Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Деньги селу очень нужны. Но не только в них дело.

 

Скоро уже три года, как Президент В. Путин выдвинул глобальные цели: удвоение ВВП, уменьшение бедности, рост благосостояния людей и модернизация армии. Сегодня к ним прибавились четыре национальных проекта. Похоже, и для села теперь забрезжил свет в конце тоннеля. За прошлый год здесь, если верить статистике, на два процента увеличился объем валовой продукции. Сбор зерна составил 78 млн тонн. Наметился рост поголовья свиней, производства яиц, мяса птицы, добычи рыбы. Агропромышленный комплекс все больше привлекает инвесторов. Но это лишь начало большой работы. Как в экономике в целом, так и в ее аграрном секторе.

Потеряв половину производственного потенциала, страна оказалась на задворках мировой экономики. В этих условиях ускоренные темпы роста - единственная возможность поднять благосостояние людей и вернуть статус великой державы. Экономически сильной, технологически "продвинутой", уважаемой и политически влиятельной.

Ускорение темпов экономического роста - не самоцель, а средство неуклонного повышения материального и культурного уровня жизни народа.

В конце 2005 года Владимир Путин предложил четыре крупных национальных проекта: образование, здравоохранение, жилье и сельское хозяйство. Чтобы не постигла их та же участь, что и удвоение ВВП, реализацию поручил бывшему руководителю Администрации Президента Дмитрию Медведеву, назначив его первым заместителем Председателя Правительства.

Началась активная работа. Определены методы контроля за проектами, разграничены обязанности между ведомствами и уровнями власти, назначены ответственные лица. Это вселяет надежду. Хотя понятна сложность предстоящей работы. Особенно с проектом "Сельское хозяйство". Уж больно глубок здесь развал. За последние 15 лет поголовье скота уменьшилось в 2,5 раза, почти вдвое сократилась материально-техническая база. Из сельскохозяйственного оборота выведено около 40 млн гектаров пахотных земель, кредиторская задолженность достигла 400 млрд рублей.

Тяжелое финансово-экономическое положение резко сократило спрос на технику, удобрения, строительные и другие материалы, привело к параличу многие предприятия фондопроизводящих отраслей. За период с 1985 по 2003 год производство тракторов сократилось в 32,7 раза, комбайнов - в 19,6 раза. Безработными оказались сотни тысяч человек. Чтобы сельскому хозяйству выйти, например, на уровень 1990 года, предстоит невероятно трудная работа. Началом ее должна стать всеобъемлющая долговременная четкая программа, ибо для тех, кто не знает, в какую гавань плыть, нет попутного ветра.

Реализация проекта в значительной степени будет зависеть от частных инвестиций. Выделяемые из бюджета 16 млрд рублей дополнительных средств - капля в море (по 364 рубля на каждого жителя села). "Если бизнес не поверит государству, - сказал министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, - проект развалится". Индикатором такого доверия служит защита государством внутреннего рынка. В конце 2005 года Правительство приняло постановление "Об импорте говядины, свинины и мяса птицы в 2005-2006 годах". Россия пошла на беспрецедентные уступки американцам. Нашим товаропроизводителям, по существу, поставлен шлагбаум на пути к собственному рынку.

Отменен запрет на импорт мяса птицы сверх установленных квот. Снятие ограничений даже при высоких пошлинах может привести к дальнейшему разорению отрасли, а при их снижении можно лишь предполагать, какими темпами пойдет разрушительный процесс, особенно когда вступим в ВТО.

Правительство принимает меры к тому, чтобы максимально защищать при этом интересы России. Ибо для одних стран эта организация - гарант процветания, предвестник экономической свободы. Для других - причина новых бед, жесткий удар судьбы. В декабре прошлого года в Гонконге развитые страны под давлением развивающихся согласились постепенно, до 2013 года, снять поддержку своих сельхозпроизводителей. Алексей Гордеев назвал такие уступки издевательством. К указанному сроку они могут окончательно разорить наше сельское хозяйство.

На переговорах о вступлении России в ВТО Запад требует от нас снижения и без того мизерного уровня поддержки АПК. Сами же "раскочегарили" ее до невероятных размеров. Например, товаропроизводители ЕС получают в сорок раз больше средств в расчете на гектар, чем это позволяется России. Их защитные меры превышают наши многократно (пошлины в 3,4 раза). В Законе "О реформировании и развитии сельского хозяйства", принятом Конгрессом США в 1996 году, говорится о прекращении эры государственного вмешательства в фермерскую деятельность, которая продолжалась более 60 лет (с 1933 года). Намечалось постепенное сокращение государственных субсидий фермерам. Но вместо этого в 2000 году по сравнению с 1995-м они выросли на 26 млрд долларов. Для наших крестьян такая поддержка - несбыточная мечта. По мнению же министра сельского хозяйства США Д. Гликмана, эта помощь "была скорее латанием дыр, нежели настоящим решением проблемы. Мы просто наложили очень дорогой жгут, тогда как ситуация фактически требовала переливания крови".

Незащищенности отечественного товаропроизводителя, как ни странно, способствуют некоторые наши высокопоставленные чиновники. Так, первый заместитель главы Центробанка Алексей Улюкаев говорит, что идеальным "было бы отменить квоты на импорт продовольствия". Хотя ему бы следовало больше думать о наведении порядка в своем ведомстве. Повышать эффективность, проводить диверсификацию валютных запасов. Сегодня доля золота в золотовалютных резервах составляет лишь 5 процентов, тогда как в развитых странах - 20 процентов. Там все меньше доверяют евро и долларам, большую часть активов переводят в желтый металл. Много нареканий к Банку и по поводу управления средствами Стабфонда, который не работает на отечественную экономику, а при инфляции в 11-13 процентов ежегодно худеет на многие десятки миллиардов.

Как известно, "скорость эскадры определяется скоростью самого тихоходного корабля". Сегодня таким "кораблем" в сельском хозяйстве является материально-техническая база. Жизнь начинается там, куда приходит техника. Она - главное средство производства. Потому с нее и надо начинать возрождение села. Когда-то Д. Рикардо писал, что "обнищавший производитель не может рассматриваться в качестве общественного богатства. Лишь капитал, воплотившийся в вещественных элементах, в машинах и технике, представляет собой действительно великую производительную силу".

За последние 15 лет поступление тракторов на село сократилось в 13,4 раза, зерноуборочных комбайнов - в 7,4, кормоуборочных - в 8,6 раза. Коэффициент обновления техники составляет 0,6-1,5 процента в год. Из-за ее недостатка страна ежегодно недополучает треть продукции. В том числе зерна - 20-25 млн тонн. Даже для поддержания существующего крайне низкого уровня обеспеченности техникой нужно приобретать ее на сумму 80 млрд рублей в год. Если же хотя бы за десять лет вернуть выбывшие из оборота 40 млн га посевной площади, для пополнения парка машин потребуется еще не менее 70 млрд рублей. Похожая картина и с энерговооруженностью. Она в четыре раза ниже, чем в европейских странах.

Важные факторы роста производства - химизация и мелиорация. Площадь ежегодно вводимых орошаемых и осушенных земель сократилась с миллиона гектаров до семи тысяч. Поставки минеральных удобрений - с 28 млн тонн действующего вещества до полутора миллионов. Между тем Россия - крупнейший их поставщик на внешнем рынке. Чтобы повернуть этот поток на свои поля, надо опять же включить экономические рычаги. В том числе повысить пошлины на экспорт удобрений.

Большая работа предстоит в животноводстве. Производство молока и говядины уменьшилось за пятнадцать лет соответственно на 40,1 и 53,5 процента. Производство мяса уже более десятилетия убыточно. Поголовье скота, повторяю, сократилось в 2,5 раза. Однако проблема не столько в его восстановлении, сколько в повышении генофонда животных, в подготовке кадров, широком внедрении энергосберегающей техники и технологий, углублении специализации и концентрации производства, развитии комбикормовой промышленности.

Интенсивный путь развития позволяет существенно повысить эффективность и конкурентоспособность молочного животноводства. Другое дело - производство говядины. В развитых странах оно растет за счет мясных коров. Например, в США их доля в общем поголовье в 2000 году достигла 78,5 процента, а выход мяса на голову - более 120 кг. В СССР потребность в говядине удовлетворялась на 97 процентов за счет молочного скота. Но и без того незначительное поголовье мясного сократилось в три раза.

Важнейший раздел национального проекта "Сельское хозяйство" - социальная сфера. Сегодня все ее составляющие (жилье, школы, клубы, магазины, дороги, медицинское обслуживание, газификация, связь, занятость, заработная плата) находятся в тяжелейшем состоянии.

Во все времена Правительство не считало нужным ею заниматься. В советское время это входило в обязанность сельскохозяйственных предприятий и организаций, которые направляли сюда примерно 28 процентов своих вложений. Реформаторы решили снять эту обузу с крестьян. В 1991 и 1995 годах были приняты постановления Правительства "О передаче на гособеспечение объектов социальной сферы села, находящихся на балансе сельскохозяйственных предприятий". Но и до сих пор на их иждивении находятся 50 млн кв. м жилищного фонда, детские сады, школы, клубы, дома культуры, медицинские учреждения. На содержание этого формально государственного добра предприятия ежегодно тратят более 10 млрд рублей. "Социалка", которая была передана местным органам власти, оказалась бесхозной. Положение миллионов крестьян резко ухудшилось. Ни дорог, ни детских садов, клубов, аптек.

Россия обеспечивает "голубым топливом" по бросовым ценам Украину, Грузию, Молдавию, другие республики. Прибалтийские села давно и полностью газифицированы. Наши даже по завершении трехлетней программы газификации (2008 год) будут охвачены ею лишь на 60 процентов. За годы реформ из 150 тысяч деревень практически перестали существовать 30 тысяч. Отчасти из-за тяжкого быта, отсутствия той же газификации.

В начале 90-х годов либеральные демократы заявляли: "За 500 дней дадим стране цивилизованный рынок". Тогдашнего премьера Великобритании М. Тэтчер спросили, что она думает по этому поводу. "Может, российские реформаторы и умные люди, но наша страна шла к рынку 200 лет". Ответ М. Тэтчер поучителен не только для наших, но и для западных политиков. Они постоянно упрекают Россию, дескать, не соответствует статусу государства с рыночной экономикой. В том, что рынок создается постепенно, не экспортируется из других стран, мы убедились на собственном опыте. Скажем, сегодня сельское хозяйство от цивилизованного рынка так же далеко, как и 15 лет назад. По вопросам землепользования, земельным отношениям принято множество законов, указов Президента, но большинство из них не работают.

Долгое время шли острые дискуссии о купле-продаже земли, о формах собственности и хозяйствования. Наконец Государственная Дума приняла Земельный кодекс, законы "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и т. д. Однако говорить, что система земельных отношений стала более прозрачной, что ускорилось движение участков от неэффективных собственников к эффективным, а в село пошли долгожданные инвестиции, не приходится. Цивилизованного оборота пока нет. Если главное средство производства - земля не объект рынка, не может быть и рыночных отношений в сельском хозяйстве. Так что нынешний рынок - это колхозный базар, без какой-либо инфраструктуры. Ее атрибуты - система ценообразования, включая товарные интервенции; снабженческо-сбытовые и кредитные кооперативы; государственное регулирование, защита отечественного товаропроизводителя от импорта и т. д. Ничего подобного у нас нет.

Западный фермер не занимается реализацией своей продукции, не ищет рынки сбыта. За него это делают кооперативы, частные компании. Если на минуту представить, что это звено там исчезло, через несколько месяцев прекратилось бы сельхозпроизводство.

Как же нам сделать успешным национальный проект? Для этого необходимо соблюсти ряд важнейших условий. Прежде всего отладить кредитный механизм. Это важнейший элемент экономики. Сельскохозяйственные предприятия США оплачивают с помощью кредита от 35 до 70 процентов совокупных расходов. Этим занимаются свыше 800 банков и ассоциаций. В России кредит почти не работает. Отсутствуют соответствующие организации, особенно в глубинке, непомерно высоки процентные ставки. К тому же крестьянам и нечего заложить, кроме земли. Техника изношена, зерно и так всегда можно продать. Под землю же кредит не дают.

В соответствии с национальным проектом планируется создать систему земельно-ипотечного кредитования, которая позволяла бы привлекать средства на длительный срок и под приемлемые проценты. Определены их размеры для различных категорий хозяйств. Предусматривается, что субсидирование процентных ставок по кредитам для малых форм хозяйствования будет следующее: 95 процентов - за счет средств федерального бюджета и 5 процентов - за счет средств регионов. По сути, бесплатные кредиты. Это позволит привлекать ежегодно до 20 млрд рублей кредитов в коммерческих банках. Планируется создать в течение двух лет тысячу заготовительных, снабженческих, сбытовых кооперативов и пятьсот пятьдесят кооперативов по первичной переработке сельскохозяйственной продукции.

Как заверил на встрече в нашем парламенте министр сельского хозяйства А. Гордеев, будет развиваться и система финансовой взаимопомощи. К этому подключается Россельхозбанк с его инфраструктурой и капиталом. В 2006 году должно быть создано шестьсот, а в 2007-м - тысяча кредитных кооперативов. Они станут обслуживать мелких товаропроизводителей. Система земельно-ипотечного кредитования в стране пока отсутствует. Принято решение, в соответствии с которым Россельхозбанк уже начал ее формировать.

Для обеспечения доступным жильем молодых специалистов в течение двух лет Минсельхозу в рамках национального проекта предусмотрено выделять по два миллиарда рублей ежегодно. Основа реализации этого пункта - софинансирование. Из средств федерального бюджета - 30 процентов, бюджеты субъектов Федерации - 40 процентов, работодатели - 30 процентов. По договору коммерческого найма жилье предоставляется молодому агроному, инженеру, зоотехнику или экономисту с последующим переходом в собственность после выплаты десяти процентов его стоимости и определенного срока работы на данном предприятии. Решаются и задачи газификации населенных пунктов.

Главное теперь - более динамично переходить от слов к делу. В том числе как можно скорее принять Закон "О сельском хозяйстве". Он должен четко определить государственную политику в отношении АПК, поставить его в равные с другими отраслями условия, ликвидировать во взаимоотношениях с ними пресловутые "ножницы". Сельское хозяйство - элемент особого жизненного уклада 39 миллионов граждан. Среда, где еще есть народные традиции, где жизнь вписана в исторически освоенный ландшафт.  Если мы хотим сохраниться как единый и великий народ, то должны позаботиться о нашем селе.

В законе важно прописать роль государства как регулятора экономических процессов. Оно обязано поддерживать стратегические запасы продовольствия, обеспечивать питанием личный состав силовых структур по гарантированным ценам. Должна быть четко определена доля аграрного бюджета в общей его сумме. Без государственной поддержки селу не подняться. Это поняли не только развитые страны, но и наши соседи. Украина тратит на село 10 процентов бюджета, Казахстан - 18, Белоруссия - 20, Азербайджан и Туркмения - 28 процентов. Ибо продовольственная самодостаточность - одна из основ суверенитета, а продовольственная безопасность - элемент безопасности национальной.

 

______________________________________________________________________________________

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта