Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Вложения и отдача регионов. : Правда, 1988 г., 6 декабря.

В последнее время в агропромышленной сфере происходят большие преобразования. Создаются объединения, кооперативы, арендные и семейные коллективы, в которых; эффективность использования ресурсов.

И все же хозяйственный механизм нужных оборотов пока не набрал. Нет еще полного хозрасчета и самофинансирования. В том числе областей, республик, министерств и ведомств. Отсутствие четких экономических отношений между страной и регионами приводит ко многим негативным последствиям. Попросту говоря, к иждивенчеству, местничеству, стремлению больше урвать у государства им поменьше дать ему.

Сложилась огромная дифференциация в материально-техническом обеспечении, социальном переустройстве села, ассигнованиях из бюджета. Вот примеры. Фондовооруженность одного работника в 1986 году составляла в целом по СССР 12,4 тысячи рублей. В Московской области - 25,1 тысячи, в Белорусской ССР12,9 тысячи, в прибалтийских республиках - 25-29 тысяч. Фондообеспеченноть соответственно 53 тысячи, 326,6 тысячи, 158,4 и 200-210 тысяч рублей. Столь же велик разрыв и в обеспечении комбикормами, в мелиорации. Если в Орловской области мелиорируемая площадь занимает меньше трех процентов пашни, в Рязанской - окало четырех, то в Латвийской ССР- 65,8 и Литовской - свыше семидесяти процентов.

Выбив у государства больше ресурсов, на местах не всегда заботятся об их эффективном использовании, экономии сырья, материалов, топлива. В республиках копируется общесоюзная схема управления. Например, в Эстонской ССР было создано плодоовощное министерство для того, чтобы руководить шестнадцатью хозяйствами. Почему же не проявить такую щедрость, если средства на содержание аппарата поступали из госбюджета?

Затратная психология приводила к тому, что местные органы стремились строить предприятия-гиганты. Постоянно не укладывались в отпущенные лимиты капитальных вложений. Отчетов за это никто не требовал. Да и оценивается хозяйственная деятельность по валовым показателям. Не сопоставляются затраты и результаты, не принимаются во внимание объемы получаемых регионом средств, не учитывается, какой ценой получены тут хлеб или мясо, какая в них доля за счет поставок из госресурсов.

Словом между вложениями, на которые работает вся страна, и отдачей в регионе отсутствует какая-либо четкая экономическая взаимосвязь. Безотчетность и плодит иждивенчество, местничество, ведет к снижению отдачи вложений, производственного потенциала АПК.

Вернемся хотя бы к мелиорации. Государство ежегодно выделяет на нее десять миллиардов рублей. Однако обновленные угодья используются плохо, большие их массивы списываются. Так, с 1971 по 1986 год сдано 24.4 миллиона гектаров орошаемых и осушенных земель, а возделываемая площадь возросла лишь на 14,9 миллиона гектаров. То есть около 40% введенных площадей либо списано, либо не эксплуатируется. Так же с. минеральными удобрениями. Фактическая окупаемость последних составляет лишь 75% от нормативной.

Одна из причин такого отношения к ресурсам - безвозмездное финансирование мелиоративных и других работ. Из бюджета оплачивается почти половина стоимости удобрений, столько же трактора, комбайна. Общая сумма дотаций удобрений и техники в прошлом году составила около шести миллиардов рублей,

Разный уровень поступлений ресурсов, да еще по дешевым дотационным ценам, приводит к большим колебаниям в производстве продукции на сто гектаров земли, к различиям в социальных условиях, производительности труда и его оплате. Белоруссия получает на сто гектаров 133,2 тысячи рублей валовой продукции. Нечерноземья - лишь 70,4 тысячи рублей. Выходит, одни работают лучше, другие хуже. Всегда ли только в этом дело? Известно, что продуктивность осушенных земель превышает старопахотные более чем на треть. Стало быть, к примеру, литовская пашня только из-за различного уровня мелиорации более чем на двадцать процентов продуктивнее полей Российского Нечерноземья.

Еще большее влияние оказывает химизация. По расчетам специалистов, нормативная оплата центнера минеральных удобрений в действующем веществе составляет 6,6 центнера зерна. Белорусская ССР, прибалтийские республики, Московская область получают минеральных удобрений в расчете на гектар на 120-180 килограммов действующего вещества больше, чем Орловская, Рязанская, Смоленская области. Стало быть, в первой группе регионов при прочих равных условиях урожайность зерновых должна быть на 8-12 центнеров выше, чем во второй.

Живой труд эффективнее там, где он лучше оснащен. Один промышленный рабочий дает продукции за год пример­но на десять тысяч рублей. В Московской области, Прибалтийских республиках фондовооруженность труда составляет 25-30 тысяч рублей, а в Рязанской и Орловской областях - примерно 15тысяч. Значит, в первом случае каждому земледельцу помогают три таких рабочих, тогда как во втором - только 1,5. Так что, если сравнивать уровни производительности труда без этих факторов, можно сильно исказить действительную картину.

Но вот что настораживает. Когда знакомишься с производительностью труда, себестоимостью, тут уж нет столь разительных контрастов. В расчете на среднегодового работника получено валовой продукции: в Белорусской ССР - 8,9 тысячи рублей, в Литовской - 0,8, Латвийской - 11, 7, Нечерноземной зоне РСФСР - 8,4 тысячи рублей. Но если бы хозяйства этих регионов сами производили то огромное количество концентрированных кормов, которые берут из госресурсов, им потребовалось бы затратить многие миллионы человеко-часов живого труда.

Чтобы экономические показатели были более объективными, представляется целесообразном изменить подходы исчислению производительности труда, фондоотдачи, к анализу эффективности использования ресурсов. Может быть, рассматривать производительность труда как отношение чистой продукции (национального дохода) к числу Занятых у нас же все еще хозяйничает "вал".

Особенно много толкований вызывает самообеспечение региона продовольствием. Сегодня устанавливаются твердые на пятилетку планы поставок продукции в союзные и республиканские фонды. Все полученное сверх этого остается для внутреннего потребления. Введен своего рода продналог.

Люди начинают с пристрастием следить за изменениями на прилавках не только своих магазинов, но и соседей. В некоторых регионах заметно улучшается местное снабжение, Но сказать, что здесь все доведено до логического конца, нельзя.

 Нет нормативов, устанавливающих четкие зависимости между объемами продажи в общесоюзный фонд и поставки из госрэсурсов. Стало быть, сохраняется стремление дать стране поменьше и "вырвать" у нее средств побольше. Далеко не пропорционален удельный вес централизованной продукции в общем ее объеме. В республиках, где большие площади технических культур, уровень централизации произведенной продукции составляет свыше пятидесяти процентов. А в то же время в Белоруссии - 20, в Латвии - 21,5, на Украине - 19,3 процента. Столь же значительны колебания потребления мяса, молока. Отсюда стихийное перераспределение продовольствия, мясопродуктовые поезда и даже авиарейсы.

Таким образом, самообеспечение регионов, в том смысле как его понимают некоторые руководители на местах, приводит к тому, что среднеазиатские республики, например, не хотят заниматься в больших количествах хлопком. Другие отказываются от сахарной свеклы, масличных, льна. Ибо они, как правило, полностью централизуются и не оказывают влияния на улучшение, местного снабжения продовольствием.

Все это может плохо сказаться на специализации, социалистическом разделении труда, лучшем использовании биоклиматического потенциала страны. Взаимоотношения государства с регионами должны строиться как между равными партнерами через куплю-продажу, с широким развитием товарно-денежных отношений, введением стимулирующих нормативов, других экономических инструментов.

Не всегда закупочные и розничные цены соответствуют общественно-необходимым затратам. Тут можно использовать международные цены. Скажем, в сентябре этого года цена 1 т. зерна в инвалюте с учетом стоимости фрахта была 130-150 рублей, говядины - 970 рублей, свинины - 650 рублей,  масла сливочного - 1,150 рублей. За одну и ту же сумму государство может купить либо 6,9 тонны зерна, либо тонну говядины, либо 1,5 тонны свинины.

Как сегодня складываются взаимоотношения общества с регионами? Государство закупает в колхозах, совхозах, а также за рубежом зерно и выделяет его республике, области. В частности, Эстонии поставляется ежегодно 1,2-1,3 миллиона тонн концкормов. В существующих международных ценах это 130 млн. рублей. На такую сумму можно купить за рубежом около 190 тысяч тонн говядины или 280 тысяч тонн свинины. А сколько мяса дает стране Эстония? Всего 69 тысяч тонн. Зачем же эти перевалки, расходы на транспорт?

Может, было бы лучше закупать за рубежом не зерно для скота, а непосредственно - мясо? Тогда избежали бы ливших трудозатрат.

Все это говорит о тон, что надо совершенствовать механизм распределения материальных благ, изменять затратную психологию, переходить на полный хозрасчет и самофинансирование областей и республик. Государство из благотворительного общества должно стать рачительным - хозяином. Пока этого сказать нельзя. При огромном дефиците мяса оно покупает его у колхозов и совхозов по одной цене, а продает в два-три раза дешевле. На дотации расходуются десятки миллиардов рублей. Причем население одних регионов получает их в полтора-два раза больше, чем других. Например, дотация мясной и молочной продук­ции в расчете на душу населения в целом по стране - 115,8 рубля, на городского жителя - 176,8 рубля. Соответственно в Белоруссии - 182,1 и 286,3 рубля, в РСФСР - 126,6 и 178,7 в Литовской ССР - 247,8 и 375,4 рубля.

Перевод областей республик на хозрасчет и самофинансирование - дело думается, реальное. Хозрасчет повысит ответственность за ресурсы, которые ранее использовались бесконтрольно, развяжет инициативу местных органов, придаст им большую самостоятельность.

Высказываемые в этой связи предложения вписываются в общую концепцию радикальной экономической реформы. Однако вопрос этот не простой. И подходить к нему надо взвешенно, всесторонне. Модель регионального хозрасчета следует разрабатывать общими усилиями центра и мает. Тут мало сформировать его видение только с позиции того или иного региона. Словом, для перевода региона на хозрасчет нужны общие законодательные основания. Только в этом случае он будет опираться на единую систему расчетов, создавать равные для всех республик условия и возможности.

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта