Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Государственное регулирование и поддержка сельского хозяйства

 

«Те, кто говорит о возраждении к свободному

рынку времен Смита, не правы настолько, что

их точка зрения может быть сочтена психиче-

                                                   ским отклонением клинического характера»

Дж.Голбрейт

Эволюция рыночных отношений

          В классическом труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 г.) А.Смит писал, что в экономике свободного рынка отдельные индивиды, руководствуясь собственными интересами, направляются как бы невидимой рукой, которая обеспечивает «естественную гармонию», устанавливаемую в экономике стихийно. По его мнению каждый индивид не намеревается содействовать общественным интересам, а руководствуясь эгоистическими побуждениями, преследует лишь свой интерес, свою личную выгоду и увеличивает тем самым «богатство нации».

          Пророк свободной конкуренции считал, что «Невидимая рука» - это объективный закон рыночного саморегулирования, а потому сделал вывод: «лучше всего не вмешиваться в действие рынка и оставить все как оно идет».

          Классического развития рыночный механизм достиг в эпоху домонополистического капитализма. Один из крупнейших экономистов ХХ века профессор Гарвардского университета говорил: «У нас определенный круг лиц, считающих себя учеными, которые относят непорочное зачатие капитализма к 1776 году, связывая это событие с именем Адами Смита; они утверждают, что с тех пор капитализм существует в неизменном виде. Я же, однако настаиваю на том, чтобы рассматривать капитализм - как строй, претерпевающий процесс постоянных преобразований...  Капитализм не выжил бы, если государство не сгладило бы его зазубренные края» («Капитализм, социализм, сосуществование». Дж.Генбрит, Станислав Меньшиков. с. 79-82).

          Экономические теории создаются не для всех времен и народов, а для определенного исторического периода, определенного этапа общественного развития конкретных производственных отношений. Каждая экономическая теория имеет  временные пределы, в которых ее положения, остаются востребованными. За 250 лет произошла существенная трансформация капиталистической системы. Созданы крупные предприятия, картели, возникли транснациональные корпорации, резко выросло влияние банков и финансовых организаций, появились надстрановые управленческие структуры. Согласно законам конкуренции и монополизации капитализм свободной конкуренции превратился в государственно-монополистический. Капитал принял форму финансового капитала.

          Смена периода капитализма свободной конкуренции на период господства монополий изменила характер и принципы функционирования рынка, лишила его функций единственного и всеобъемлющего регулятора пропорций общественного воспроизводства. Рост профсоюзов очень много сделал для уравнивания власти между нанимателями и трудящимися. Принят закон о социальном страховании. Капитализм перенял некоторые из лучших свойств социализма.

          Несостоятельность идей свободной конкуренции и невмешательство государства в экономическую жизнь стали очевидными. Государство вынуждено вмешиваться в хозяйственные дела, усиливать контроль и регулирование, осуществлять широкие функции во внешнеэкономической сфере. Власть все более используется для охраны общественных интересов и экономической системы в целом. Капитализм организуется, преодолевает архаическую конкуренцию и тем самым уменьшает собственную уязвимость по отношению к кризису; одновременно в силу этой своей организации капитализм начинает регулироваться государством, что приводит к преодолению анархии рынка. На место индивидуалистического капитализма свободной конкуренции во все большее число отраслей производства приходит организованный (государственно-монополитический) капитализм, который создает новый тип производственных отношений, превращая беспорядочную систему торгового капитализма в финансовую капиталистическую организацию. Многие теоретики называют это огосударствление капитализма.

          Тезис об ограничении конкуренции как факторе, преобразующем структуру системы, свидетельствует о том, что капитализм функционирует в соответствии со структурными принципами, которые стали иными по сравнению с его начальной конкурентной фазой (монопольная прибыль, монопольная цена, сращивание промышленного и банковского капитала, государственное вмешательство в экономику, создание системы социальной политики: социальное страхование, пособие по безработице, гарантирования от экономических превратностей зарплата). По мере роста политизации экономики сформировался новый элемент хозяйственного развития.

          Трансформация капитализма ускорилась в период мирового экономического кризиса 1929-1933 гг., известных как годы великой депрессии, поставивших под сомнение рыночные ценности. «Америка подверглась жесточайшему испытанию: хронический развал, паника, грабежи, анархия, национальная экономика распалась на тысячи феодальных экономик. Производство продолжало быстро свертываться. Научно-технический прогресс прекратился, наука влачит жалкое существование, наступила катастрофа, страна выглядит как после тяжелого похмелья»[1].

К счастью для США в это тяжелое время президентом страны стал великий человек - Рузвельт, который ставил национальные интересы страны гораздо выше личных. Еще в период предвыборной компании он обещал начать планирование сельского хозяйства, ввел мораторий на фермерскую задолженность. Конгресс утверждает аграрную программу, принимает законы о рефинансировании фермерской задолженности и восстановлении сельского хозяйства. В них предусматривалось обеспечение равновесия между производством и потреблением, устранение неэквивалентного обмена, ликвидация «ножниц цен». Рузвельт пообещал американскому народу новый курс, поставил человека в центре, точнее у основания пирамиды американской жизни. Эти тяжелые времена потребовали разработки планов, которые опирались бы на веру в забытого человека. Президент говорил, что в богатой Америке богатство распределено с ужасающей несправедливостью (как сегодня в России). Стремясь покончить с хаосом, государство стало вводить элементы планирования, налоги на богатство, за счет которых создавались рабочие места. Все это позволило не только смягчить «революционную ситуацию», но и значительно преобразовать фермерское хозяйство, способствовало росту производства продовольствия и повышению его эффективности. Государство стало вмешиваться во все сферы аграрной политики и экономики.

Новая администрация принимала чрезвычайные и энергичные меры, ломая сопротивление крупного бизнеса, который объявил Рузвельта коммунистом, посягнувшим на святая святых Америки - свободное предпринимательство и частную собственность. На самом же деле президент ставил задачу спасти капитализм от самоубийственного разгула и расточительства элиты, ее недальновидности, пренебрежения к нуждам миллионов бедных. Он говорил: «Человек должен жить в достатке, но без излишков». Благодаря энергичным мерам новой администрации, ломавшим всякое сопротивление со стороны большого бизнеса, кризис стал постепенно уменьшаться. Президент заставил бизнесменов отдать много денег на осуществление правительственных проектов. Сельскому хозяйству начали выдавать значительные субсидии, страна постепенно стала выходить из депрессии.

Без государственного регулирования никакой рынок не смог бы вывести экономику США из тупика. После этого многие ученые - экономисты пришли к выводы, что в период кризисов роль государства в регулировании экономики должны резко возрастать.

Кризис вынудил изменить взгляды многих теоретиков рыночной экономики. «Мы не можем пренебрегать планированием, потому что перед нами стоят глобальные проблемы, которые требуют координированного подхода к своему решению...  Поэтому категорически необходимо, чтобы все общество научилось смотреть в будущее»[2].

Высокие темпы экономического роста в Советском Союзе в предвоенные годы привели к большой популярности идей планового ведения хозяйства во многих капиталистических странах. Например, авторы вышедшего в Индии сборника по проблемам планирования писали, что молодые страны могут догнать более передовые нации только путем объединения своих усилий на основе плана.

Отдельные буржуазные ученые, объясняя стремительный прогресс, достигнутый в те годы в СССР, эффективностью планирования и быстрым приспособлением мышления к требованиям экономической деятельности, призывали предпринимателей отказаться от навешивания «красных ярлыков» сторонникам планирования и отбросить в сторону политические счеты при решении чисто экономических проблем.

Крупное событие в 30-х годах было связано с именем Дж.М.Кейнса, крупнейшего английского экономиста ХХ в., основоположника теории государственного регулирования экономического цикла. На протяжении всего XIX в. и также в ХХ-м серьезнейшей проблемой капитализма была растущая амплитуда экономического цикла, периодических взлетов и крахов, капиталистических кризисов и депрессий, которые становились все глубже. Государство взяло на себя ответственность за уровень производства, и произошло это во всех индустриальных странах. Основной замысел заключался в компенсации из государственного бюджета любой нехватки платежеспособного спроса населения. Как только отмечался недостаток совокупного спроса сравнительно с тем, что могло быть произведено, вмешивалось государства. Снижая налоги или увеличивая расходы либо сочетая обе эти меры, оно повышало спрос и расширяло производство, возвращая производство к полной занятости. В этом состояла главная идея кейнсанской теории.

В 1936 г. выходит книга Дж.Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег», получившая широкое распространение и многочисленных сторонников в капиталистических странах. Она оказала большое влияние на экономическую политику этих стран. Эта теория, сформировавшаяся в значительной степени под влиянием мирового экономического кризиса была направлена на объяснение механизма установления экономического равновесия в условиях застойности экономики, неполного использования ресурсов, слабости внутренних стимулов к накоплению капитала и росту производства. Кейнс основное внимание сосредоточил на обосновании путей вмешательства государства в процессы формирования эффективного спроса с целю его соответствующего регулирования. Он писал: «Нашей конечной целью может быть отбор таких переменных величин, которые поддаются созидательному контролю или управлению со стороны центральных властей в рамках той хозяйственной системы, в которой мы живем». Он был объявлен «спасительным капитализма», способным снять его внутренние противоречия. Кейнсианство как идея необходимости обоснования механизма бюджетно-денежного регулирования экономики превратилась в ведущее направление американской экономической мысли. Первостепенное значение уделялось государственному регулированию цен, посевных площадей, проведению товарных интервенций, поддержки фермерского сектора, как менее конкурентоспособного.

Послевоенный Запад развивался под влиянием кейнсианства. Во взглядах буржуазных экономистов политических деятелей на свободный рынок происходили перемены: экономический рост, - говорили они, - является слишком важной целью, чтобы отдать его на усмотрение децентрализованной массы экономических субъектов, действующих через систему рынков и свободного предпринимательства; ничто не может привести к более катастрофическим последствиям для Запада, чем возврат к изначальному свободному рынку.

До начала 70-х годов прошлого столетия кейнсианство было господствующим направлением в буржуазной экономической мысли. Кейнсианские рецепты управления эффективным спросом были приняты в качестве основы антикризисной и антиинфляционной политики регулирования почти всеми правительствами развитых стран. Осуществлялась целенаправленная государственная политика средне- и долгосрочного программирования экономики.

В 1975 г. демократ Г.Хэмфри и республиканец Дж.Джавитс, внесли в конгресс законопроект «О сбалансированном росте и экономическом планировании», который предусматривал составление утверждаемых конгрессом шестилетних планов развития американской экономики и создание в рамках исполнительного аппарата президента специальных плановых органов.

Представляя законопроект сенату, Г.Хэмфри говорил: «Жестокий факт состоит в том, что экономика страны функционирует плохо и перспективы на будущее мрачны, если мы не осуществим давно назревшие реформы...  Если мы не будем планировать, мы будем продолжать иметь узкие места, инфляцию и высокий уровень безработицы[3].

Апогеем буржуазной веры во «всесилие» государственного регулирования явился экономический доклад президента Л.Джонсона, направленный конгрессу в январе 1969 г., где говорилось: «Мы определенно избавились от циклических спадов, которые в течение жизни многих поколений постоянно сталкивали нас с пути роста и прогресса... Мы приняли новую стратегию на предотвращение циклических пожаров, на поддержание процветания и пресечение спадов и серьезной инфляции, прежде чем они смогут возникнуть»[4].

          Однако в начале 70-х годов США - страна наиболее развитого капитализма оказалась в тисках острейших экономических проблем, фортуна от США отвернулась, к      ейнсианская система, надежно служившая почти полвека испортилась. В экономике появился диагноз - «склероз артерий». Возникла серия кризисов - сырьевой, валютно-финансовый, циклический, стремительно росла инфляция. Эйфория и оптимизм прошлых десятилетий уступили место настроениям тревоги, пессимизма и мрачности, - отмечал американский экономист Г.Хаберлер. Заговорили о повторении великой депрессии.

          Кризис 70-х годов был порожден несоответствием сложившейся системы регулирования новым условиям, связанным с развитием транснациональных корпораций, ростом интернационализации хозяйственной жизни глубокими изменениями в структуре капиталистического воспроизводства.

          Стало очевидным, что кейнсианская доктрина государственно-монополистического регулирования экономики - не панацея, кризис теории в качестве официальной доктрины государства ознаменовался усилением нападок на нее со стороны традиционных критиков - неоклассиков.

          Когда мероприятия, основанные на кейнсанской теории приносили положительные результаты американскому капиталу, они не встречали сопротивления. Но стоило им дать серьезную «осечку», как в буржуазной среде быстро возобладало отрицательное отношение не только к кейнсианству как теоретической основы капиталистического регулирования, но и в целом к активному государственному вмешательству в экономику. Во второй половине 70-х годов в науке поднялась волна «переоценки ценностей, направленная на выработку альтернативной кейнсианству концепции экономического регулирования. В экономических теориях появились разные взгляды от противников всего лишь «чрезмерного» вмешательства государства в экономику до полного его демонтажа. Идея возврата к прошлому, временам полной свободы «предпринимательской» инициативы» представлялась заманчивой.

          Особенно резко против кейнсианства выступил представитель влиятельного направления неоклассической теории, так называемой доктрины монетаризма, американский экономист М.Фридман. Монетаристы требовали резкого ограничения всех форм деятельности государства. В 1980 году республиканская администрация президента Рейгана провозгласила курс на сокращение государственного вмешательства в экономику, укрепление рыночного начала в хозяйственном механизме страны, поощрение частно-капиталистической стратегии, основывающейся в течение почти полувека на кейнсианской концепции регулирования спроса.

          Правые консерваторы, конечно, понимали, что без опоры на государственный капитал уже нельзя обойтись. Поэтому госрегулирование вообще и базирующееся на теории Кейнса, вчастности,  стало восприниматься крупным капиталом, как «неизбежное зло». Новая власть противопоставила регулированию, основанному на кейнсианских рецептах, «рейгономику», теоретической основой которой была так называемая «теория предложения». Она преподносилась как «высвобождение частно-капиталистической инициативы от сковывающих ее государственных пут», возврат к свободному предпринимательству. Появились работы, где обосновывалась необходимость «раскрепощения» рыночных сил, «восстановление» в полной мере конкурентных отношений в экономической и социальной сферах.

          Однако критика критикой, а в реальной жизни роль государства в экономике постоянно возрастала. В 1979 году федеральному правительству принадлежало 770 млн акров земли, 411 тыс. зданий стоимостью 113 млрд долл. Через федеральный бюджет, а также бюджеты штатов и местных органов власти перераспределялось около трети ВВП, капиталовложения государства составляли почти треть.

          В середине 80-х годов стало очевидно, что реального «демонтажа» и «свертывания» государственного вмешательства в экономику страны не произошло. Общие размеры федерального бюджета и доля его в валовом национальном продукте продолжали расти. Еще активнее чем прежде, государство стало вмешиваться в сферу внешнеэкономических отношений. Словом, государство и не думало выпускать из своих рук рычаги экономической и политической власти.

          В 80-х годах в США развернулся активный поиск новых рычагов воздействия на экономику. Его направления стали предметом оживленных дебатов, которые велись представителями разных течений буржуазной экономической мысли. Выступая в Филадельфии, Рейган - этот противник государственного регулирования, признал, что государственный и частный сектора дополняют друг друга, что они могут и должны жить вместе и сотрудничать[5].

          Конечно, ограничение конкуренции вовсе не означает, что законы капиталистического производства перестали действовать. Конкуренция остается независимо от того, является ли она «свободной» или ограниченной. Переход к монополии означает преодоление основных характерных черт капитализма, и тем не менее само понятие капитализма, даже при столь радикальной перемене, сохраняет свою сущность.

          В новых изменившихся условиях понятие власти становится основополагающей категорией, от которой надо отталкиваться при анализе отношений между экономикой и политикой, базисом и  надстройкой. Сегодня рыночные механизмы начинают обнаруживать собственную недостаточность, а потому возникает необходимость создания государственных институтов, призванных осуществлять дифференцированное вмешательство в жизнь общества.

          П.Самуэльсон и В.Нордхауз в учебнике «Экономикс» пишут, что природа капитализма в последние десятилетия существенно изменилась: частная собственность становится все менее частной, а свободные предприятия - все менее свободными.

          Расширяются экономические и социальные функции государства, которое стало крупным собственником. В экономике Западной Европы и Японии доля государства достигает 50-60 процентов, Франция успешно решает экономические и социальные проблемы на основе общенациональных индикативных планов, которые не подавляют бизнес, а создают для него заинтересованность в решении приоритетных для страны задач. О том, что мощнейший государственный сектор и долгосрочное планирование являются не помехой, а залогом успешного экономического роста убедительно подтверждает быстрые темпы роста экономики Китая.

          Оказывая при помощи рычагов бюджетной и кредитно-денежной политики заметное воздействие на динамику совокупного спроса, государство регулирует движение основных макроэкономических показателей, влияет на динамику и направления научно-технического прогресса, на структурные и региональные сдвиги в экономике страны, осуществляя капиталовложения, вкладывая средства в развитие научных исследований.

          В развитых странах происходят радикальные перемены в организации системы общественных организаций. Рабочее движение стало социально-политической силой, влияющей на социоэкономическую и политическую систему.

          В буржуазном обществе появляется ряд институциополизированных механизмов, призванных интегрировать возникшее организованное рабочее движение в процессы экономического и политического воспроизводства. Возникли новые взаимоотношения между экономикой и политикой. Началась ревизия общепринятых представлений теории заработной платы, появился термин «политической зарплаты». По рекомендации Международной организации труда установлен стандарт пенсии, которая не должна быть ниже 40% зарплаты человека, утратившего заработок. В развитых странах этот стандарт составляет 50-60 и даже 70% и называется социальной пенсией. Все это говорит о том, что экономические закономерности оказались нарушенными политическими действиями.

          В анализе воспроизводства буржуазного господства и его преодоления «власть» становится ключевой категорией. Появилась новая тенденция буржуазии к обеспечению собственного господства при посредстве политических институтов, в которых организованное рабочее движение обладает возможностями к действию.

          Так складываются формулировки понятий «организованный капитализм», «государственный капитализм», «прогнозируемый»,  призванные привести к единому знаменателю изменения, прошедшие в сфере институтов, и ограничить их от привычной ситуации «капитализма свободной конкуренции».

          Итак, каковы же преобразования в институционном и функциональном укладе капитализма, которые побуждают говорить об «организованном капитализме» или «государственном капитализме»?

1. Прогресс концентрации и централизации капиталов привел к тому, что процессы производства и капиталообразования. Которые прежде определялись главным образом принципами рынка и конкуренции, все более дополняются моментами сознательной самоорганизации предпринимателей.

2. В многоукладной экономике государство наравне со всеми предпринимателями стало субъектом рынка. Государственная сфера преобразуется, поскольку  правительство уже не ограничивается обеспечением порядка в стране, а активно вмешивается в вопросы производства.

3. Происходят перемены в сфере представлений, идеологий и коллективного сознания, где предметом поклонения все больше становятся эффективность, научность, организация как таковая.

4. Вырисовывается стремление «к эффективной специализации и организации, к планированию в ограниченных пределах».

5. Как следствие «более тесной связи и переплетения между социоэкономической и государственной сферами развиваются новые отношения между экономикой и политикой.

Каковы же главные экономические функции государственного дирижизма в смешанной экономике и как должны определяться пределы вмешательства государства в социальные процессы?:

- создание правовой основы;

- определение политики макроэкономической стабилизации;

- воздействие на размещение ресурсов для повышения экономической эффективности;

- выработка программы воздействия на распределение доходов и т.д.

Тот факт, что производство подчинено цели получения нормы прибыли, означает, что зарплата никогда не может повыситься настолько, чтобы норма прибыли надолго опускалась ниже исторически обусловленного уровня. В современном капитализме зарплата как категория, находящаяся под влиянием власти, - «политическая зарплата». Ее уровень - один из инструментов государственного регулирования, позволяющего получать определенные результаты в экономической жизнедеятельности общества.

Высокая зарплата увеличивает покупательскую способность рынка, а следовательно, содействует росту производства, получению большей прибыли, росту инвестиций. Словом, от уровня зарплаты зависит покупательная способность, которая питает реальный спрос. Поэтому рост зарплаты - это не социальная поблажка организованного капитализма, а экономическая и политическая необходимость расширить потребительские блага, чтобы увеличивать потребление и производство.

С начала 60-х годов на государственное регулирование было возложено решение таких задач, как обеспечение длительного и устойчивого экономического роста, достижение «полной занятости», т.е. удержание безработицы в определенных пределах, а также относительной стабильности цен и равновесия платежного баланса. Важнейшей сферой деятельности государства стала экономика, регулирование хозяйственного роста, социально-экономических отношений в целом. Экономическая политика стала базироваться на выводах буржуазной и экономической науки. Ведущие экономисты все шире стали привлекаться к работе в государственных органах, обсуждению наиболее острых экономических проблем, разработке рекомендаций для правительственной политики. Многие видные экономисты и политические деятели начали активно выдвигать идею общенационального планирования экономики.

Сегодня правительства развитых стран, чтобы предотвратить кризисы, встраивают в свою экономику плановые начала, вмешиваются в процессы экономического развития, совершенствуют правила «экономической игры» и увеличивают регулирующую роль государства, оказывают сельскому хозяйству как менее конкурентоспособной отрасли огромную помощь.

Рынки и государство - важнейшие общественные институты, дополняющие друг друга. Государство исправляет промахи рынка, последний существенно влияет на деятельность государства и корректирует ее. И какие бы ни были споры теоретиков разных направлений о роли государства в регулировании экономических процессов, на практике эта роль постоянно возрастает и используется многими странами в качестве приоритетной. В США, например, на протяжении десятилетий формировались теоретические  концепции и практические методы государственного регулирования, которые постепенно превращались в органический элемент воспроизводственного процесса. Сегодня государственный механизм реализаций экономической политики разросся, сложилась официальная доктрина, цель которой - с помощью вмешательства в процессы экономического развития уйти от изначального рынка, стимулировать процессы структурной перестройки, вводить социальные гарантии трудящихся. Активное использование экономических методов воздействия на ключевые сферы народного хозяйства усилило процесс подчинения общественному контролю разных сфер общества.

Словом, в целях эффективного развития экономики Западные страны, с одной стороны широко используют рыночные механизмы, с другой - государственное регулирование. Эти два фактора, словно два колеса на оси развития экономики крутятся синхронно, обеспечивая высокие результаты.

Н.Г.Чернышевский писал: «Если бы экономисты отсталой школы понимали неизбежность влияния государства на экономические отношения, они, вероятно, вместо пустых толков об утопической системе невмешательства занялись бы определением истинно полезных предметов и действительно разумных границ для неизбежного вмешательства»[6].

 

Особенности сельскохозяйственного производства - условие его регулирования и поддержки

Существуют объективные причины, по которым правительство цивилизованных стран вынуждены вторгаться в деятельность агробизнеса, оказывать аграрной сфере экономики существенную помощь. Остановимся на некоторых из них.

Первая. Цивилизованные страны стремятся обеспечить благосостояние своего народа, превратить продовольственный сектор в жизнеспособную и процветающую отрасль экономики, понимая, что продукты питания составляют первейшую потребность человека. От количества и качества потребляемых продуктов питания зависят здоровье нации и ее интеллект. Продолжительность жизни человека находится в прямой зависимости от количества потребляемых белков, в первую очередь, животного происхождения.

За годы необдуманных реформ питание значительной части нашего населения резко ухудшилось, что серьезным образом сказалось на здоровье и продолжительности жизни россиян. Для того чтобы обеспечить воспроизводство народонаселения в стране, а это сегодня главный параметр устойчивого развития России, нужно, в первую очередь, обратить внимание на улучшение жизни нашего народа, повышение уровня и качества его питания.

Поддержание здоровья, работоспособности и активного долголетия человека может быть достигнуто и сохранено только при условии полного удовлетворения физиологических потребностей в питательных веществах. Любое отклонение от так называемой концепции адекватного питания приводит к определенному нарушению функций организма, особенно, если эти отклонения продолжительны во времени и достаточно выражены.

Вторая. В развитых странах имеет место значительный избыток предложений сельскохозяйственной продукции над спросом, что требует вмешательства государства в ценообразование с целью обеспечения более или менее стабильных цен, благоприятного режима торговли, налогообложения. Иначе колебания цен достигнут значительных размеров, что приведет к цикличности производства, кризису. Когда цены повышаются, то производство увеличивается, при снижении цен оно сокращается. Например, при снижении цен ниже гарантированного уровня товарно-кредитная корпорация США спускает излишки продукции, а при их повышении - выбрасывает на рынок, т.е. проводит товарную интервенцию. Словом, правительство западных стран в результате умелого использования кредитно-финансовой ценовой и налоговой политики, а также субсидий влияют на уровень производства продовольствия, занятость, инфляцию.

А России происходят обратные процессы. Импорт продовольствия приближается к 40% общего товарооборота и продолжает увеличиваться быстрыми темпами. Страна давно переступила порог продовольственной безопасности. Без жесткого регулирования внешне-экономической деятельности со стороны государства Россия может оказаться в чрезвычайно трудном положении.

Третья. В условиях технического прогресса и интенсификации сельскохозяйственного производства, с одной стороны, появляется значительная потребность в капитале, с другой - отмечается относительно низкая его фондоотдача, что объясняется спецификой отрасли: пространственной рассредоточенностью хозяйства, сезонностью работ, многообразием форм деятельности, весьма коротким по продолжительности сроком использования техники в течение года. Это свидетельствует о том, что сельскохозяйственное производство является более капиталоемкой отраслью по сравнению с другими отраслями народного хозяйства.

В сельском хозяйстве США, например, при 2,5% занятых сосредоточено 14% всех фондов страны, а добавленная стоимость на одного работника сельского хозяйства на 60% меньше, чем в экономике страны в целом. И это понятно. Если в промышленности оборудование используется 1-2 рабочие смены ежедневно, то посевные и почвообрабатывающие машины - лишь 10-15 дней в году, уборочные комбайны - 20-30 дней, средства механизации на животноводческих фермах - не более 4 ч в сутки. Причем фермеру нужно несколько видов тракторов, плугов, сеялок, другой техники. Пространственная рассредоточенность сельскохозяйственного производства требует больших вложений в землю. Все это приводит к более высокому уровню органического состава капитала, чем в промышленности. В то же время в силу объективных причин и характера производства вклад отрасли в валовой национальный продукт на одного занятого, рентабельность производства и производительность труда в сельском хозяйстве ниже, чем в других отраслях. Словом, существует объективный экономический закон, согласно которому органомический состав капитала в сельском хозяйстве должен быть значительно выше, чем в промышленности.

С помощью рынка эту проблему не решить. К тому же в сельском хозяйстве разница в сроках затрат и получения продукции достигает в растениеводстве - 10-12 месяцев, а в животноводстве - 2 года и более. В таких условиях сельское хозяйство не может конкурировать с другими отраслями народного хозяйства, и в цивилизованных странах это понимают. Поэтому правительства развитых стран идут на прямое вмешательство в производство.

Приняты меры по введению административных ограничений на площадь посевов основных культур и по введению квот на производство молока.

Четвертая. Развитые страны относятся к сельскому хозяйству не только как к отрасли, производящей продукты питания, а как к нечто большему. Ведь сельское хозяйство - особая отрасль, связанная со всеми сферами экономической деятельности, зависящая от естественных природных процессов. Это не просто отрасль, а элемент особого жизненного уклада около 39 млн граждан России. Экономика этой отрасли в решающей степени определяет условия жизни в сельской местности, является гарантом функционирования среды обитания, сохранения природной среды. Неслучайно в странах, где сельское хозяйство функционирует эффективно, где стоит острая проблема реализации избытка продовольствия, государство продолжает оказывать аграрной сфере существенную финансовую помощь, выравнивать уровни доходов фермеров с другими категориями населения. Такая политика поддержки состоит не только в субсидировании производства продовольствия (с помощью квот, высоких закупочных цен, щадящих кредитов и т.д.), но и в сохранении местности и природной среды, ландшафта, экологии, закреплении населения в исторических местах обитания, подержании традиционного образа жизни. Наконец, это среда, где еще сохраняются в живом виде народные традиции, где жизнь вписана в исторически освоенный ландшафт, это хранилище основ духовности и нравственности.

Несмотря на то, что механизм государственной поддержки отрасли является чрезвычайно дорогостоящим, правительства цивилизованных стран понимают, что бесконтрольность действия рыночной стихии в сельском хозяйстве неприемлема, она привела бы к более значительным потерям и оказала бы разрушительное действие на развитие АПК.

Пятая. Эффективность сельскохозяйственного производства в значительной степени зависит от природных и климатических условий, сроков посева и уборки урожая. Нередко засуха, дожди, пыльные бури, другие негативные явления сводят на нет труд крестьян в течение всего года. Особенно это касается сельского хозяйства России с ее экстремальными условиями. В благоприятные годы увеличиваются валовые сборы растениеводческой продукции, появляется избыток ее предложения над спросом, резко снижаются цены, что требует вмешательства государства в обеспечение благоприятного режима торговли, налогообложения, доходности товаропроизводителей.

Шестая. Во всех отраслях (кроме сельского хозяйства) рост производства продукции достигается при постоянном увеличении объемов всех средств производства. В сельском хозяйстве рост обеспечивается при сокращении числа занятых, стабилизации, а зачастую и сокращении размера основного средства производства - сельхозугодий, но при более быстром, чем в других отраслях, наращивании фондов.

Седьмая. В качестве стимулирующих мер служат развитие и поддержание за государственный счет сельскохозяйственной науки, службы сельскохозяйственной пропаганды и освоения новой техники и технологий. В общем сложился целый комплекс государственных мер экономического и административного характера по поддержанию рыночного равновесия и стабилизации сельскохозяйственного производства, которые не могут быть решены традиционными механизмами рынка.

Восьмая. Спрос на продовольствие малоэластичен в зависимости от колебания цен. Население относительно стабильно потребляет основные продукты питания, и только при резком повышении цен на отдельные продукты и снижении реальных доходов оно идет на вынужденное уменьшение потребления. Следует отметить, что по самому набору продовольственных товаров существуют различия в уровне эластичности спроса в зависимости от цен и доходов. Наибольшие изменения происходят по мясу и мясным изделиям, наименьшие - по хлебу, картофелю, молоку.

При росте доходов или падении цен спрос на продовольствие не возрастает в одинаковой пропорции по той причине, что потребление продовольствия определяется двумя одновременно действующими факторами - физиологическим и экономическим, причем их действия далеко не совпадают. Вследствие этого спрос на продовольствие неадекватно реагирует на цены и доходы населения, поэтому политикой цен и доходов можно лишь частично регулировать спрос населения.

Сельскохозяйственное производство является относительно малоэластичным в зависимости от цен, особенно если колебания цен носят краткосрочный характер. Например, нельзя быстро увеличить производство молока, фруктов. Для того, чтобы вырастить дойную корову или плодоносящий сад, нужны годы. Не сразу начинают действовать факторы интенсификации производства (удобрения, мелиорация). Требуется значительный период времени для приспособления сельского хозяйства к новому уровню цен, т.е. существует временной лаг между изменением цен и соответствующей реакцией сельскохозяйственного производства. Трудность раскрутки маховика всего сельскохозяйственного цикла вызывается также необходимостью изменения производства в фондопроизводящих отраслях, а также в отраслях переработки, агросервиса и др.

Столкновение на рынке двух малоэластичных массивов (сельскохозяйственное производство и рынок продовольствия) приводит к непропорционально большим колебаниям  цен. При увеличении или уменьшении поставок продовольствия на 1% цены на рынке меняются на несколько процентов, что делает рынок продовольствия, следовательно, и цены очень неустойчивыми.

Например, в 2003 г. при снижении валового сбора зерна по сравнению с 2002 г. на 22,4% цены на зерно возросли почти в 3 раза (с 1,8-2 тыс. до 5,5 тыс. руб. за 1 т). Это привело к многим негативным последствиям. Рост цен на хлеб - это лишь небольшая часть проблем. Главное - нестабильность развития сельского хозяйства. В 2002 г. крестьяне получили самый высокий урожай за последние десять лет (86,4 млн т). Однако обвал цен на зерно привел к тому, что у многих товаропроизводителей оно оказалось убыточным, сократились посевные площади, в 2003 г. уменьшился валовой сбор, а цены на зерно выросли в 3 раза. Эффективность производства животноводческой продукции резко снизилась. Товаропроизводители стали сокращать поголовье, особенно свиней и птицы. Таков результат отсутствия действенной системы государственного регулирования в стране.

Таким образом, в аграрной сфере экономики рыночный механизм не в состоянии эффективно выполнять свою главную функцию - быть регулятором спроса и предложения и выравнивать обе стороны рынка, не допускать резких скачков цен.

Вследствие этого продовольственное хозяйство не является саморегулирующимся. Если отдать все хозяйство на волю стихийных сил ценообразования, то это разрушительно скажется и на производстве, и на потреблении продовольствия, что и произошло с российским сельским хозяйством, душевое потребление продуктов питания сократилось на треть.

Вот почему пропагандируемый либеральными демократами принцип саморегулирования рынка не соответствует теоретическим принципам его реального функционирования. Требуется внешняя сила, которая ограничивала бы колебания цен соответствующими рамками, оберегая производителя от деструктивного, свободного колебания цен.

Итак, названные условия функционирования аграрной сферы экономики свидетельствуют о том, что эта сфера объективно не в состоянии конкурировать с другими отраслями народного хозяйства, это требует иного отношения к сельскому хозяйству со стороны властных структур. Для выравнивания социальных условий, качества жизни городского и сельского населения правительства развитых стран оказывают отрасли финансовую, организационную и политическую поддержку, которая рассматривается как обязательный и безусловный элемент государственной политики. Государство стремится выровнять уровни доходов фермеров с другими категориями населения, сохранить сельскохозяйственную местность как образ жизни людей, стимулирует научно-технический прогресс и структурную перестройку агробизнеса, обеспечивает благоприятный режим торговли, налогообложения, осуществляет механизм поддержки цен, минимальный уровень доходности фермеров.

Девятая. Собственность - синонимум власти, а земельная собственность  -  власти исключительной. Контроль над ней является важнейшим условием к власти. Земля является не только главным средством производства в сельском хозяйстве, она - и территориальный фактор государственности, национального самоопределения, пространственный базис функционирования всего народного хозяйства, кладовая полезных ископаемых, особый объект общественных отношений.

Российское государство как от обузы отказалось от власти над землей, породив тем самым небывалую коррупцию на рынке земли. Такое положение чревато национальной безопасностью страны.

Перечисленные условия сами по себе достаточно серьезны, чтобы разубедить налогоплательщиков отказаться от идеи бездотационного функционирования сельского хозяйства. Но поскольку налогоплательщики берут на себя функцию существенной поддержки этой сферы экономики, они заставляют свои правительства регулировать развитие этой отрасли в нужном для общества направлении. Это неслучайно: те из государств, которые шли по пути развития и укрепления частной земельной собственности, по прошествии времени неизбежно сталкивались с трудноразрешимыми противоречиями, с одной стороны, между требованиями и задачами программ национального развития, с другой - земельными возможностями и финансовыми ресурсами их выполнения, поскольку рентные доходы поступали в карманы земельных собственников, а на пути к земле стояла непререкаемая воля ее хозяина.

 

 

Зарубежный опыт государственного регулирования

 

Западные правительства, которые не могут пожаловаться на отсутствие частной инициативы, неразвитость рыночных отношений, постоянно наращивают свое вмешательство в процессы экономического развития.

Поддержка крестьян рассматривается ими как обязательный и безусловный элемент государственной политики.

В США, например, к важнейшим формам регулирования относится реализация программ повышения или стабилизации цен и доходов фермеров, охраны природных ресурсов и окружающей среды, международной торговли, маркетинга и расширения спроса с целью повышения конкурентоспособности фермеров на внешнем и внутреннем рынках, страхования сельского хозяйства и т.д. Всего имеется десять видов программ и механизмов государственного регулирования фермерского хозяйства.

Широкий спектр программ поддержки сельского хозяйства существует и в других цивилизованных странах. Их можно свести к четырем группам:

программы международной торговли, направленные на снятие торговых барьеров, регулирование экспортно-импортных поставок, защиту отечественных производителей от ввоза в страну сельскохозяйственной продукции (введение квот, пошлин, эмбарго);

программы реализации (маркетинга) способствуют развитию сбытовых кооперативов. Они направлены на увеличение спроса на тот или иной вид продукции. Для этого государство, например, организует повсеместное школьное питание, тем самым увеличивая спрос на продовольствие;

программы кредитные. Государство совершенствует кредитные соглашения, договаривается с банками о снижении ссудного процента, если фермер находится на грани банкротства. Имеют место различные государственные займы через кредитные организации, в частности, фермеры получают кредиты через фермерскую кредитную администрацию, которая включает в себя федеральный земельный банк, производственную кредитную организацию, дающую кредиты на производственную деятельность (приобретение сельскохозяйственных машин, кормов и т.д.), и кооперативный банк, финансирующий исключительно кооперативную деятельность;

программы ограничения производства сельскохозяйственных продуктов. К ним относятся программы вывода земель из оборота путем консервации на десять лет, сокращения посевных площадей ряда культур, изъятия из обращения отдельных видов продовольствия. Их цель - регулирование посевных площадей основных сельскохозяйственных культур для сокращения возможного превышения предложения товаров над их спросом. Они включают в себя методы контроля за производством и поступлением этих продуктов. Все программы добровольные.

 

 



[1] Хаукен П., Оугуяви Д., Шварц П. Семь сценариев будущего. - М.: Прогресс, 1983.

[2] Что и на стр. 3.

[3] Соединенные Штаты Америки, М. «Мысль». 1982. с. 128.

[4] Американский капитализм в 80-е годы. Наука. - 1986 - с. 82-83.

[5] Американский капитализм в 80-е году. Наука - 1986. с. 206.

[6] Чернышевский Н.Г. - т. IV. - с. 444.

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта