Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

«Черная дыра» или клондайк? : Правда, 1994, 3 сентября.

                                                        Российская деревня: достижение на фоне спада.

Россия мучительно трудно обретает новое лицо. Спад производства, снижение спроса на отечественную продукцию и экспансия залежалой из-за рубежа положили на лопатки собственных товаропроизводителей. Прежде всего, сельских. На общем мрачном фонде выгодно выделяется Орловская область. Здесь стабильно высокие урожаи зерновых: 25 ц, а в некоторых районах - сорок и более центнеров с гектара. Устойчиво развиваются и другие отрасли.

Орловщина - типичный район российского земледелия. В целом же центральный регион располагает почти пятьюдесятью миллионами гектаров угодий - более четверти всех наших полей. Отсюда получаем свыше трети валовой сельхозпродукции. С распадом Союза этому региону суждено стать главным кормильцем державы. Но пока лишь немногие из расположенных тут областей, в их числе и Орловская, справляются с такой задачей. Область стала своеобразным полигоном, где проверяются методы интенсификации производства, различные варианты управления, кредитно-финансовой системы, формы собственности.

Что дал эксперимент и скоро ли его результаты скажутся на состоянии аграрного сектора страны? Об этом размышляют в беседе с корреспондентом "Правды" Александром Платошкиным глава администрации Орловской области Егор Строев и директор Всероссийского НИИ экономики, труда и управления в сельском хозяйстве, академик РАСХН Владимир Милосердов.

 - Егор Семенович, страна переживает тяжелейший кризис. В бедственном положении деревня. Говорят, это неизбежная плата за реформы.

Е.C.: Реформы, конечно же нужны. Другое дело, как проводить. Вся китайцы за последнее десятилетие перестроили всю экономику, в два- три раза увеличили выпуск продовольствия. Прежде чем освоить то или иное новшество "обкатывают" его в отдельных провинциях, кооперативах, и не важно какой это опыт: социалистический, капиталистический. Была бы польза. У нас же любой эксперимент норовят осуществить сразу "во всероссийском масштабе". На случай неудачи готов ответ: за реформы надо платить.

В.М.: Китайцы не платят, немцы в послевоенные годы тоже не платили, уровень жизни там шел по восходящей. И Чехословакия не платит. Инфляция была примерно 100-300 процентов.

Некоторые экономисты предлагают АПК отказаться от производства недефицитных товаров. Я задаю себе вопрос: какая сельхозпродукция нам не нужна? Быстрее всего сокращается производство мяса, молока, яиц. Разве они в избытке, на рынках дешевизна? Вот мы и хотим вместе с орловчанами доказать: есть более надежные, безболезненные выходы из экономического тупика.

 - Почему, Владимир Васильевич, правительство, институт ваш обратили взор на эту область, а не на Московскую, к примеру, или Владимирскую?

В.М.: Степень готовности к эксперименту была тут выше, совершенствованием форм собственности, решением социальных задач Егор Семенович Строев и его единомышленники занялись еще лет десять назад. К девяностому году тут уже сформировались, встали на ноги арендные, подрядные коллективы, фермерские хозяйства.

Е.С.: Областная администрация подписала с институтом договор о творческом содружестве. Вместе пытаемся избавить производителя от грабежа и насилия всевозможных посредников, смежников. При областном сельхозуправлении создана маркетинговая служба. Она ищет рынки сбыта, определяет потребности предприятия в товарах, услугах.

Окрепли прямые связи с потребителями. Например, с Москвой. Езды от нее до Орла - пять часов по хорошей автостраде. Транспортные расходы окупаются. У нас стоимость потребительской корзины вдвое - втрое дешевле, чем в столице, и на сегодня, кстати, самая низкая в стране. Торгуем с северными районам»! России, со Словакией,- другими государствами.

- Сердцевина всех аграрных преобразований - земля, формы собственности. Каковы тут ваши подходы?

Е.С.: Земля - сфера обитания человека, его колыбель, кормилица. И принадлежать должна обществу. Так во всем цивилизованном мире...

В.М.: В Соединенных Штатах к 1990 году около семидесяти процентов угодий было у арендаторов. Кстати, и законодательство на Западе последнее время резко меняется в их пользу, активнее защищает их права.

-  В России, говорят, свои особенности. Такие подходы не годятся...

В.М.: У нас и частная собственность "не шла". В том же Китае земля принадлежит кооперативам, деревенским комитетам. Они сдают ее в обработку. Результаты выше приводились. У кого китайцы взяли этот опыт? У Гонконга, у Тайваня, у Южной Кореи. В Израиле тоже земля государственная, и работают на ней кооперативы.

Е.С.: Мы не собираемся оставлять все как было. Собственность поделили на паи. Хочешь в фермеры - на здоровье! Они не антагонисты общественному производству. Наоборот способны его дополнять, подкреплять.

В.М.: В свое время реформаторы заявляли: поднимем АПК только за счет смены форм собственности. И ни слова о вложениях, материально-технической базе. Время показало: этот наскок провалился. Разорились, обанкротились и крупные хозяйства, и фермерские.

Е.С.: Могу пример привести. У нас в Троснянском районе работает первый фермер Советского Союза Леонид Петрович Пешехонов. С двумя сыновьями, невестками. Первые - опытные специалисты, окончили сельхозакадемию им. Тимирязева. У них пятьсот гектаров земли, на которой выращивают клевер, красный и белый, костер. Ферма так и называется - "Костер". Теперь, при высоких сборах семян трав, сахарной свеклы, пшеницы и ржи, они оказались в убытках.

В.М.: Сейчас новая затея; колхозы, совхозы порезать, как торт, землю - в частые руки. Опять без всяких обоснований, В той же Нижегородской области, где пошли по такому пути, что получается? Один приобрел трактор, другой - мастерскую, третий - сеялку. Растаскивают базу. У орловчан она не порушена, И фермеры, и кооперативы, во всяком случае, пока не создадут какую-то проектную базу, не обзаведутся собственным машинным парком, пользуются структурой хозяйств.

Е.С.: Иная область и свое-то население прокормить не может, а ее руководители высокопарно обещают мощный «прорыв» в сельском хозяйстве, Можно что угодно обещать... Впрочем, не хотел бы критиковать ничей опыт. Грусть пробуют. Лишь бы не навязывали свои подходы всем.

 - Многие хоть и называют себя людьми "новой волны", от старых методов отрешиться не могут. Почин - так повсеместный. Реформа - так за год, а то и за месяц. А условия уже не те. Прежде спустил директиву из центра - и пошло поехало. Теперь значительная часть собственности у частника. Им не покомандуешь.

Е.С.: По инерции и старые методы срабатывают. Другое дело, каков эффект Быстренько поделили землю - готов первый этап реформирования. С паями в колхозах, совхозах разобрались - вот вам второй этап. И неважно, что новые структуры существуют лишь на бумаге. В прошлом году за первый квартал разорилось двадцать процентов фермеров, во втором - тридцать, а в четвертом - свыше пятидесяти процентов.

- Поманили куском земли и ничего к нему не дали.

Е.С.:  Льготные кредиты - сначала восемь, потом двадцать процентов на обустройство, приобретение техники вдруг, задним числом, пересчитали под 213 процентов. И все фермерские, другие хозяйства разорились в одночасье. Государство до сих пор не рассчиталось с крестьянами за хлеб, мясо, молоко, проданные еще в прошлом году, задолжало многие миллиарды рублей. Не на что купить горючее, удобрения, запчасти, стройматериалы. Механизаторы, доярки месяцами не получают зарплаты. И в то же время государство требует налога с доходов от проданного урожая, штрафует за несвоевременные отчисления с зарплаты в пенсионный фонд. Это ли не издевательство?

В.М.: Реформаторы "первой волны", запустив пакет сырых указов и постановлений, не подкрепив их ресурсами и сделав ставку только на фермера, опорочили саму идею многообразия собственности, экономической свободы товаропроизводителя.

Е.С.: Мы под многоукладностью понимаем право на существование всех форм: коллективных, кооперативных, единоличных, акционерных, со смешанным капиталом, в том числе иностранным, и так далее. Арендные, подрядные, фермерские хозяйства создавали постепенно, под "крышей" крупных предприятий. Таким образом, в экономике сложилась своеобразная мозаика, появились и окрепли новые связи. Прежние аграрные структуры тоже постепенно видоизменялись.

Все же до конца "раскрепостить" экономику пока не удалось. Для этого требуется завершить земельную реформу, совершенствовать кредитно-финансовую систему, ускорить социальное обустройство села, обеспечить эквивалентность товарообмена с промышленностью.

В.М.: За три года по России совокупный индекс цен на сельхозпродукцию вырос в сто раз, а на промышленную, услуги - в четыреста с лишним раз. Чтобы приобрести трактор, комбайн, автомобиль, нужно продать зерна, молока или мяса впятеро - вдесятеро больше прежнего. Если б не было этих "ножниц", крестьяне дополнительно могли бы получить в ценах 1993 года не менее двадцати триллионов рублей. Тогда не потребовалось бы просить у государства кредиты.

- Пресса критикует аграрное лобби в правительстве. Идет мол, на поводу у крестьянства. А оно взвинчивает цены, получает сверхприбыли. Рентабельность зернового производства - триста процентов. Сельское хозяйство - "черная дыра", где бесследно исчезают государственные вложения.

В.М.: Во-первых, рентабельность была не триста, а 128 процентов. Во-вторых, урожай собирают лишь раз в год. Расходы на его выращивание приходится нести постоянно. Полученная от реализации зерна прибыль при галопирующей инфляции "съедается" месяца за полтора. К тому же с развалом государственной заготовительной системы к сельхозпроизводителям присосались всевозможные посредники. Им достается львиная доля доходов. Самим же крестьянам - лишь 20-25% стоимости проданной продукции.

И при этом смеют утверждать, что село бездонная бочка. Да какая же это бочка, "черная дыра", если, к примеру, не затрачивая ни копейки на производство мяса, молока, государство получает до пятидесяти процентов прибыли от их реализации?! Это же настоящий Клондайк!

На село взвинчивает цены, а перекупщик - с благоволения правительства. И не страна кормит бездельника-крестьянина. Совсем наоборот. Деревня вытащила на себе индустриализацию, Великую Отечественную войну. Теперь вот реформы взвалили на ее плечи.

- Трудно сейчас всей, но агропромышленный комплекс действительно оказался в наихудшем положении. Хотя дает он не только продовольствие, сырье для промышленности.. Село - хранитель национальных традиций, духовности, культуры, Испокон веков оно поставляло городу кадры, подпитывало интеллектуальный потенциал державы. Неужто все в прошлом?

Е.С.: Надеюсь, до этого не дойдет. Вы знаете, головная боль деревни последних лет - дефицит кадров. Как весна, осень - хоть в кабинет не заходи. Тревожные телеграммы, звонки с мест. Некому в поле работать. Сегодня ко мне как главе администрации никто не обратился с просьбой: прислать механизаторов на сев или уборку.

Стало больше свадеб. Молодые чаще остаются жить под родительским кровом. Оно и понятно, Содержать ферму, обрабатывать свою землю и приумножать доходы от пая в кооперативе - тут нужны совместные усилия родителей, детей, внуков. Появляются дома с мансардами, разнообразными надворными постройками, жилой площадью в 200 м.2 Село насыщается бытовой техникой, машинами и механизмами, облегчающими труд на подворье.

- Насколько знаю, у вас немало деревень-призраков. Дома, сады, колодцы, а людей нет. Многие теперь возвращаются. В том числе и соотечественники из бывших республик. Как их принимаете?

Е.С.: По меньшей мере, около 2,5 миллиона переселенцев осядет нынче в России. Мы решили соединить эти два минуса: вынужденную миграцию и пустующие села, чтобы в итоге получить плюс. У людей будет кров, работа на Родине предков. У земли - хозяин. Орловчане приняли уже 25 тысяч переселенцев. За прошлый год их приток возрос в 7,5 раза. Помогаем вновь прибывшим жильем, ссудами.

- Вы говорите о чувстве собственника, его благотворном влиянии на социальный уклад и в то же время поощряете коллективные предприятия.

Е. С: Тут нет противоречия. Артельность, соборность присущи крестьянству. Землевладение было общинным, все хозяйственные вопросы сельский сход решал. Но каждый самостоятельно распоряжался наделом; всем, что он дает. Можно возродить чувство собственника и в условиях крупного предприятия.

Взять совхоз "Масловский". Хронически был отсталым, на дотациях держался. Когда их отменили, совсем было пошел ко дну. Люди не захотели рушить хозяйство. Разделили собственность, ввели имущественные паи. Размер дивидендов каждого зависит от трудового участия. За год новоиспеченное акционерное общество почти утроило производство зерна: с 3,5 до 9,5 тысячи тонн. Везде сокращают поголовье скота, а тут увеличивают. Бывало коров доить некому. Нынче свободных вакансий тут нет.

"Масловский" выплачивает пособия по безработице, за свой счет переучивает селян другим профессиям. Для инвалидов, одиноких стариков строит Дом ветеранов. Жильцы, тут будут на бесплатном содержании. Взамен уступают АО свой пай.

- Что же, обходитесь только своими силами, без традиционной поддержки города?

Е.С.: Интеграция углубляется. Но без показухи и понуканий, на взаимовыгодной основе. Город помогает селу укрепить материально-техническую базу, развивать инфраструктуру. Взамен получает доброкачественные, недорогие продукты, прибыли от совместной деятельности, Например, совхоз "Тургеневский" кооперировался с подмосковным объединением "Люберецкие ковры" Последнее на свои средства построило тут дороги, фруктохранилище, осваивает переработку молока; мяса. Партнеры намерены открыть в Москве продовольственные магазины. Выручка от реализации продукции будет распределяться в соответствии с вложенными средствами. Крестьяне получили возможность приобретать акции Люберецкого комбината. Рабочие - акции совхоза.

Иными словами, начинается массовое слияние банковского, промышленного и аграрного капитала, а многоукладность становится реальностью.

В.М.: Хозяйства России, ее земледельческого центра могут дать столько дешевой, доброкачественной продукции, что ее с избытком хватит и своему народу, и для продажи за рубежом. Но нужны эффективная налоговая, кредитно-финансовая система, паритет цен. Если кто-либо думает, что строительство дорог, коммуникаций на селе - забота лишь крестьянства, он либо не сын Отечества, либо некомпетентный человек. Те же дороги нужны и городу, чтобы вывозить сырье, продукцию. Не говорю о садоводах, огородниках, дачниках.

Е.С.: Мы всю Европу снабжаем "голубым" топливом. Газопроводы рассекают земли области. Через Ливенский район проходит восемь ниток. Но местные жители этим горючим не пользуются. В той не Прибалтике за счет России очень высок уровень газификации. Что же это за отношение к собственному народу?

Раньше руководители хозяйств занижали планы продажи продукции. Теперь не знают, как сбыть. Крестьянин должен с весны знать, кому, в каких объемах продаст урожай. Нужно с планированием, квотированием поставок, с налогами разобраться. Будь ты хоть сто рал собственник, не выбьешься из нужды, если государство душит поборами. А нужен-то селу один налог - на землю.

- Правительство знает о вашем эксперименте?

Е.С.: Знает, в Орле состоялось совещание по проблемам агропромышленного комплекса России.

-        Егор Семенович, насколько эксперимент подвинул вас е реализации аграрной реформы? И каково тут соотношение потенциала экономического и духовного? Орловский мужик, если верить его землякам - классикам мировой литературы, - умен, трудолюбив, находчив и хитер ...

Е.С.: Думаю, эти качества остались, во многом предопределяют успех. Но нельзя построить образцовую экономическую модель в отдельно взятом регионе. Мы, к примеру, долго держали низкие цены на печеный хлеб, другие продукты первой необходимости. Это оказалось трудным делом. Постоянно растут цены на энергоносители, накладные расходы. Все же, несмотря на общий спад, хозяйства области получили неплохой урожай, сохранили приличные темпы развития животноводства. Три основных,  воодушевляющих фактора я назвал бы в заключение; обозначалась тенденция роста производства на предприятиях всех форм собственности, улучшилось отношение людей к делу, помолодело село.

Значит, восстанавливается связь поколений, крепнет крестьянский род. А это - жизнь!

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта