Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Экономические отношения и интересы

«Если бы экономисты отсталой школы понимали неизбежность влияния государства на экономические отношения, они, вероятно, вместо пустых толков об утопической системе невмешательства занялись бы определением истинно полезных предметов и действительно разумных границ неизбежного вмешательства».

Н.Г.Чернышевский

Ключевой вопрос экономической политики любого государства - повышение темпов экономического роста. Оно зависит от многих факторов. Решающим из них был и остается человек, заинтересованный в результатах своего труда. Экономический интерес выражает объективную необходимость активной позиции работника в процессе хозяйственной деятельности, причину социальных действий людей и мотивы этих действий.

По мере социально-экономического развития общества идет постоянное совершенствование производственных отношений, составляющих экономическую структуру общества, реальный базис, на котором зиждется юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания.

Поскольку экономический интерес непосредственно связан с производственными отношениями, которые не остаются неизменными и развиваются, то и экономическое содержание интереса изменяется адекватно уровню их развития.

Богданов говорил, что развитие человечества начинается с фазы отсутствия коллективной дифференциации, когда «группа живет как целое» и соответственно мышление имеет «сплошной» характер, не зная пока личностного «я». Он критикует идеализацию этого первобытного коллективизма, поскольку «простота и элементарность жизни еще не составляют ее гармонии, потому что гармония - это примирение противоречий, а не простое их отсутствие, объединение разнообразного, а не простое однообразие». Постепенно, по мере расширения опыта первоначальная однородность группы утрачивается и выявляется разделение на «организатора» групповой жизни и массу «исполнителей», утверждается новый тип отношений между людьми[1] .

Производственные отношения - это отношение людей в процессе производства и распределения. Их основу образуют отношения собственности на средства производства. Они определяют социально-экономическую природу данного способа производства, всю совокупность его производственных отношений и проявляются прежде всего как экономические интересы (общественные, коллективные и личные), как побудительные мотивы деятельности, обусловленные местом людей в системе отношений собственности и общественного разделения труда.

Все связи, которыми соединяются людские союзы, делятся на интересы и отношения. Политическая и экономическая жизнь не составляет чего-то цельного, однородного. В ней господствуют полярно противоположные начала: в политической - общее, в экономической - личный материальный интерес.

Интерес - целеустремленное отношение человека (класса, общества в целом) к какому-либо объекту, его потребности. Интерес проявляется как побуждение, волевой импульс, направляющий его действия. Осознанный интерес выступает как мотив, намеренно, сознательно поставленная цель. В социологии интерес людей рассматривается как движущая сила деятельности личностей, в которых отражаются их общественные отношения.

Определяя различия между интересами и отношениями, В.О.Ключевский писал, что одни элементы общежития - суть побуждения или потребности, вызывающие общения между людьми, другие - самые нормы или постоянные правила, установленные привычкой или принуждением. Первые он называл интересами, вторые отношениями. Идеи политические и нравственные составляют один порядок; жизнь, отношения - другой. Нельзя жить между двумя противоположными порядками, порядком идей и порядком отношений.

Интерес - наиболее мощный двигатель экономического, научно-технического и социального прогресса. Необходимость его учета заставляет использовать в управлении общественным производством ряд реализующих эти интересы мер, представляющих собой экономические стимулы. Экономические интересы всегда объективны, идет ли речь об индивидууме, как их носителе, или о коллективе, социальной группе, обществе в целом.

Экономический рост, повышение эффективности общественного производства тесно связаны с системой экономических интересов, побуждающих социальную активность трудящихся. Когда отдельный работник, трудовой коллектив заинтересованы в производительном труде, тогда обеспечиваются высокие темпы роста, и наоборот, темпы падают, когда этот интерес сокращается или исчезает. Если хозяйственная политика идет в разрез с интересами основной массы населения, это почти автоматически приводит к серьезным трудностям в экономике.

Так, несмотря на рост производительных сил в 70-80-е годы прошлого столетия состояние агропромышленного комплекса оставалось малоэффективным: снижалась фондоотдача, повышалась материалоемкость, медленно росла производительность труда. Причина - отставание экономических отношений от быстро растущих производительных сил, отсутствие надлежащего экономического интереса. Система управления и экономический механизм не отвечали требованиям жизни, не стимулировали товаропроизводителей в росте объемов производства и повышение его эффективности.

Заинтересованность работника в высоких результатах труда увеличивает его причастность к решению производственных проблем - первейшему условию успеха. Поэтому главное в проблеме экономического роста - система стимулов, учет экономических интересов, обеспечение на этой основе социальной активности населения. «Идея неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от интересов»[2] .

Человеческое общежитие слагается из двух вечно борющихся начал: общественного интереса и безграничной частной выгоды. В их развитии нет постепенности и постоянства, им свойственна перерывность. Общественная свобода то расширяется, то сужается, а личное самосознание то поднимается, то падает. Общественные и личные интересы постоянно находятся в столкновении. Личный интерес по природе своей склонен противодействовать общему благу. В отличие от государственного порядка, основанного на власти и повиновении, экономическая жизнь есть область личной свободы и личной инициативы. В моральном плане, выполняя свой долг перед обществом, человек, в конечном итоге, служит общему интересу, который складывается как совокупный интерес общества, как необходимость удовлетворения его совокупных потребностей; коллективные - выражают потребность групп людей в системе производства, которое и создает общность интересов данной социальной группы; личные - выражают нужды отдельных людей и определяются его социально-экономическими жизненными потребностями. Различия между этими интересами пролегают в области распределения. Система экономических интересов реализуется через преодоление системы противоречий. К их числу относятся:

Первое. Противоречие основано на принципе «сегодня лучше, чем завтра». Смысл его, чтобы повысить уровень жизни людей, улучшить условия труда, обеспечить рост производительности и эффективности производства, создать условия для всестороннего развития личности нужно вкладывать средства в производство и подготовку кадров. Без инвестиций, а они представляют собой отлаженное потребление, невозможен экономический рост и повышение жизненного уровня трудящихся. Поэтому важно определить правильное соотношение между потреблением и накоплением.

Второе. Научно-технический прогресс как важнейшее условие повышения эффективности производства и его конкурентоспособности приводит к сокращению индивидуальных форм производства, требует расширения масштабов производства до уровня рационального использования его факторов, перехода к коллективно-групповым формам организации труда, производства, обмена. Коллективное владение средствами производства объективно порождает общность интересов и целей, единство действий.

Третье. Объективный закон примата крупного производства перед мелким противостоит примату «мое лучше, чем наше». Несмотря на высокую заинтересованность работника в условиях индивидуального производства, мелкие товаропроизводители не выдерживают конкуренции с крупными, как неспособные эффективно использовать индустриальные технологии. Следовательно, чем крупнее производство, тем больше противоречий между личными и коллективными интересами.

Четвертое. Существует противоречие между личным интересом и социальной справедливостью, с одной стороны, и эффективностью общественного производства и ростом производительности труда, с другой. Да, свобода частной деятельности, социальная справедливость - важные звенья экономических отношений. Социальная справедливость достигается тогда, когда каждый производитель имеет личный материальный интерес (выгоду).

Но «...как ни важна точка зрения социальной справедливости, - писал Туган-Барановский, - нельзя все же забывать и принципиально совершенно иной точки зрения - производительности. ...И если же переход земли в руки земледельцев имел своим последствием сокращение производительности сельского хозяйства, это грозило бы большой опасностью стране. Достаточно высокий уровень производительности сельского хозяйства необходим с точки зрения социальной справедливости. ...Между тем не подлежит сомнению, что раздел крупных имений между многочисленными мелкими производителями сам по себе, независимо ни от каких условий, имеет тенденцию понижать производительность». («Как нам обустроить крестьянскую жизнь». Пенза. 1997. Сборник письменных свидетельств за 130 лет. С. 226).

Пятое. Разнонаправленность интересов сельских товаропроизводителей и других сфер агропромышленного комплекса. Смысл этого противоречия состоит в том, что несмотря на единство цели для всех отраслей АПК - обеспечение населения страны продовольствием в достаточном количестве и по приемлемым ценам, каждая отрасль управляется разными несогласованными регуляторами, имеет свои интересы.

В этих условиях одна из важнейших задач совершенствования хозяйственного механизма состоит в обеспечении сочетания личных интересов с общественными, использовании их как движущей силы ускорения темпов экономического роста, повышения эффективности производства и производительности труда.

Уровень развития личности определяет потенциал и могущество общественного производства, именно личностным развитием трудящихся, их опытом, знанием и трудолюбием в значительной степени измеряется и оценивается общественный прогресс. Личный интерес состоит в стремлении владеть землей и другими средствами производства. Полное владение ими называется правом собственности. Производство находится в наивыгоднейших условиях тогда, когда продукт является собственностью того, кто трудится над его производством.

Богатство страны создается трудом ее граждан, а люди, участвующие в общественном производстве, - главная производительная сила общества. Их производственный опыт и знания, трудолюбие и активность, уровень развития - определяют экономический потенциал общественного производства. Именно личностным развитием населения в значительной степени измеряется и оценивается общественный прогресс.

Рост производительности общественного труда может быть более высоким, когда хозрасчетная экономия формирует общественную экономию труда. Такая связь локальных показателей с общими открывает дополнительные возможности для реализации инициатив работающих в нужном для общества направлении, обеспечивая соблюдение необходимых народнохозяйственных пропорций при максимальном росте производительности общественного труда, реализации материального интереса трудящихся.

Н.Д.Кондратьев в работе «Основные проблемы экономической статистики и динамики» писал, что общество - реальная совокупность людей, а человек - элемент этой совокупности. С индивидуальной точки зрения борьба за жизнь и за ее уровень сводится к борьбе за удовлетворение личных потребностей, следовательно, индивидуальная потребность есть вполне объективное свойство человека, и очевидно, что с развитием человеческого общества содержание интересов усложняется. Поскольку общество есть совокупность людей, которая существует благодаря связям и отношениям между ними, свойства этой совокупности нельзя понять без учета психофизических свойств человека. Однако человек, как элемент системы, сам испытывает влияние условий общественной жизни и меняется под их воздействием. В обществе эти связи и отношения людей существуют, прежде всего, на почве их деятельности или поведения, мотивами которых служат потребности. Поскольку существует сообщество людей, которые совершают многообразные акты поведения, то неизбежно они вступают в различные связи между собой. Вступая в эти связи и отношения, они испытывают влияние условий общественной жизни и меняются под их воздействием.

Сотрудничество или выполнение общей работы на основе простого или сложного разделения труда - основа общественного производства, представляющая не просто связь людей, а связь - взаимодействие. Эта связь психически сближает сотрудничающих. В той или иной мере у них сглаживаются индивидуальные и появляются общие черты, делающие их как бы частью какого-то объединяющего целого, создается общий ритм в работе, подчиняющий их. И если сотрудничество по своему эффекту дает больше, чем соответствующая простая сумма не связанных индивидов, то это является несомненным результатом не только чисто материальной связи сотрудничающих и технических преимуществ сотрудничества, но также и указанной психической связи. Появляется факт сопринадлежности каждого из участников сотрудничества и связанной совокупности» (47-49). По этой причине каждый исторический этап, исходя из потребностей и объективных возможностей страны, требует своего подхода к решению своих социально-экономических проблем, разработки соответствующих целей хозяйственного строительства, инвестиционной, структурной, финансовой, научно-технической и социальной политики.

Проблема собственности и интересов существовала при разных общественно-экономических формациях. О ней писали Аристотель, Маркс, Чаянов, Плеханов и другие. «Личный интерес есть главный двигатель производства, - писал Н.Г.Чернышевский. - Энергия производства, служащая мерилом для его успешности, бывает всегда строго пропорциональная степени участия личного интереса в производстве. Кажется, мы говорим мысли, от которых никогда не отступался ни одни экономист... ...производство находится в наивыгоднейших условиях тогда, когда продукты бывают собственностью трудящегося над его производством. Иными словами - работник должен быть собственником вещи, которая выходит из его рук» (Н.Чернышевский, П.С.С. т. VI. с. 12).

Экономические интересы побуждают людей к производственной деятельности и представляют собой экономические стимулы, являющиеся двигателем экономической жизни. Будучи побудительной причиной человеческих поступков, побудительным мотивом производственной деятельности, они определяются местом людей в системе отношений собственности и общественного разделения труда. Интересы, как и экономические отношения людей, не падают с неба в готовом виде, а формируются в процессе развития общественных производительных сил.

При разных способах производства складываются разные производственные отношения между людьми в процессе производства и распределения, а соответственно и разные экономические интересы.

Связи и отношения между людьми в обществе существуют прежде всего на почве их деятельности или поведения. Мотивами поведения всегда служат потребности. Н.Д.Кондратьев писал: «Легко видеть, что сотрудничество, раз оно установилось, в первую очередь есть материальная, физическая связь между людьми. Выполняя совместно ту или иную работу путем физического воздействия на вещи, люди физически, материально связываются с ними, а через них и между собой».

Н.А.Бердяев писал, что в отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один гласит: преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию целого, будет выгодно для общества, нации, государства. Второй гласит: служи другим, обществу, целому и тогда получишь все, что тебе нужно для жизни. Словом, принося пользу улью, принесешь ее и пчеле. Такая мотивация труда, более соответствует достоинству человека. Но проблема эта не может быть лишь проблемой новой организации общества, она неизбежно есть проблема новой душевной структуры человека, проблема нового человека, который не может быть приготовлен механическим путем. Нужно духовное перевоспитание человека» (Н.А.Бердяев. «Истоки и смысл русского коммунизма». Изд. «Наука». 1990). Для рождения такого человека нужно повышать культурный и общеобразовательный уровень граждан, вырабатывать новые общественные ценности, общее мировоззрение. Буржуазная политэкономия, выдумавшая, как говорил Бердяев, экономического человека и вечные экономические законы, считает второй принцип утопическим, ибо социальная справедливость достигается, мол, только тогда, когда каждый производитель имеет личный материальный интерес (выгоду), когда он по своему усмотрению распоряжается произведенной им продукцией. Согласно этой посылки, товаропроизводитель, не будучи собственником средств производства, становится подневольным и не может считать произведенный продукт своим. Не труд на себя, а произведенный продукт «своим» может быть только в том случае, когда все три фактора производства: собственник, хозяин и работник соединяются в одном лице, т.е. когда собственник земли своими руками без привлечения наемной рабочей силы возделывает ее.

По мнению противников крупного производства, только мелкое частное предпринимательство способно хозяйствовать эффективно, разумно использовать производственные ресурсы, прочно связать крестьян с землей, другими средствами производства. Без этого, считают они, не может быть рационального обновления общества, возрождения села, раскрепощения экономики и необходимой динамики в ее развитии. Их нисколько не смущает, что этот путь ведет к примитивному натуральному хозяйству, которое в действительности означает не более, как упрочение самых первобытных, самых грубых и самых беспощадных форм эксплуатации производителя.

Думаю, что вопрос о том, в каком направлении будет развиваться наше сельское хозяйство: в рамках мелкотоварного производства или преимущественно на основе крупных предприятий, кооперативов, интегрированных формирований давно решен мировой наукой и практикой в пользу крупного производства. Разрекламированные некоторыми учеными КИТы - всего лишь реформистский романтизм и давно канули в лету.

А.В.Чаянов, обосновывая тенденции так называемого трудопотребительского баланса крестьянского хозяйства, писал, что «человек, работающий на земле своим трудом, - не предприниматель. Его хозяйство чисто натуральное...».

Форма хозяйствования, когда собственник, хозяин и работник были соединены в одном лице имела место только на ранней стадии капитализма.

Научно-технический прогресс требует все более высоких затрат труда и капитала, высокопроизводительной техники и технологий, углубления разделения труда, а следовательно, перехода от индивидуальной к коллективно-групповой форме организации труда, производства и обмена. Все большая часть возделываемых земель обрабатывается наемными работниками, которые не распоряжаются результатами своего труда, а потому не являются заинтересованными в нем. При этом между собственником и наемными рабочими появляются экономические противоречия по поводу интенсивности работы и оплаты труда. Собственник заинтересован в большей интенсивности работы и меньшем размере оплаты труда рабочего, наемный работник, наоборот, стремится меньше работать и больше получать.

А.Смит писал: «В том первобытном состоянии общества, которое предшествует возникновению частной собственности на землю и накоплению капитала, весь продукт труда принадлежит работнику. Ему не приходится делиться ни с земледельцем, ни с хозяином. Однако такое первобытное состояние общества, при котором работник получает весь продукт своего труда, не могло сохраниться после возникновения частной собственности на землю и накопления капитала. Это положение вещей отошло. ...Продукт труда, или стоимость продукта труда, уже не принадлежит рабочему (русский перевод, т.I, с. 60-61). И далее: «С тех пор, как вся земля в той или иной стране превратилась в частную собственность, землевладельцы, подобно всем другим людям, хотят пожинать там, где они не сеяли, и начинают требовать ренту даже за естественные плоды земли... Он (работник) должен уступать землевладельцу часть того, что он собирает или производит своим трудом. Эта часть, или, что то же самое, цена этой части, составляет земельную ренту...» (там же, с. 47) (Маркс - 49).

Таким образом, как говорил А.Смит, только в первобытной эпохе земледелец одновременно является и хозяином и рабочим. Позиция - по своему усмотрению распоряжаться земледельцу полученной продукцией, доходом невольно призывает нас к первобытной эпохе. Об эффективности крупного производства свидетельствует опыт развитых стран. Так, из-за неконкурентоспособности мелких предприятий за 1950-1995 гг. число фермерских хозяйств США сократилось почти в три раза, в отдельные годы их исчезало до 200 тыс. На 100 га земель им требуется в 5-10 раз больше техники и других ресурсов, труд используется менее эффективно, выработка на одного работника существенно ниже.

Нынешний российский опыт также свидетельствует о том, что многие крупные предприятия и интегрированные объединения, использующие научно-технический прогресс, добиваются высоких экономических показателей.

Сегодня важнейшая проблема - максимально заинтересовать работника в результатах своего труда, приблизить личный интерес работника к общественному, коллективному. Главный вопрос: как обеспечить мотивацию земледельца, не являющегося собственником средств производства, как соединить две силы: «мое лучше, чем наше», и «примат крупного производства перед мелким», как обеспечить заинтересованность человека, работающего или на хозяина-собственника, или как члена кооператива на основе совместных средств производства. Наука вместо абстрактных рассуждений о собственности и интересах должна искать пути решения именно этого вопроса, т.е. повышения заинтересованности работающих в крупном предприятии.

Частная земельная собственность ведет к тому, что большая часть сельскохозяйственных земель возделывается не собственниками, имеющими прямой интерес в улучшениях, а наемными работниками, которые, улучшая землю, доставляют выгоду не себе, а собственнику, а следовательно, имеют наименьший интерес в результатах улучшений. Поэтому кооперативы более благоприятствуют успехам сельского хозяйства, нежели частная поземельная собственность.

Н.А.Бердяев писал: «Неотвратимые экономические законы - выдумка буржуазной политической экономии. Таких законов не существует. Марксизм сокрушил эти законы, хотя и не до конца». История, уже казалось бы уложенная в доктринальные рамки, всякий раз совершала повороты, уводящие ее из сетей, сплетенных ограниченным человеческим рассудком» (Н.А.Бердяев. «Истоки коммунизма». Изд. «Наука». 1990. С. 119).

Для перехода на социалистические принципы хозяйствования требовалась новая мотивация труда, новый коллективный человек. Работа по созданию такого человека проводилась постоянно. «Борьба за социализм, - писал А.Богданов, - это есть в то же время положительная творческая работа - создание новых и новых элементов социализма в самом пролетариате, в его внутренних отношениях, в его обыденных жизненных условиях: выработка социалистической пролетарской культуры (А.А.Богданов «О пролетарской культуре». Москва-Ленинград, 1925. С. 96).

В силу христианского понимания жизни россиянами, как служение не себе, а великому целому, в нашей стране создать нового человека было легче, чем в странах Запада, где буржуазная психология индивидуализма пустила глубокие корни. В Советском Союзе, в результате продуманной социальной политики, постепенно создавалось новое положение молодежи, которое оказалось способным с энтузиазмом отдаться осуществлению пятилетних планов, готовых ехать на великие стройки в Сибирь, осваивать целину. Эти люди понимали задачу экономического развития не как личный интерес, а как служение общему делу. К сожалению, в силу субъективных причин этот процесс постепенно стал затухать. И тем не менее можно сказать, что социализм доказал возможность существования интереса, основанного на голом индивидуализме.

Теоретические идеи экономических интересов и стимулов, начиная с глубокой древности, изучали многие авторы, рассматривая при этом организацию хозяйства, товарное производство, труд и уровень жизни людей. При таком изучении главное место занимали выводы о том, что «...всесторонний характер развития личности граждан» «...становится одной из важнейших целей производства, а личность выступает как главная форма богатства»[3] .

Важный вопрос: где работающий больше заинтересован в результатах труда - при использовании им средств производства, принадлежащих «хозяину», или в кооперативе, при совместно коллективной собственности?

По этому поводу читаем у академика А.Никонова: «Порочность советской, государственной системы аграрных отношений, причина кризиса, а, по сути, медленной агонии состояла в том, что человек, лишенный собственности и экономической свободы, всякого права выбора, не имел стимула проявлять свои способности, не был заинтересован хорошо работать»[4] . Но позвольте, почему только при советской системе аграрных отношений человек был лишен всякого права выбора, не имел стимула проявлять способности и заинтересованности хорошо работать, а разве наемные работники на крупной американской ферме (в большинстве своем мексиканцы) имеют право выбора, имеют стимул проявлять свои способности? Думается, что в угоду хулителям социализма, здесь А.Никонов кривит душой. Но это уже из другой оперы, к науке не имеющей никакого отношения.

Когда в 1991 году на советско-американском симпозиуме наши демократы начали верещать о том, что ждет Россию в ближайшем будущем в условиях свободного рынка, говорили о «японском экономическом чуде», прекрасную отповедь им дал японский миллиардер Хероси Такавама: «Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы японцы, - дураками. А в 1955 году (после смерти Сталина!) мы поумнели, а вы превратились в 5-летних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той только разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15% роста никогда не достигали, а вы же - при общественной собственности на средства производства - достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

В свое время Н.Г.Чернышевский писал: «Нельзя забывать и того, что предпочтение коллективного владения безграничному расширению частной поземельной собственности основывается преимущественно на том, что коллективное владение представляется единственным средством сохранить каждого поселянина - хозяина в звании поземельного собственника» (Чернышевский, т. 4. С. 95).

Ни российский помещик, ни английский лорд не работали на своей земле. Прав был К.Маркс, говоря, что частная собственность отрывает собственника и работника от земли. Собственник земли может всю жизнь прожить в Константинополе, получая дань с земельного участка, который расположен в Швейцарии. И управляющий, и работники - люди наемные, они думают только о заработной плате, их нисколько не беспокоит эффект от вложений в землю и общие конечные результаты. Российские помещики в большинстве своем жили в Петербурге или даже в Париже, вытягивая со своих имений средства на разгульную жизнь. Из дневника поэта К.Н.Батюшкова, который был владельцем ряда имений, видим, что, проживая в Петербурге, он знакомился с состоянием положения в своих деревнях по запискам управляющего и каждый месяц требовал денег: «Если есть еще души не в закладе, то пришлите свидетельство», «Нельзя ли заложить выкупленные 1815 душ снова и зачесть за сумму, которую мне ныне внести надлежит?». В письме к Н.И.Гнедичу он пишет: «Заложу часть имения и поеду в чужие края», «Петербург это бездна, которая поглощает все», «Любезный друг, постарайся продать Ваньку, и с женою, хотя за 1000», «Нельзя ли продать пустошь для заплаты долга».

И еще один вопрос: только ли собственность притягивает человека к труду? Наемный труд только тогда не имеет интереса, когда зарплата не окупает себя. Если человек может получать большую зарплату в качестве наемного работника, чем работая на себя на собственной земле, такой человек бросает землю и едет в город. Сегодня и в Европе, и в Америке молодежь все меньше занимается сельским трудом, все больше земель сдается в аренду, а их собственники предпочитают заниматься нефермерской деятельностью в качестве наемных работников. За 10 лет Столыпинской реформы крестьяне вынуждены были продать более 3 млн. га земель. За годы нынешней реформы в частные руки перешло более 80% сельхозземель. Но уже сейчас более половины работающих не имеют земельной собственности, т.е. продали свои земельные доли и стали наемными работниками. Позволительно задать вопрос: «Возросла ли заинтересованность в труде крестьян-батраков по сравнению с колхозниками?». Уверен, что не возросла. Кстати, низкая заинтересованность колхозников в значительной степени объяснялась причинами, лежащими за пределами этой формы хозяйствования.

Председатель Совета директоров Аграрного банка штата Айова Дж.Кристалл при встрече с российскими специалистами в 1991 г. говорил: «Американская поговорка гласит, что нужно стричь шерсть там, где она растет. У вас, кажется, с этой простой мудростью не очень считаются. По моим убеждениям, советское сельское хозяйство в принципе неплохое. Колхозы и совхозы являются перспективными формами организации дела. Острота ваших продовольственных проблем начинается за пределами хозяйств, то есть в сфере закупки сырья, его транспортировки, хранения, переработки и торговли. От роспуска колхозов и совхозов они не уменьшатся, а наоборот, возрастут». Действительно, колхозы и совхозы да и вся система отношений нуждались в определенных корректировках экономического механизма.

Отчуждение труда от распоряжения средствами и результатами производства приводило к тому, что рабочие не ощущали ответственности ни за то, ни за другое. Маркс полагал, что замена государственной собственностью собственности частной положит конец отчуждению людей от средств производства и произведенного продукта. Но национализация предприятий автоматически не превращает эти отношения в социалистические. Рабочие переживают отчуждение, если их личные материальные интересы не совпадают с интересами предприятия. Отсюда главная задача - обеспечить поощрения личной инициативы.

Недостатком аграрной политики в дореформенный период был неэффективный экономический механизм хозяйствования, направленный на стимулирование производства дешевой продукции. В качестве оценочных показателей были хотя и важные для производства, но не конечные, - например, поголовье скота, сроки выполнения работ. Хозяйства старались сохранить поголовье любой ценой, даже при нехватке кормов держали скот до начала следующего года. Об этом свидетельствуют данные о продаже государству скота и птицы: в целом по стране в январе 1986 году их было продано государству в живом весе почти на 40% больше, чем в декабре 1985 года, в январе 1987 года, по сравнению с декабрем 1986 года, - почти на 32%. Аналогичное положение, только более ярко выраженное, существовало и в регионах.

Продажа государству скота и птицы (тыс.тонн)

Регион

Декабрь

1986 г.

Январь

1987 г.

Январь 1987 г. в % к декабрю 1986 г.

Краснодарский край

33,6

68,9

205

Татарская АССР

8,2

35,3

430

Белгородская область

8,7

24,8

285

Липецкая область

4,7

19,5

415

Омская область

11,3

25,9

229

В этих условиях в последние месяцы года мясокомбинаты оказывались недогружены, а в январе и даже в феврале часть готового в хозяйствах к реализации скота не принимали из-за их перегрузки. Срок сдачи скота отодвигался, его содержание дорожало, увеличивая расход кормов на единицу продукции, снижая эффективность откорма. Особенно пагубно это отражалось на работе комплексов по откорму свиней и крупного рогатого скота, нарушая технологию их содержания. Население недополучало продукцию, месячные колебания объемов поставки скота и птицы лихорадили работу мясокомбинатов.

Отрицательно сказывалось на эффективности работы агропромышленного комплекса ведомственная разобщенность. Писатель Иван Васильев писал: «Сельская индустрия переживает период размножения. «Дети отделяются от родителей». Последние от раздела страдают - «детеныши» изрядно их «общипывают». Предприятия и организации, призванные совместно с колхозами и совхозами увеличивать и удешевлять производство конечного продукта, повышать его качество, на самом деле отрывались от хозяйств, замыкались в своих ведомственных рамках. Зачастую получали за счет села неоправданно высокие прибыли. Оценка работы смежных с сельским хозяйством отраслей по «валу», т.е., по существу, - по объему израсходованных средств без учета отдачи от них приводила к взвинчиванию отчетных показателей «эффективности» отдельных отраслей. Для этого выбирались наиболее дорогие и тяжеловесные строительные объекты, чтобы легче можно было выполнить по стоимости план строительно-монтажных работ. Строителей не интересовало, что воздвигнутые ими мощные «долговременные укрепления» в течение десятков лет будут лежать тяжелым бременем на колхозах и совхозах, удорожая их продукции. То же с предприятиями и организациями системы мелиорации, Госкомсельхозтехники, заготовок - из-за недостатков мощностей по переработке сельхозпродукции. До потребителя не доходило три четверти овощей, фруктов. В СССР производилось на 30% больше молока, чем в США, а молочного белка потреблялось на 30% меньше.

Несовершенство производственно-экономических связей между сельским хозяйством и другими отраслями, занимающимися производством продовольствия, приводило к увеличению удельного веса промежуточной продукции в валовом общественном продукте, сдерживало рост эффективности и производительности труда.

Механическое наращивание устаревших технических средств не позволяло осуществлять техническую реконструкцию и модернизацию самого машиностроения, переоснащать отрасли народного хозяйства высокоэффективными ресурсосберегающими системами и комплектами машин, технологическими линиями. Это стало причиной замедления темпов экономического и социального развития, снижения эффективности всей массы производственных ресурсов.

Но даже в этих условиях колхозы и совхозы производили на душу населения больше сельскохозяйственной продукции, чем многие страны: больше, чем в Швеции и Великобритании, зерна и зернобобовых, сахарной свеклы, картофеля, мяса, яиц, плодов и яиц, овощей и бахчевых; больше, чем в Финляндии, - мяса всех видов, молока, яиц, растительного масла, а зерна почти в восемь раз, картофеля - более чем в четыре раза. Но при этом душевое потребление продуктов питания в СССР оказывалось много ниже из-за невероятно больших потерь продукции при хранении, транспортировке и реализации. Но причем тут колхозы и совхозы? Эти парадоксы создавались за пределами сельскохозяйственных предприятий. Причем они не были необходимыми атрибутами социалистических принципов управления. Они - результат неэффективной работы государственных чиновников, формировавших отношения между отраслями и уровнями управления.

Реформы 90-х должны были быть направлены на устранение причин, сдерживающих эффективность агропромышленного производства, на создание новой системы экономических отношений, расширяющих инициативу и самостоятельность предприятий. Но такой подход авторов реформ не устраивал. За достижение цели они приняли то, что составляло верх экономической бестолковщины, верх клеветы на природу человеческую. Вместо того, чтобы идти по пути качественного совершенствования экономических отношений, очистить их от того, что деформировало их рациональную природу, проблема была переведена в политическую плоскость. В одночасье хотели переделать крестьянский быт, обычаи селян, не понимая того, что этого сделать невозможно, ибо кавалерийским наскоком нельзя переделать внутренние убеждения крестьян, стандарты, генетически переданные и накопленные опытом деревенской жизни и земледельческого труда.

Хлестаковы во власти, изучавшие Россию по иностранным источникам, не собирались учитывать интересы страны в целом, крестьянства, в частности, думали, очевидно по П.Столыпину, который говорил, что «народ темен, пользы своей не разумеет, а потому следует улучшать его быт не спрашивая его мнения о том».

В результате имеем коррумпированную власть, с одной стороны, нищий народ, с другой. В цивилизованных государствах собственность, рыночные отношения, духовная культура, правящая элита формируются десятилетиями, а то и столетиями. При этом собственность создается законоосновательно, путем труда и бережливости, а правящая элита приучается служить своей стране, своему народу. У нас и то, и другое, третье было создано за 5-10 лет. И собственность, и культура, и правящая элита появились как недоношеный плод со всеми негативными последствиями. У нас все не как у других. Большинству скороспелых собственников неуютно в собственной стране, а потому награбленное вывозится за рубеж, работает принцип «грабь награбленное», передел собственности продолжается. Имидж новоявленных собственников крайне низок. В этих условиях ни о какой этике рынка говорить не приходится. Бизнес живет по принципу «не обманешь, не проживешь». А потому значительная часть товаров: лекарства, продукты питания, спиртные напитки, минеральная вода и др. - поддельные. Все живут одним днем. И как результат, страна находится по инвестиционной привлекательности на 70-м месте в мировом рейтинге.

Кто-то сказал, что ветеринарное, поварское, самоварное и какое хотите иное искусство или знание признается искусством или знанием, в котором компетентны только изучавшие эту область; в деле же нравственности все считают себя компетентными.

Новая скороспелая правящая элита без всяких оснований посчитала себя компетентной в деле управления государством и по принципу «для выпрямления искривленной палки ее нужно сильно изогнуть в противоположную сторону», стали менять общественный порядок, насильственно устанавливать несвойственные россиянам общественные отношения.

Итак, главное в аграрных преобразованиях - эффективность производства, обеспечение продовольственной независимости страны, повышение жизненного уровня, прочно связанного с агропромышленным производством сельского населения.

Важнейшими условиями эффективного конкурентоспособного функционирования АПК являются:

- применение современной техники и новейших ресурсосберегающих технологий;

- формирование эффективного механизма стимулирования, системы управления, основанной на адекватных внутри- и межхозяйственных отношениях с жестким коммерческим хозрасчетом во всех подразделениях, включая и органы управления предприятием, объединением.

Но где, в каких организационно-правовых формах лучше используется капитал, дорогостоящая техника и оборудование? Безусловно - в крупном производстве, где стоимость используемых ресурсов переносится на продукт в меньшей мере, чем в мелком.

Научно-технический прогресс заставляет сельскохозяйственных товаропроизводителей приобретать новейшую высокопроизводительную технику, использовать высокоэффективные технологии. Это, в свою очередь, вынуждает увеличивать размеры производства. Совместное их действие приводит к росту производительности труда, сокращает численность занятых, увеличивает доходность, следовательно, и конкурентоспособность.

Известный американский социолог Декарди Хоуманс писал, что тесные межличностные отношения являются существенным компонентом любого общества, что люди, не развивающие в себе чувства общественной ответственности, потеряют чувство общности. Может случиться, что общество, которое теряет способность порождать тесные межличностные связи в одном поколении, будет давать жизнь поколениям, обладающим чувством общности еще в меньшей степени.

В конечном счете, мы превратимся в разнородную массу, не связанных друг с другом индивидов.


[1] История марксизма. Т. 3, часть I, выпуск второй.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 2. с. 89.

[3] Всемирная история экономической мысли. Т. 1. - М.: мысль, 1987., с. 33.

[4] А.А.Никонов «Спираль многовековой драмы». 1995. с. 429.

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта