Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Российская модель земельной реформы - доклад на конференции ВНИЭТУСХ.

За годы реформ в России произошли значительные структурные изменения в формах земельной собственности, землевладения и землепользования. В собственность сельских товаропроизводителей передано бесплатно около 200 млн. га угодий. Миллионы граждан получили земельные участки под сады, огороды, жилищное строительство. Возросла самостоятельность товаропроизводителей, не стало диктата со стороны центральных органов. Все это - положительные моменты реформы.

К сожалению, эти скромные результаты кажутся нашим реформаторам чем-то недосягаемым по смелости и широте размаха. Оно и понятно: «Чем ночь темней, тем звезды ярче». А идеологический небосклон сегодня настолько черен, что даже мелкие звезды загораются блеском крупных светил.

Поскольку анализ результатов реформы отсутствует, а социологический смысл ее остается неопределенным, реформой завладел политический идеализм, который мешает установлению правильного взгляда на это событие своими неудержимыми восторгами.

А положение в сельском хозяйстве действительно стало катастрофическим. Причел самые острые, самые трудные и противоречивые проблемы сфокусированы не на обвальной спаде производства, a на земельной политике.

С ростом числа собственников (их сегодня более 40 млн.) увеличилось количество участников земельных отношений. Расширились правовые действия, совершаемые в отношении земельных участков. Появилась настоятельная необходимость решения таких вопросов как формы собственности и хозяйствования, рынка земли, цены земли, аренда земли, платы за землю, залога земли, налога на землю. Возникли новые проблемы в системе управления земельными ресурсами: разграничения федеральной и муниципальной собственности, аккумулирования средств, поступающих от продажи земли и ее аренды по субъектам федерации, охраны земель, восстановления их плодородия и рационального использования. В результате существенно возросло значение земельных отношений, законодательной и нормативной базы, правового экономического и организационного механизма их регулирования, научного обеспечения.

Центральный вопрос земельной политики - вопрос, о правах собственности на землю. Не одно столетие он волнует умы россиян. В дискуссию вовлекались представители разных слоевобщества. В прошлом веке - это Чернышевский и Вернадский, Герцен и Энгельгардт, Толстой и Столыпин, Плеханов и многие другие.

Сторонники общинной реформы владения землей утверждали, что на ней покоится быт народный, что русская община не договорная, а бытовая, не контракт, не сделка, а проявление народной мысли, народного духа. Энгельгардт, например, в "Письмах из деревни" писал: « ...артель - не кабинетная выдумка, а творение народное. Народ путем длительного отбора создал эффективную форму соединения личных способностей и общего дела".

Противники общины говорили, что она - устройство правительственное, что общинная земельная собственность или общинное землепользование - только остатки кочевого состояния племен, когда нет побуждений для личной заинтересованности. Вернадский верил в творческую силу личной самодеятельности и видел в общине величайшую помеху для ее проявления. Он говорил, что только то владение дает полезное направление труда, где человек пользуется оным отдельно и работает на себя, общинное же владение порождает тунеядцев и мироедов.

Сегодня жаркие дискуссии о формах собственности вспыхнули с новой силой.

Одни утверждают, что идея артельного интереса, коллективной ответственности противоречит свободе и правам личности, ибо демократично, мол, только то, что зиждется на частной собственности.

Другие высказывают мысль, что право на землю может приобретаться не через акт купли-продажи, как формы отчуждения земельной собственности, а в форме получения права на землю, как на объект хозяйствования (аренда). Причем такой акцент не исключает возможность земельного рынка, но не собственности, а хозяйствования.

Надо быть о реалистами. За счет смены формы собственности и хозяйствования невозможно стабилизировать производство и повысить эффективность аграрной сферы экономики. Та или иная система землевладения и землепользования не может сала по себе определить весь хозяйственный облик страны. Ее влияние на успехи сельского хозяйства ничтожно по сравнению с влиянием множества условий нашей общественной жизни. Ход экономического развития - очень сложный процесс, находящийся в зависимости от комплекса факторов.

Предугадывая ход развития земельных отношений, Чернышевский исходил из сформулированной Гегелем и Шеллингом системы движения процесса развития, суть которой в том, что высшая ступень развития сходна с началом, от которого это развитие отправляется. Процесс экономической эволюции, начавшийся с общинной формы бытия, должен вернуться к первоначальной форме, но только с учетом развившихся производительных сил.

Что можно сказать сегодня, спустя более 100 лет после высказывания Чернышевского? Да, частная собственность на землю в большинстве стран мира сохраняется. Но в полном смысле слова она была присуща лишь феодализму и начальной стадии капитализма, когда землевладельцы были наделены полнотой прав всех трех функций собственности - владения, пользования, распоряжения.

Сегодня земельные отношения на Западе жестко регулируются. Во многих странах права собственника на землю ограничиваются обязательствами использования собственности в общественных интересах. Такие обязательства проявляются в совокупности правовых норм, регулирующих сделки, связанные с земельными участками, порядок их заселения, требования и запреты в области агротехники, меры по содержанию и уходу за земельными участками.

Аграрное право ФРГ, например, не позволяет дробить крестьянские хозяйства и земельные участки при наследовании и других сменах владельца. Пресекается использование сельхозугодий не по назначению или их непродуктивное использование. Осуществляется государственный контроль за сделками, связанные с отчуждением, куплей и продажей земельных участков. Преимущественное право покупки представлено тем, кто живет и работает на земле. Такое право ставит заслон так называемому нездоровому перераспределению земли, т.е. продаже ее лицам, не занимающимся фермерским трудом.

Законом ФРГ четко разграничиваются понятие "землевладение" и "собственность на землю". Под владением понимается "практическая власть" лица над земельные участком. Различают "непосредственных" или "фактических" владельцев землей, т.е. арендаторов, залогодержателей и "косвенных", т.е. арендодателей. Собственник земли может сам осуществлять фактическое владение, и этом случае он определяется как "владелец на правах собственника", в отличие от "фактического владельца" чужого имущества.

Согласно ст. 540 Гражданского Кодекса Франции, права арендатора в сфере земельных отношений так широки, а права собственника так ограничены, что от абсолютного права ничто не остается.

К сожалению, модель Российской земельной реформы в вопросах собственности ориентируется на устаревшие конструкции. Создается впечатление, что наши структуры власти изучили рыночные отношения по литературе начала века. Но от того рынка на Запасе уже ничего не осталось. Он коренным образом изменится. В зарубежном законодательстве произошел пересмотр концепции земельного собственника. Пределы его юридической власти резко сократились. Земельные отношения все теснее связываются с задачей служения общественным интересам. Абсолютным остается право собственности на продукты труда, но ни одна западная рыночная экономика не признает сегодня такого же права в отношении земли.

В мировой практике земельные участки, как объект хозяйствования, сегодня привлекают крестьян больше, чем как объект собственности. Принцип ограничения государством прав частного собственника земли в пользу общества, арендатора, любого того, кто ее обрабатывает, разумен и снимает социальное напряжение в обществе. Не взрывая глубинных основ экономического строя, аренда постепенно формирует искомого "хозяина", т.е. эффективно хозяйствующего субъекта и собственника созданного продукта. Подтверждением этого служит высокая доля именно арендованной земли. Например, в СШ/, она занимает около 70%, в старых землях ФРГ - 48%, в новых - 80%.

В последнее время земельные отношения на Западе все больше ориентируются на стимулирование и поддержку арендаторов. Им предоставляется ряд явных преимуществ, как хозяйствующим субъектам перед собственниками земли, увеличивается срок аренды, что позволяет возместить произведенные в землю затраты. Получение земли как в собственность, так и в аренду одинаково оговорено целым рядом условий.

В ФРГ, например, для приобретения и продажи сельскохозяйственных угодий требуется разрешение уполномоченных законодательных органов. Сам факт купли-продажи рассматривается как "нездоровое перераспределение земли". Во многих странах законы предусматривают использование сельскохозяйственных земель строго по целевому назначению, наличие у претендента на аренду хорошего здоровья, необходимой квалификации, работоспособного возраста, капитала для ведения хозяйства. Оговариваются природоохранные условия.

В Австралии земельная аренда предоставляется только фермерам.

В отношении сделок с куплей земли требования еще жестче. Государства, не отменяя частную собственность на землю берут на себя все больше контрольных функций за ее использованием и распоряжением, постоянно изыскивают возможности в рамка; различных программ оказывать финансовую, организационную и политическую поддержку своим крестьянам. В ФРГ принят закон об адаптации сельского хозяйства ГДР к рыночным условиям.

К сожалению, наши реформаторы в вопросе о правах собственности на землю занимают позицию, подчас противоречащую интересам крестьян. Они вероятно, исходя из высказывания Столыпина: «Народ темен, пользы своей не разумеет, а потому следует улучшать его быт, не спрашивая его о том мнения» Для кого только осуществляются такие реформы?

Непостоянство в подходах к решению этого архиважного вопроса усугубляет и без того тяжелое положение в аграрном секторе экономики. Так, господин Ельцин Б.Н., после избрания его президентом России сказал, что "мать не продают", выразив тем самым первозданный инстинкт, близкий сердцам русских крестьян. Однако спустя некоторое время под влиянием новых обстоятельств переключился на концепцию «приватизации земли».

В условиях, когда страна находится на перепутье, а следовательно, в брожении, нельзя допускать таких шараханий, принимать скоропалительные решения по центральному вопросу земельной политики. Сегодня каждый законопроект, каждая отдельная его черта, каждая особенность может чувствительно отозваться на характере будущего законодательства, на благе России.

Можно смело сказать, что от решения вопроса о земле зависит судьба нации. У России появился исторический шанс. Либо она повторит прошлые ошибки (и не только собственные), либо выберет такую модель, с помощью которой двинется по пути прогресса. Результат зависит от того, как она сумеет решить сегодняшние проблемы.

Земля - ресурс особого рода. Контроль над ней является важнейшим шагом к власти. Именно в земельной политике Россия может выбрать свой пути, который сыграет прогрессивную роль в развитии общества. Главное здесь - собственность на землю, формирование структуры налогообложения, управление землей. Для этого необходимо, чтобы проводимая земельная политика была подчинена решению задачи не столько смене форм земельной собственности, сколько формирование, комплекса факторов, обеспечивающих рост сельскохозяйственного производства и повышению его эффективности. Переход к смешанной экономике, к новый формам собственности - лишь одно из условий, причем, не всюду и не всегда обязательное. Поэтому правильнее говорить о формировании "хозяев" земли. Понимая их как эффективно действующих субъектов, но не как субъектов института частной собственности. С тем, что Земля должна иметь хозяина, согласны все: и те, кто голосует та частное землевладение, и те, кто против него. Мнения расходятся лишь в отношении способа и путей формирования таких «хозяев», т.е. эффективно хозяйствующих субъектов аграрного рынка.

Логику тех, к го, защищая частную собственность на землю, опирается на успехи фермерской аграрной экономики США и Западной Европы. Можно оценить высказыванием Г.В. Плеханова, который предостерегал от алогизмов, ибо если люди развертывают зонтики, когда идет дождь, то из этого еще не следует, что дождь может быть вызван развертыванием зонтиков. И если фермерские хозяйства Запада в целом работали эффективней колхозов и совхозов, то это отнюдь не значит, что этот успех вызван частной формой хозяйствования.

Этот вывод подтверждается и тем, что буйная деколлективизация после распада СЭВ в ряде восточных и европейских стран сменилась более осторожном подходом к трансформации ферм земельной собственности. Даже в бывшей ГДР, где частные хозяйства получают солидную государственную поддержку, их земли занимают только 15%, а в производстве продукции ведущее место по-прежнему пренадлежит коллективным формам хозяйствования, которые основываются на новых внутриколлективных отношениях. В отличие от России, целью аграрной политики правительства ФРГ в пяти восточных землях является не зашоренность частнособственнической идеологией, а «формирование высокопроизводительного сельскохозяйственного производства, характеризующегося разносторонней структурой и соответствующего требованиям охраны окружающей среды, конкурентоспособного на западно-европейском рынке». При этом учитываются исторические реалии и волеизъявление крестьян новых федеральных земель. Утверждение, что частная земельная собственность - единственное исходное условие аграрного прогресса, оказывается оно ложным.

Прав А.Я. Чаянов, который писал, что нет единой земельной программы с одной самой правильной формой собственности и организацией обработки земли. Наибольший хозяйственный эффект на селе достигается через социально-экономическое разнообразие.

Поэтому нам сегодня необходимо искать пути качественной эволюции коллективных сельскохозяйственных предприятий, колхозов и совхозов, совершенствуя внутрихозяйственные отношения, трезво учитывая как отечественную историческую практику, так и зарубежный опыт. Однако, вместо этого наших крестьян ориентируют только на смену формы собственности, как главную цель аграрных экономических преобразований.

Между тем условием российской модели земельной реформы должна быть связь аграрных преобразований не столько с физическим перераспределением земли, сколько с перераспределением ее рентной стоимости. Именно обобществление земельной ренты ведет к качественно новому виду общества. Земельная рента, земельный налог могут стать надежный и справедливым источником государственного финансирования.

В ряде западных стран в структуре налогообложения существенно повышается доля налога на землю. В Австралии, например, его доля в доходах местных советов занимает 45%. В России доля средств, поступающих от налога на землю, составляет менее 1%. Преимущественная часть - это налоги на трудовые доходы, имущество, прибыль, продукцию, которые отнюдь не стимулирую производственную и коммерческую инициативу.

Многие западные ученые, выражая концепцию стимулирующего налога, опираются на положение, согласно которого "Никакие налоги не должны взиматься с того, что люди производят: ни прямо - через труд, ни косвенно - через капитал, который они получают за счет сбережения своих доходов". Наиболее простая и понятная система не требующая большого фискального аппарата, основана на налоге на землю, как объекте недвижимом и поэтому более рациональном и устойчивом источнике государственных до ходов. Отсюда целесообразно тяжесть налогового пресса постепенно переносить на обложение налогом земельной ренты, имея в виду последовательно перейти затем на единый земельный налог. Налог на землю, ко всему прочему, активно стимулирует рациональное использование земельных ресурсов, если посилен для основной мессы землепользователей, обеспечивает возможность расширенного воспроизводства.

Использование земельной ренты в качестве источника государственного дохода справедливо и естественно, так как в данном случае: поощряется личная инициатива; предупреждаются спекуляция землей, изъятие ее из продуктивного использования, рост социального неравенства, деформация экономики; возникают препятствия к изъятию из продуктивного использования за счет «расползания» городов.

Однако, несмотря на явные преимущества, земельная рента в большинстве стран, тем не менее, не используется качестве основного источника государственных доходов. Общества, достигнув высокой степени благосостояния, не склонны к радикальным переменам, предпочитая совершенствовать уже существующую модель. Тем более, что в демократической среде согласно согласия на изменения формируются медленно, в ходе понимания необходимости и поддержки перемен. Но главное препятствие - политическое влияние землевладельцев, желающих сохранить существующее положение.

Россия, осуществляйся аграрные реформы, имеет возможность извлечь урок из практики зарубежных стран. У нас есть пока возможность дать гражданам и их коллективам право получить землю в свое исключительное пользование при условии выплаты ежегодной ренты за это право. Такое направление земельной реформы может рассматриваться как прогрессивное расширение гражданских прав и как средство получения государственных доходов.

Значительное место в проблеме земельных отношений занимают вопросы управления земельными ресурсами. Предстоит выработать критерии отнесения земель к статусу федеральных; определить городок передачи земель субъектам федерации, муниципальным органам, предприятиям и гражданам; разработать механизм регулирования арендных отношений, платности землепользования, регистрации прав на землю организации и ведения земельного учета, контроля за использованием и охраной земель, стимулирования владельцев, улучшающих плодородие земель.

Обобщая сказанное, можно сделать следующие выводы:

1. Зарубежное законодательство меняется в сторону ограничения прав собственника земли и расширения прав земельных пользователей. Земля включается в рыночный механизм через аренду.

2. Земля все больше начинает рассматриваться как объект хозяйствования. А потому проблему землевладения нужно решать преимущественно не в сфере земельной собственности, а в сфере прав на способы и результаты ее использования. Рассмотрение двойственности земли (объектов собственности и хозяйствования) может значительно ослабить напряжение, существующее между сторонниками и противниками приоритетов разных форм землепользования.

3. Земельную реформу нельзя сводить только к смене форм собственности, к перераспределению земли, насильственному насаждению частной земелькой собственности. Скоропалительные изменения земельных отношений вредны. Нужно учитывать, что крестьянин консервативен вообще, а в своих отношениях к земле - в особенности. Недопустимы какие-либо принуждения, насилие над свободной волей крестьянина в деле устройства его судьбы.

4. Решение земельного вопроса должно идти от крестьянина. Какие бы решения на правительственной уровне не принимались, он воспримет только те формы реорганизации, которые отвечают его внутренним устремлениям. Следовательно, реформа должна проводиться снизу, а не внедряться насильственно сверху.

Пробуксовка наших реформ в значительной степени объясняется тем, что ее архитекторы исходят из своих сугубо ошибочных стародавних представлений о нынешнем крестьянстве, как массе темной, пользы своей не разумеющей, а потому способной быть только слепо ведомой, но не сознательно ведущей.

          5. Во многих странах мира цель реформ - способствовать экономическому развитию страны, аграрной сферы, повышать жизненный уровень трудящихся,  раскрепощать их творческий потенциал. У нас, к сожалению, ею стал быстрейший переход к капиталистической, системе хозяйствования.

          6. История сняла вопрос об исключительности какой-либо одной формы собственности. Реальностям жизни отвечает "теория ниш", в соответствии с которой каждая из них в ходе исторического развития находит то место, где она оказывается более эффективной. И раз уж в России законодательно признана смешенная экономика, то нет надобности делить крестьян на красных, и белых, радикалов и консерваторов.

7. Земельная рента, должна принадлежать обществу и стать основным источником дохода для общества. Это обеспечит каждому гражданину равную долю преимуществ, получаемых от земли.

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта