следовало бы больше думать о наведении порядка в своем доме: повышать эффективность функционирования своего ведомства, проводить диверсификацию валютных запасов. Сегодня доля золота в золотовалютных резервах составляет лишь 5%, тогда как в развитых странах – 20%. Они все меньше доверяют евродолларам, а все большую часть своих активов переводят в устойчивую валюту – желтый металл. Много нареканий к Банку и по поводу управления средствами стабфонда, который не работает на отечественную экономику, а при инфляции в 11-13% ежегодно худеет на многие десятки миллиардов. Но похоже для журналиста Улюпаева эти проблемы – высшая математика, а он не усвоил еще и банковскую арифметику. И вообще создается впечатление, что многие высшие чиновники нашего правительства – случайно попали во власть, взялись не за свое дело. Раскочегаривая импорт мясопродукции, правительство не верит в возможность реализации национального проекта «Эффективное сельское хозяйство».  Как же при этом может поверить бизнес? Это беспокоит и г-на Медведева. На заседании Президиума Совета при президенте 21 декабря он заявил, что большая опасность, которая может помешать осуществлению планов, кроется в опасности бюрократических проволочек. Кто эти волокитчики, догадаться не трудно.И тем не менее хотелось бы высказать свое видение на решение приоритетного национального проекта «Сельское хозяйство».Правительству, если оно всерьез намеревается решать проблему села, нужно определиться с приоритетами. Согласно теории Либиха, главным фактором производства является фактор, находящийся в минимуме, или, как говорят, «скорость эскадры определяется скоростью самого тихоходного корабля». Сегодня таким «кораблем» в сельском хозяйстве является материально-техническая база.На предприятиях, где практически отсутствует техника, где в разы сократилось поголовье скота, где земля не обрабатывается, а крестьянин, не находящий приложения своего труда, деградирует – ибо нет счастья в бездействии. Только там, куда приходит техника, начинается жизнь. Словом, техника сегодня – стала главным средством производства, а потому возрождение села надо начинать с восстановления материально-технической базы.  Когда-то Д.Рикардо писал, что обнищавший производитель не может рассматриваться в качестве общественного богатства, и лишь капитал, воплотившийся в вещественных элементах, в машинах и технике, представляет собой действительно великую производительную силу, тогда как рабочие лишь жалкий и ничтожный придаток к ней.За последние 15 лет поступление тракторов на село сократилось в 13,4 раза, зерноуборочных комбайнов – в 7,4, кормоуборочных – в 8,6 раза. При этом их выбытие возросло незначительно, что свидетельствует о высокой степени изношенности. Анализ показывает, что в случае списания техники, выработавшей свой ресурс, обеспеченность основными видами ее сократится к нормативу до 10%. Коэффициент обновления техники за последние 10 лет составляет – 0,6-1,5% в год. Сегодня из-за недостатка техники страна недополучает 1/3 продукции, а это только по зерну – 20-25 млн. тонн в год. Для простого воспроизводства, т.е. для поддержания существующего, крайне недостаточного уровня обеспеченности отрасли техникой нужно приобретать ее на сумму не менее 80 млрд. руб. в год, а если хотя бы за 10 лет вернуть выбывшие из оборота 40 млн. га посевной площади, т.е. вводить ежегодно по 4 млн. га, для приобретения дополнительного парка машин потребуется еще не менее 70 млрд. руб. в год.Аналогичная картина в отрасли и с энерговооруженностью. Несмотря на то, что она в четыре раза ниже, чем в европейских странах, из-за износа энергооборудования энергоемкость продукции, как и себестоимость, продолжают увеличиваться.Без решения этих проблем нечем будет ни сеять, ни убирать урожай. У селян таких денег нет. Нужно искать источники финансирования, делать отрасль привлекательной для инвесторов.Важными факторами роста производства растениеводческой продукции являются химизация и мелиорация. За время правления либеральных демократов – этих казнокрадов и взяточников, здесь произошел настоящий обвал. Площадь вводимых в эксплуатацию орошаемых и осушенных земель сократилось с более чем 1 млн. га в год до 7 тыс., поставки сельскому хозяйству минеральных удобрений – с 28 млн. тонн в д.в. до 1,5 млн., что отрицательно сказывается на урожайности сельскохозяйственных культур и плодородии почв.Большая работа предстоит в животноводстве. Производство молока и говядины уменьшилось за 15 лет соответственно на 40,1 и 53,5 процента. Производство мяса уже более 10 лет устойчиво убыточно. Убыток колеблется по мясу крупного рогатого скота от 33 до 57%, свинине – 22-31%, мясу птицы – от 11 до 43%. Кризис охватил все основные сферы мясопродуктового подкомплекса. Несмотря на то, что поголовье скота сократилось в 2,5 раза, проблема состоит не столько в его восстановлении, сколько в повышении генофонда животных, в структурной перестройке, в подготовке кадров, в широком внедрении энергосберегающей технике и технологий, углублении специализации и концентрации производства, в интенсификации, в развитии комбикормовой промышленности. Дореформенная модель развития животноводства, т.е. восстановление поголовья коров сегодня  и неэффективна, и нереальна. Наращивать производство молока целесообразно преимущественно за счет интенсивных факторов, т.е. повышения продуктивности коров. Об этом свидетельствует не только многолетний опыт развитых стран, но и отечественный. В Ленинградской и Мурманской областях уже в течение ряда лет надаивают от коровы по 5,5-6 тыс. кг молока, а в отдельных хозяйствах – по 8 и более тысяч.Интенсивный путь развития позволяет существенно повысить эффективность и конкурентоспособность молочного животноводства. Другое дело увеличение производства говядины. В развитых странах оно растет за счет мясных коров. Например, в США их доля в общем поголовье коров в 2000 г. достигла 78,5%, а выход мяса на голову в год – более 120 кг. В СССР потребность в говядине удовлетворялась на 97% за счет молочного скота, при выходе мяса на голову – 52 кг. Но и без того незначительное поголовье мясного скота сократилось в 3 раза. Поэтому его наращивание – одна из основных задач в развитии мясного скотоводства. Безусловно важное значение имеет интенсификация откорма крупного рогатого скота. В 2004 г. среднесуточный привес его составлял в сельскохозяйственных предприятиях России 387 г. Это крайне мало. С таким привесом невозможно обеспечить рентабельность производства говядины.Одним из направлений быстрого наращивания производства мяса является совершенствование его структуры. Эта задача должна решаться исходя из природных и экономических условий. В зернопроизводящих регионах следует повышать уровень производства скороспелых отраслей – мясо птицы и свинины, в регионах с огромными площадями сенокосов и пастбищ – больше уделять внимание скотоводству.Важнейший раздел национального проекта «Сельское хозяйство» – «социальная сфера села». Сегодня все составляющие этой сферы  (жилье, школы, клубы, магазины, дороги, медицинское обслуживание, газификация, связь, обеспеченность работой, заработная плата) находятся в тяжелейшем состоянии.Во все времена правительство не считало нужным заниматься сельской социальной сферой. В советское время это входило в обязанность сельскохозяйственных предприятий и организаций, которые направляли сюда, примерно, 28% всех своих вложений. Реформаторы решили снять эту обузу с крестьян. В 1991 и 1995 годах были приняты постановления правительства «О передаче на гособеспечение объектов социальной сферы села, находящихся на балансе сельскохозяйственных предприятий». Но и до сих пор на их иждивении находится 50 млн. кв.м. жилого фонда, детские сады, школы, клубы, дома культуры, медицинские учреждения. На содержание этого, формально государственного, добра предприятия ежегодно тратят более 10 млрд. руб. Социалка, которая была передана местным органам власти, оказавшись бесхозной, быстро ушла в небытие. Жизнь миллионов крестьян резко ухудшилась и сегодня мало чем отличается от их предков, живших два-три столетия назад. Цивилизация для них прошла как бы стороной. Ни дорог, ни детских садов, клубов, аптек, ни газа, ни всего другого. Уровень безработицы значительно выше, чем в других областях, а зарплата в сельскохозяйственных предприятиях более чем у половины работающих ниже прожиточного минимума.По данным годовых бухгалтерских отчетов за 2004 год, в 12 субъектах зарплата работников сельскохозяйственных предприятий – менее 1500 руб. в месяц, еще в 12 субъектах – от 1500 до 2000, в 30 – от 2001 до 3000 руб. Стоимость же потребительской корзины, обеспечивающей лишь физическое выживание человека, составляет 2653 руб. Словом, уровень душевого потребления продовольствия у значительной части сельского населения находится ниже физического выживания, а средние рациональные нормы питания доступны лишь для 10-20% населения. Все это сказывается на здоровье людей, на воспроизводстве сельского населения. В дореформенный период его прирост был на 40% выше, чем в городе. Сейчас обратная картина. Рождаемость ниже, а смертность выше, чем в городе.В.Ключевский писал, «что в последние десятилетия перед освобождением крестьян у нас стал прекращаться естественный прирост крепостного населения, т.е. начинала вымирать целая половина сельской России, так что отмена крепостного права переставало быть вопросом только справедливости или человеколюбия, а становилась делом стихийной необходимости» (стр. 44).Федеральные власти переложили важнейшую функцию государственного руководства – продовольственное обеспечение на регионы, бросило крестьян на вымирание, не заботится об улучшении их жизненного уровня, о формировании здорового и нравственного устойчивого общества. А ведь одно из важнейших прав человека – право на поддержание жизни лежит на федеральном правительстве. Отношение правительства к огромной части населения –  крестьянству – просто не укладывается в голове. Например, Россия обеспечивает газом по бросовым ценам прибалтийские республики, Украину, Грузию, Молдавию, которые при каждом удобном случае делают нам гадости. Например, уже давно прибалтийские сельские поселения полностью газифицированы. Российское же село даже по завершению трехлетней программы газификации (2008 г.) будет  газифицировано лишь на 60%. Видимо, высшие чиновники правительства исходят из того: «А зачем тратить средства на газификацию умирающих поселков». Ведь за годы реформ из 150 тыс. деревень практически перестали существовать 30 тысяч. Но может быть они и вымирают-то из-за тяжкой жизни. Ведь газификация кардинально меняет ситуацию в деревне.Дискриминация сельского хозяйства ведет к разложению образа жизни как фактора формирования здорового и нравственно устойчивого общества. «Московский народ выбрал особую форму политического протеста: люди, которые не могли ужиться с существующим порядком, не восставали против него, а выходили из него, «брели розно», бежали из государства» (В.Ключевский. Курс русской истории. ч. III. М.: «Мысль» – 1988. с. 49). Видимо, наши крестьяне так и не научились протестовать, предъявлять свои требования к власти. Может поэтому власть и не хочет замечать крестьян. Хотя не всегда крестьяне проявляли терпимость. Когда их доводили до последней капли терпения, крышка на  котле слетала. В 1905-1907 годах социально-экономические события обнажились до такой степени, что крестьяне разграбили и сожгли около 16 тыс. помещичьих   усадеб. Сколько еще можно терпеть нынешним крестьянам, чтобы решиться на крайние меры.Важным условием эффективного функционирования сельского хозяйства является формирование рыночных отношений. В начале 90-х годов на знамени либеральных демократов развевался лозунг: «За 500 дней дадим стране цивилизованный рынок». Тогдашнему премьеру Великобритании М.Тэтчер был задан вопрос: «Каково ее мнение по поводу того, что российские реформаторы намерены за 500 дней создать такой же рынок, как в европейских странах?». Премьер ответила: «Может быть, российские реформаторы и умные люди, но наша страна шла к рынку 200 лет». Эта фраза крупного политического деятеля говорит о некомпетентности наших реформаторов, пытавшихся увлечь своими бредовыми идеями российский народ, кавалерийским наскоком перестроить быт крестьян, создать цивилизованный рынок. Сегодня народ понял всю их пагубность и голосует против своих непрошеных пророков. Западные модели невозможно перенести на неподготовленную российскую почву. «Мы слишком долго шли с Европой разными путями, – говорил П.Чаадаев, – чтобы вдруг пойти по одной с ними дороге».Ответ Тэтчер поучителен не только для наших хунвейбинов-рыночников, но и для западных политиков, которые постоянно упрекают Россию за то, что она не соответствует статусу государства с рыночной экономикой. О том, что рынок создается постепенно, а не экспортируется из других стран мы в этом убедились на собственном опыте. Сегодня сельское хозяйство находится от цивилизованного рынка так же далеко, как 15 лет назад. Например, по вопросам землепользования и земельным отношениям принято множество законов, указов президента. Но большинство из них не работает. Гёте писал: «…все попытки вводить какие-то чужеземные новшества, поскольку потребность в них не находится в самом ядре нации, нелепы, и все революции такого рода заведомо обречены на неуспех, в них нет Бога, ибо участвовать в этой нелепице ему не пристало». Реформаторы не задумываются о рациональном использовании земли, повышении эффективности сельскохозяйственного производства. Долгое время шли острые дискуссии о купле-продаже земли, о формах собственности и хозяйствования. Наконец Госдума приняла Земельный кодекс (2001 г.), закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (2002 г.), закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (2004 г.) и т.д. Однако говорить, что с принятием этих законов система земельных отношений стала более прозрачной,  ускорилось движение земельных участков от неэффективных собственников к эффективным, а в село пошли долгожданные инвестиции, не приходится. По-прежнему существует криминальный рынок земли. Цивилизованного оборота земли как не было, так и нет. А если главное средство производства – земля не является объектом рынка, значит, не может быть и рыночных отношений в сельском хозяйстве в целом. Финансово-экономическому блоку правительства, отвечающему за формирование аграрной политики в стране, нужно не затягивать с реформированием земельных отношений. Нынешний рынок – это колхозный базар без какой-либо инфраструктуры. Атрибутами такой инфраструктуры являются: система ценообразования, включая и товарные интервенции; снабженческо-сбытовые и кредитные кооперативы; система законодательства, обеспечивающая единство продовольственного рынка в стране и примерно равные условия разным отраслям экономики, государственное регулирование рынка, защита отечественного товаропроизводителя от интервенции импорта и т.д. Сейчас ничего подобного на российском рынке нет. А отсутствие хотя бы одного элемента инфраструктуры рынка ведет к серьезным последствиям.Западный фермер не занимается реализацией своей продукции, не ищет рынки сбыта. За него это делают кооперативы, частные компании. Если на минуту представить, что вдруг там  это звено рынка исчезло, можно с уверенностью сказать, что через несколько месяцев производство сельскохозяйственной продукции прекратится. Вспоминается случай. На Совете по аграрной политике Минсельхоза был поставлен вопрос о создании инфраструктуры рынка продовольствия, которая помогала бы товаропроизводителям в реализации их продукции. Тогдашний министр В.Хлыстун на это заявил: «Мы наконец-то дали крестьянам свободу самим определять рынки сбыта, а вы хотите снова им указывать, кому и по какой цене продавать продукцию». И действительно, крестьяне повезли свою продукцию на рынок, но их туда либо не пустили, либо обложили данью. И вот уже 15 лет продукция селян скупается криминалом за 1/3 цены.Или возьмем кредитный механизм. За рубежом кредит является важнейшим элементом экономического развития аграрного производства. Сельскохозяйственные предприятия США финансируются с помощью кредита от 35 до 70 процентов всех совокупных расходов. Основная группа учреждений, образующих систему сельскохозяйственного кредита, представлена коммерческими банками, страховыми компаниями, администрацией по делам фермеров, товарно-кредитной кооперацией – всего свыше 800 банков и ассоциаций. В России кредит почти не работает. Отсутствуют  кредитные организации, особенно в глубинке, непомерно высоки процентные ставки за кредит. К тому же крестьянам и нечего  заложить, кроме земли. Техника окончательно изношена, зерно и без кредита всегда можно продать. Под землю же кредит сегодня не дают. Сделки с землей пока остаются во власти криминала. Нужно землю сделать предметом залога и тем самым дать сельским товаропроизводителям необходимые заемные средства. Но без гарантий государства кредитные организации не будут рисковать. Президент 6 сентября прошлого года сказал: «В 2006-2007 годах должна быть создана система земельно-ипотечного кредитования, позволяющая привлекать средства на длительный срок и под приемлемые проценты под залог земельных участков». К сожалению, руководство МЭРТа, отвечающее за реформы, не особенно-то спешит выполнять указание президента.Но, пожалуй, самым первоочередным мероприятием при реализации приоритетного национального проекта является принятие закона «О сельском хозяйстве». Он должен предопределить изменения всей государственной политики по отношению к этой отрасли и вообще к жителям села, место АПК в народном хозяйстве, поставить эту сферу в условия, более справедливые с другими отраслями экономики, устранить колоссальные диспропорции,  ликвидировать неравноправие селян в экономической и социальной сферах. Нужно исходить из того, что сельское хозяйство – это не просто отрасль экономики, а элемент особого жизненного уклада 39 млн. граждан страны. Это среда, где еще сохраняются народные традиции, где жизнь вписана в исторически освоенный ландшафт. И если мы хотим сохранить собственную идентификацию как единый и великий народ, мы должны позаботиться о нашем селе.В законе должна быть прописана роль государства как регулятора экономических процессов и движущей силы в создании инфраструктуры аграрных регионов. Государство обязано поддерживать стратегические запасы продовольствия. С помощью госзаказа следует обеспечивать питанием личный состав силовых структур по гарантированным ценам. Государство должно планировать потребности в продовольствии и его финансировании. Сельскохозяйственные предприятия должны получить реальный доступ к кредитным ресурсам, для чего из федерального бюджета следует выделить дополнительные средства на субсидирование процентных ставок.В законе следует прописать такие позиции как: доля аграрного бюджета в общей его сумме. Без государственного стимулирования селу подняться невозможно. И здесь не надо изобретать велосипед. Необходимость поддержки своего сельского товаропроизводителя поняли не только развитые страны, но и наши соседа по СНГ: в Украине на эти цели идет 10% бюджета, в Казахстане – 18%, в Белоруссии – 20, в Азербайджане и Туркмении – 28%. Такая поддержка оправдана и с точки зрения интересов государства, поскольку продовольственная самодостаточность – одна из основ суверенитета, а продовольственная безопасность – элемент национальной безопасности.Для того, чтобы вывести российское сельское хозяйство из глубокого кризиса, нужно направлять туда 10-15% бюджета. Кстати, Государственная Дума в начале 90-х устанавливала планку в 15%. Следует прописать механизм эквивалентного обмена между селом и городом, списание долгов, которые образовались по вине реформаторов первой волны. Безусловно, необходимо защищать собственного товаропроизводителя, как это делают многие страны.Без решения этих и других неотложных задач сельское хозяйство будет продолжать деградировать, а через 3-4 года его уже не смогут спасти никакие, даже экстренные меры.


[1] USDA. News Rekease/Agricultural Outlook Forum 2000/ 24 Feb. 2000.
Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта