Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Будет ли в России цивилизованная аграрная политика?

                                                   Кто не знает в какую гавань плыть,

                                                   для того нет попутного ветра.

                                                   (Философ Сенека)

 

Продовольственная проблема - предмет особого внимания каждого суверенного государства, стремящегося сохранить независимость и устойчивость развития, обеспечить благополучие собственных граждан. В условиях глобализации для России эта проблема имеет особое значение. А потому выделение аграрной политики в самостоятельный раздел социально-экономического курса вызывается крайней необходимостью.

Национальная продовольственная политика, по определению ФАО должна достигать наиболее высокой степени самообеспеченности, ибо от количества и качества потребляемых продуктов питания зависит здоровье нации, работоспособность и продолжительность жизни человека, его интеллект. Верхний предел продовольственной безопасности страны - 25% импорта во внутреннем потреблении. Наша страна  давно переступила этот порог. Импорт мяса, например, приближается к  55%.

В развитых странах разработаны эффективные стратегии продовольственной безопасности. В их основе - государственное регулирование и поддержка сельского хозяйства. Существуют  объективные причины  из-за которых правительства многих стран вынуждены вторгаться в деятельность аграрной сферы, регулировать экономические отношения, оказывать ей существенную помощь.  К сожалению, у наших правительственных чиновников другое мнение. А потому до сих пор  и не принят  Закон о продовольственной безопасности. Хотя и  в США, и в  других развитых странах такой закон существует.

В декабре  1985г. Конгресс США принял «Закон о продовольственной безопасности», который определил аграрную политику государства. В отличие от «Закона 1981г о сельском хозяйстве и продовольствии» он предусматривал усиление мер, направленных на повышение конкурентоспособности американских сельскохозяйственных товаров на внешнем рынке, расширение комплекса мер, стимулирующих экспорт (экспортные субсидии, разные формы кредита и кредитных гарантий, предоставление продовольственной помощи и др.). Закон создавал условия для дальнейшего повышения продуктивности сельскохозяйственного производства, расширения возможностей сбыта продукции на внешних рынках, укрепления крупных кооперативных агропромышленных хозяйств. Словом, власть в Америке проявляет заботу о своих фермерах.

К сожалению, крестьянство России продолжает оставаться пасынком у государства, униженным и оскорбленным классом. Практически всегда аграрная политика  в нашей стране была направлена на то, чтобы как можно больше выжать из крестьян. По выражению Н.Бухарина: «Город всегда был кровососом по отношению к деревне». Каждый раз при смене власти с крестьянами поступали по принципу: «Если палка искривлена, чтобы ее выпрямить нужно сильно изогнуть в противоположную сторону».

Шли годы, менялись правительства, общественно-политический строй, но неизменным оставалось отношение государства к крестьянству, как источнику сверхналога, дани. Каждая новая власть стремилась исправить ошибки своих предшественников, вот и гнули крестьян то в одну, то другую сторону. Кормящий все общество класс фактически был закрепощен государством.

Во время первой мировой и гражданской войн существовала продразверстка, у крестьян бесплатно изымали хлеб и другие продукты. Во время индустриализации - они основные доноры страны, главный источник средств, без которых страна не смогла бы создать тяжелую промышленность, обеспечить обороноспособность, победу в отечественной войне, восстановление народного хозяйства, ядерное сдерживание        Тяжело в те годы приходилось крестьянам, но было и понимание, что страна прибегала к крайним мерам из-за необходимости решения важнейших задач, связанных с существованием государства, его суверенитетом.

В конце 60-х появилась возможность начать возвращать селу долги. Пошли инвестиции, расширялись площади мелиорируемых земель, строились птицефабрики, животноводческие комплексы, укреплялась материально-техническая база. Коренные изменения происходили в техническом образовании сельских тружеников, в повышении квалификации кадров Для индустриальных комплексов стали характерны профессии токарей, фрезеровщиков, электро - и газосварщиков. Каждый второй сельский труженик имел ту или иную специальность, а три четверти работающих - высшее и среднее образование. Большая работа проводилась по социальному обеспечению. Меняется характер труда,  уклад жизни крестьян. Строилось жилье, школы, медицинские учреждения. Оплата труда работников сельского хозяйства поднялась до 95% среднероссийского уровня. Росло производство. Колхозы и совхозы производили на душу населения больше сельскохозяйственной продукции, чем многие западные страны. Но при этом душевое потребление продуктов питания в СССР было много ниже из-за невероятно больших потерь продукции по причине недостатка  мощностей  по ее переработке, хранению и транспортировке.  Немало было и других недостатков. Но при чем же тут колхозы и совхозы? Когда реальная ответственность лежала на тех, кто формировал систему экономических отношений, межотраслевые пропорции, десятилетиями сохранял неизменными розничные цены на продукты питания.

Дж Кристалл в начале 90-х говорил, что проблемы сельского хозяйства Советского Союза были не в колхозах и совхозах, а за их пределами. К сожалению, наши реформаторы этого не понимали. И вместо того, чтобы очистить сельхозпредприятия от того что деформировало их рациональную природу, проблема была переведена в политическую плоскость - смену форм собственности. В итоге не создав рыночных условий, была разрушена старая система экономических отношений. Не разобравшись в причинах низкой эффективности работы сельхозпредприятий либеральные демократы объявили их вне закона. Нерентабельные хозяйства подлежали распродаже, а для нейтрализации противодействия крестьян предусматривалось внести изменения в гражданское и уголовное право. Так демократы пытались приобщить россиян к цивилизации.

В программе «500 дней» намечалось обанкротить 25% сельхозпредприятий и создать на их базе 2-4 млн фермерских хозяйств. Новые правители уподоблялись петуху из пьесы Ростана «Шантеклер», который заметил, когда он начинал петь по утрам всходило солнце и пришел к выводу, что именно он своим пением вызывает солнце на небосклон.  Опыт Запада свидетельствует, что без государственной поддержке любая форма хозяйствования не в состоянии обеспечить конкурентоспособное производство.

Начало наших реформ было окружено ярким романтическим ореолом. Реформаторы требовали либерализма, который с помощью «невидимой руки» рынка должен был сделать россиян богатыми и счастливыми. Получив либерализм, жизненный уровень населения резко снизился. Тогда заговорили об ускорении реформ, о еще большем либерализме. Но положение в стране продолжало ухудшаться. Причину усмотрели в большом присутствии государства в экономике. Реформой завладел политический идеализм, который мешал правильному ее пониманию. В этих условия даже скромные результаты казались чем-то недостижимым по смелости и широте размаха. Оно и понятно. Чем ночь темней, тем звезды ярче. А политический небосклон был до такой степени темен, что даже мелкие звезды загорались блеском крупных светил.

 Из тех немногих элементов социальной справедливости, которые лежали в основе реформы сделали своего рода знамя, которое реяло над российским обществом. Под этим знаменем вопреки воле народа осуществлялся слом государственного строя, менялись социально-экономические отношения, разрушалась экономика, сокращался жизненный уровень народа. С собачьей преданностью забугорным советчикам гайдарообразные реформаторы разрушали страну и особенно деревню. Они действовали по принципу: «Чем ниже кланяешься, тем больше подают». У горе руководителей не было ни знаний, ни опыта, ни самостоятельности при решении важных проблем государства. Они пунктуально исполняли все предписания западных «благодетелей». Такая политика привела страну к дефолту, который был объявлен 17 августа 1998 года. Наступил паралич банковской системы, перестали проходить платежи, транспорт оказался на грани остановки, был сорван северный завоз, а по отношению к собственным крестьянам проводился настоящий рэкет.

Здравомыслящие люди понимают, что прежде чем сеять на российской земле западные идеи, нужно русские нравственные обычаи и понятия приспособить к тем идеям, на которые должен стать созидаемый порядок русской жизни. Для этого необходимо внимательно изучить русскую действительность и главное работать своим умом , а не пассивно усваивать плоды чужого ума.

Государственная аграрная политика 90-х превратила сельское хозяйство в неплатежеспособную сферу экономики и остановила воспроизводственный процесс. Власть вместо того, чтобы подержать село, отправляет принесенные ветром средства на развитие западной экономики. Несмотря на меры по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных предприятий,  их суммарная задолженность по всем обязательствам продолжает расти и в 2006 г. превысила 480 млрд руб., что не позволяет  нормально функционировать. Многие предприятия не могут освободить свои счета от ареста и начать нормальную финансово-экономическую деятельность. Жизненный уровень селян отброшен на десятилетия. Проблема возвращения к уровню 1990 г. продолжает оставаться голубой мечтой.

В 2006г уровень производства мяса  по сравнению с 1990г составляет - 50,6%, молока - 55,8%, зерна - 67,2% и только по картофелю и овощам он несколько увеличился. А поэтому, несмотря на всеувеличивающийся импорт продовольствия, душевое потребление мяса сократилось по сравнению с 1990 годом на 20 кг, молока - на 141 кг, рыбы и рыбопродуктов - на 8 кг и т.д.

Следует обратить внимание на то, что удельный вес хозяйств населения в общем объеме производства продукции сельского хозяйства составляет 52%, тогда как сельскохозяйственных предприятий - 42%. Такая структура не может  радовать, так как она свидетельствует, что российское сельское хозяйство становится все более мелкотоварным, менее конкурентоспособным, все большая часть продукции производится с использованием ручного труда, примитивных технологий, минимальной механизации трудоемких процессов, при крайне низкой товарности. Например, товарность картофеля в 5,4 раза ниже, чем в сельскохозяйственных предприятиях, соответственно: овощей - в 10 с лишним раз, скота и птицы - в 3 раза, молока - в 4,4 раза, яиц - в 14,4 раза. Это свидетельствует о том, что хозяйства населения прежде всего выполняют функцию самообеспечения. Потребительский характер этой формы хозяйствования очевиден.

Прошло 16 лет с начала реформ. Гайдар может быть доволен. Разработанная западными советчиками аграрная политика по сокращению производства продовольствия успешно им выполнена. За период с 1990 по 2006 годы посевная площадь сократилась на 40 с лишним миллионов га, в т.ч. посевы зерновых - на 19,3 млн, поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 37 млн голов или в 2,7 раза, в т.ч. коров -соответственно на 11,3 млн или в 2,2 раза, свиней -на 23,1млн или в 2,8 раза. Деградирует материально-техническая база села. Парк тракторов сократился в 2,9 раза, зерноуборочных комбайнов - в 3,2 раза, кормоуборочных - в 3,7 раза. Поступление новой техники к ее наличию составляет: тракторов - 1,3%, зерноуборочных комбайнов - 2,7%, сеялок - 2,6%, доильных установок - 1,2%. Соответственно процент списания техники: 4,8; 6,5; 5,8; 7,5 процентов. Выбытие техники в 3-5 раз опережает ее поступление.

Начиная аграрную реформу, тогдашние правители хотели в одночасье переделать крестьянский быт, обычаи селян, не понимая того, что кавалерийским наскоком этого сделать невозможно.  Но они не прислушались к народному разуму, не учли русский народный характер и вообще не признавали в народе никакого характера а с полным деспотическим спокойствием были убеждены, что народ наш  примет все, что ему укажут, то есть, в сущности, прикажут.

За годы реформ произошла огромная социальная дифференциация между селом и городом.  Например, зарплата в сельском хозяйстве остается на самом низком уровне среди всех отраслей экономики и составляет  около 40% от среднего уровня.  В 54 субъектах федерации она  либо существенно ниже прожиточного минимума, либо около того и лишь в 32-х -  несколько выше этого уровня. Из-за слабой обустроенности сельских поселений,  резко сокращается численность селян. Сегодня  14 тыс. деревень - это деревни - призраки, где уже никто  не живет, а в 34тыс. (20% от общего их числа) проживает от 1 до 10 человек. Идет обезлюдивание целых регионов. На селе крайне слабо  закрепляется молодежь. Численность сельского населения в трудоспособном возрасте составляет лишь 21%. Все это свидетельствует об ущербности нашей аграрной политики.

 Казалось бы, после 16 лет непродуманных экспериментов над крестьянством следовало бы понять, что нынешняя аграрная политика ведет к необратимым последствиям и надо ее существенно менять. Ан нет. Крестьяне вновь и вновь слышат от птенцов Гайдара, возглавляющих финансово-экономический блок в правительстве, уверения в верности избранному курсу: отказ от государственного регулирования и поддержки сельского хозяйства, от решения социальных проблем села, от обеспечения эквивалентного обмена между селом и городом, введение полной либерализации внешней торговли.

Как показывает практика, развитые государства мобилизуют все доступные им средства воздействия на аграрную сферу экономики. ЕС, например, выделяет сельскому хозяйству в среднем  47,2 млрд евро в год или 53,1% от бюджета сообщества. Кроме  того, селу помогают и национальные государства. Большую поддержку фермерам оказывает правительство США. В 2000 г. здесь государственную поддержку увеличили на 26 млрд долл. или на 17%. Но такая помощь как сказал Министр сельского хозяйства США Д.Гликман «была скорее латанием дыр, нежели настоящим решением проблемы

 Совершенно по иному мыслит российский министр финансов А.Кудрин. Он заявляет, что поддержка сельского хозяйства не способствует развитию конкуренции внутри страны и делает беспомощными наших производителей на внешнем рынке. Не думаю, чтобы министр финансов, к тому же признанный лучшим министром мира, не понимал важности проблемы инвестирования, принесенных ветром средств в собственную экономику. Невольно приходят мысли, что наши некоторые высшие чиновники в правительстве служат не собственной стране, а дяде Сэму. Иначе чем можно объяснить то, что удельный вес сельского хозяйства и рыболовства в расходах консолидированного бюджета РФ сократился до 1,3%, а отношение этих расходов к ВВП страны - до 0,4%. Причем из этого мизерной суммы на долю федерального бюджета приходится лишь 33,5%. В результате такой политики Правительства за последние 3 года процедура банкротства прошла для 15 тыс. сельхозпредприятий. Страна наполовину зависит от импорта. Субсидируемый импорт развалил наше сельское хозяйство. Теперь можно экспортировать продукты питания в нашу страну не прибегая к демпингу, что и делается в последнее время. Это привело к резкому росту инфляции. В октябре 2007г таможенные пошлины сократились втрое, что усугубит положение наших товаропроизводителей.

Долгое временя крестьяне надеялись на закон «Развитие сельского хозяйства». Наконец-то он принят Госдумой. Но не слышно голосов одобрения, не видно радости на лицах крестьян. Закон не оправдал ожиданий. Он оказался рамочным и не содержит механизмов восстановления  и развития отрасли, не создает условий для улучшения социально-экономического положения сельских жителей.

Уродливые формы аграрных преобразований ввели сельское хозяйство в глубочайший кризис. Хлестаковы во власти разорили село, устроили крестьянам Варфоломеевскую ночь, превратили отрасль в неплатежеспособную систему. Рэкет государства по отношению к сельскому хозяйству привел к обвальному спаду производства. Сокращаются посевные площади, поголовье скота, деградирует материально-техническая база, растет кредиторская задолженность Практически остановился воспроизводственный процесс, парализована деятельность транспортного и сельскохозяйственного машиностроения. В силу безграмотной внешнеторговой политики, щедро субсидируемый импорт превысил сумму в 21 млрд долл. Страна вышла на первое место в мире по импорту мяса. Его сегодня официально завозится 2,7 млн тонн в год. Кроме того по серым схемам - еще 300 тыс. тонн. Российскому товаропроизводителю, по существу, поставлен заслон на собственный рынок продовольствия.

Мерилом продовольственной безопасности является доля импорта во внутреннем потреблении, верхний предел которого не должны превышать 25 процентов. Страна давно переступила этот порог. Доля импортного мяса в общем потреблении достигает примерно 55 процентов. Но все это мало беспокоит руководителей финансово-экономического блока Правительства, присвоивших себе право формировать аграрную политику. Министр финансов А. Кудрин, например, заявляет: "Я считаю, что прямая поддержка возможна и необходима только в одном случае - в интересах безопасности страны. Не продовольственной или экономической безопасности, а настоящей, национальной, чтобы страна сохранила свой суверенитет". Словом, по-кудрински, продовольственная безопасность для России - проблема не национальная и не настоящая. Вот до чего договорился министр финансов России, к тому же признанный Западом лучшим министром в мире. А может быть, потому и признан лучшим?

Этот высокопоставленный чиновник несет несусветную чушь: "Поддержка сельского хозяйства не способствует развитию конкуренции внутри страны и делает беспомощными наших производителей на внешнем рынке".Зарубежный опыт свидетельствует об обратном. Развитые страны понимают, что в силу специфических условий производства сельскохозяйственной продукции эта отрасль неконкурентоспособна по сравнению с другими отраслями, а потому является одной из немногих, получающих солидную государственную поддержку. Причем такая поддержка является одним из приоритетных направлений экономической политики многих стран. Она началась как реакция на мировой экономический кризис 1929-1933 годов, когда только что пришедший к власти президент Рузвельт ввел мораторий на фермерскую задолженность, а Конгресс утвердил аграрную программу, принял закон о рефинансировании фермерской задолженности и восстановлении сельского хозяйства. Было предусмотрено обеспечение равновесия между производством и потреблением, устранялся неэквивалентный обмен, были ликвидированы "ножницы цен".

Тяжелые для США времена требовали разработки планов, ориентированных на веру в забытого человека. Президент говорил, что в богатой Америке богатство распределено с ужасающей несправедливостью. Стремясь покончить с хаосом, государство стало вводить элементы планирования, налоги на богатство, за счет которых создавались рабочие места. Все это позволило не только смягчить "революционную ситуацию", но и значительно преобразовать фермерское хозяйство, способствовать росту производства продовольствия и повышению его эффективности. Государство стало вмешиваться во все сферы аграрной политики и экономики. Это служило доказательством, что экономические проблемы  становилось все труднее решать с помощью чисто рыночных механизмов. Так рождалась смешанная экономика, формировался новый капитализм, навязанный обстоятельствами.

Без государственного регулирования никакой рынок не смог бы вывести экономику США из депрессии. Кризис изменил взгляды многих теоретиков рыночной экономики. Отдельные буржуазные ученые, объясняя стремительный прогресс, достигнутый в те годы в СССР, эффективностью планирования и быстрым приспособлением мышления к требованиям экономической деятельности, призывами предпринимателей отказаться от навешивания "красных ярлыков" сторонникам планирования и отбросить в сторону политические счеты при решении чисто экономических проблем. И вот уже 75 лет как США и другие развитые страны оказывают всемерную помощь фермерскому хозяйству. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, в 25 ведущих странах, входящих в эту группировку, размер поддержки сельскохозяйственным производителям в 2005 году составил 349 млрд долл. В 2003-2005 годах поддержка производителей в расчете на 1 га сельхозугодий составляла: в ЕС - 843 долл., Японии - 9529, Норвегии - 2882, Швейцарии - 3155, США - 155 долл.

Основную роль во всей системе государственного регулирования сельского хозяйства играет защита внутренних рынков при помощи цен. В России же цена на топливо за 16лет по сравнению с ценой на зерно выросла в 15 раз. И никто не собирается эти "ножницы цен" устранять.

Структура государственных расходов на поддержку сельского хозяйства в 2001-2003 годах в ЕС выглядела следующим образом: поддержка цен - 50 процентов, выплаты на единицу площади и голову скота - 25, компенсация издержек - 9, поддержка уровня производства - 4, сохранение исторических ландшафтов - 6, прочие - 6 процентов. В США структура поддержек составляла соответственно: 26, 6, 28, 13, 14, 13 процентов. Как видим, основная доля поддержки направляется на ценовое регулирование. Население этих стран мирится с данной ситуацией, осознавая разрушительность последствий снижения цен для отечественного сельского хозяйства и страны в целом.

По данным английского журнала "Экономист", государственные субсидии составляют в стоимости сельскохозяйственной продукции (в среднем) в США - 30 процентов, Швеции - 59, Канаде - 41, Японии - 68, Австрии - 52, Норвегии - 77, Швейцарии - 80, Финляндии - 67 процентов. В среднем в Европе расходы на господдержку составляют 40 процентов себестоимости сельскохозяйственной продукции, а в расчете на 1 га пашни - в 60 раз больше, чем в России. Это главное условия их конкурентоспособности на мировом рынке.

В развитых странах министерство сельского хозяйства весьма уважаемый орган. Оно формирует аграрную и продовольственную политику. При руководителях этих государств имеются специальные помощники по сельскому хозяйству. Кстати, в советское время из четырех-пяти помощников у Генснека был один по сельскому хозяйству Наш Минсельхоз, по сути, отстранен от участия в выработке решений в аграрной сфере. При том, что он несет прямую ответственность за развитие сельских поселений. А это 97 процентов (с лесами) территорий, 35 процентов населения, образ жизни людей и т. д. В штатном расписании ни Президента страны, ни Правительства не нашлось места для помощника по сельскому хозяйству.

 Минфин постоянно урезает и без того до смешного мизерный аграрный бюджет. А.Кудрин объясняет это тем, что финансированием АПК теперь должны заниматься субъекты федерации. Следует сказать, что в цивилизованном мире финансирование сельского хозяйства из регионального бюджета запрещается, ибо это ведет к развалу единого продовольственного рынка страны, к разрушению рациональной специализации, сокращению межрегиональных связей, нарастанию экономической изоляции регионов. Страна только-только с большим трудом устранила   межрегиональные барьеры, когда руководители регионов запрещали вывозить продукцию за пределы  своих территорий, когда на границах устанавливались милицейские кордоны. И вот А. Кудрин снова хочет их возродить. И это в стране, где между богатыми  и депрессивными регионами существует экономическая пропасть, которая создает социальную угрозу.

Одной из особенностей сельского хозяйства, вынуждающей государство поддерживать эту отрасль, является низкая продолжительность использования техники в течение года. В силу этого сельское хозяйство в развитых странах является более капиталоемкой отраслью, имеет более высокий уровень ограниченного состава капитала при относительно низкой фондоотдаче. Например, в сельском хозяйстве США имеется 2,5 процента занятых и сосредоточено 14 процентов всех фондов. Вклад отрасли в ВВП на одного занятого ниже, чем в других отраслях. Занимая 2 процента ВВП страны, отрасль получает 3,7 процента поддержки из федерального бюджета, то есть на 1 процент ВВП поддержка составляет 1,85 процента. В России же поддержка сельского хозяйства из федерального бюджета составляет 0,6 процента, а доля отрасли в ВВП - 5,5 процента, то есть на 1 процент ВВП приходится 0,1 процента поддержки, или в 18,5 раза меньше, чем в США. Отсюда и производительность труда в нашем сельском хозяйства в 10-15 раз ниже. Развитые страны относятся к сельскому хозяйству не только как к отрасли, производящей продукты питания. Сельское хозяйство - это элемент особого жизненного уклада 39 млн граждан России. Экономика этой отрасли в решающей степени определяет условия жизни в сельской местности, является гарантом функционирования среды обитания, сохранения природной среды.

Политика поддержки отрасли состоит не только в субсидировании производства продовольствия (с помощью квот, высоких закупочных цен, щадящих кредитов и т. д.), но и в сохранении местности и природной среды, ландшафта, экологии, закрепления населения в исторических местах обитания, поддержании традиционного образа жизни. Наконец, это среда, где еще сохраняются в живом виде народные традиции, где жизнь вписана в исторически освоенный ландшафт, это хранилище основ духовности и нравственности.

Итак, российская деревня переживает сегодня один из самых трудных периодов в своей истории. За 16 лет реформ она не только не вышла на магистральный путь мирового развития, как обещали либеральные реформаторы, а загнана в глубокую трясину. Сельское хозяйство живет по условиям социально-экономического дарвинизма. Кризис аграрной экономики достиг такого размаха, когда его возрождение  становится все менее вероятным и возможным. «Не знаю общества, - говорил В.О.Ключевский, - которое терпеливее, не скажу - доверчивее, относилось к правительству, как не знаю правительства, которое так сорило бы терпением общества, точно казенными деньгами»[1]. Не заблудились ли мы в дремучих реформах, не пора ли посмотреть на пройденный путь, проанализировать содеянное, наметить новые ориентиры и определиться: куда и как нам дальше двигаться, какова должна быть аграрная политика, политика регулирования и поддержки аграрной сферы экономики.

Чтобы выбраться из системного кризиса, нужны умные, болеющие за интересы страны руководители, способные принимать правильные решения по восстановлению и развитию аграрной экономики. Найдутся ли в России руководители, которые как когда-то президент США Рузвельт, коренным образом изменят нынешнюю ситуацию на селе, примут соответствующую интересам крестьян аграрную политику, политику возрождения сельских территорий, оздоровления экономики отрасли, повышения жизненного уровня забытых богом и правительством крестьян?

Хочется надеяться, что и в России будут руководители, болеющие за крестьян, за наше село, что и у нашего сельского хозяйства появится шанс для восстановления и развития.



´ Российская Федерация сегодня . 2007,-№7

[1](В.О.Ключевский, М. «Мысль» 1989 т. IX, с. 430

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта