Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Земля - фундамент державы российской.

 

Земля была, есть и будет фундаментом экономических преобразований. И если есть в чем у нас в России наиболее теперь беспорядок, так это во владении землей. И покамест это не устроится, не ждите твердого устройства во всем остальном.

Ф. М. Достоевский

 

Земля является не только главным средством производства в сельском хозяйстве, она - и территориальный фактор государственности, национального самоопределения, пространственный базис функционирования всего народного хозяйства, кладовая полезных ископаемых, особый объект общественных отношений. Земля является уникальным ресурсом в связи с ее ограниченностью, невоспроизводимостью и многофункциональностью. "Земля - мать богатства, - говорил Уильям Петти, - труд - его отец".

Земельные отношения как совокупность отношений, возникающих между субъектами земельного права по поводу владения, пользования и распоряжения землей, - сложная многоаспектная проблема. Важнейший вопрос - собственность на землю.

Во все времена стремление к переустройству земельных отношений в России было оголенным нервом общественного сознания и большой политики. Прогрессивные силы всегда стремились к тому, чтобы добиться справедливого распределения земли с целью обеспечения доступа большинства населения к главному богатству страны. На заседании Второй (царской) Государственной Думы земельный вопрос был назван центральным вопросом российской жизни: пока не будет разрешен этот вопрос, говорили тогда, до тех пор нельзя и думать о возрождении России и о том могучем росте, который ей предстоит. Эти слова актуальны и сегодня. В условиях, когда страна находится на перепутье, на разломе общественных отношений, социальная острота проблемы земельных отношений выдвигает ее в качестве основы всей экономической политики государства и требует пристального внимания всего общества. Притягательная сила собственности на землю не в самой земле, не в возможности на ней работать по своему усмотрению, а в ренте, в монопольном незаработанном доходе. А. Смит писал: "С тех пор как вся земля в той или иной стране превратилась в частную собственность, землевладельцы, подобно всем другим людям, хотят пожинать там, где они не сеяли, и начинают требовать ренту даже за естественные плоды земли". Собственность - синоним власти, а земельная собственность - власти исключительной. Контроль над ней является важнейшим условием к власти. Землевладельцы присваивают себе доход (ренту), который и придает остроту вопросу о форме собственности. Монополия на землю не единственная из существующих, но это самая значительная монополия, это мать всех монополий.

Земельный вопрос был и остается вопросом о судьбе крестьянского хозяйства. В начале 90-х годов в России сделана очередная попытка справедливого распределения земли, передачи тем, кто ее обрабатывает.

Б. Ельцин перед президентскими выборами 1996 года в обращении к крестьянам сказал: "Один из главных лозунгов Октябрьской революции "Земля - крестьянам!", под которым победили большевики, так и не был претворен в жизнь. Именно в этом одна из важнейших причин отсталости сельского хозяйства и низкого уровня жизни крестьян". Демократы, чтобы исправить "ошибку" большевиков, начали реформы с массового передела земли, со структурных изменений в формах собственности, с землевладения и землепользования. У всех сельскохозяйственных предприятий было изъято 10 процентов земель и зачислено в специальные фонды районов. Земли крупных сельскохозяйственных предприятий были разделены на доли. Каждый их работник, пенсионер, работник социальной сферы бесплатно получили земельные доли. Собственниками земли стали около 12 миллионов человек. Всего в частную, общую совместную и общую долевую собственность граждан и юридических лиц было передано 137,1 миллиона гектаров сельхозугодий. Земельные участки для ведения личного подсобного хозяйства (5,7 млн. га) получили 16 миллионов человек, для коллективного садоводства (1,3 млн. га) - 15,1 миллиона, огородничества (0,6 млн. га) - 6,6 миллиона, индивидуального жилищного и дачного строительства (0,6 млн. га) - 6,1 миллиона человек. Органам местного самоуправления (сельским, поселковым администрациям) передано в ведение 36,4 миллиона гектаров земли (153,3 тысячи сельских населенных пунктов с прилегающими территориями).

Примерно 92 процента земельных дольщиков получили свидетельства на право собственности, из них 60 процентов распорядились ими: передали в аренду или в уставной капитал сельскохозяйственных организаций, расширили личное подсобное хозяйство. Около миллиона человек, имеющих право на земельные доли, даже не подали заявлений на получение свидетельств на право собственности. Абсолютное большинство владельцев земельных долей оставило их в предприятиях с предпочтением сдачи в аренду. Опрос владельцев земельных долей об их выделении составил в Орловской области 7 процентов, Саратовской - 6 процентов. И это несмотря на то, что дивиденды на земельные доли мизерные, интерес к земельной собственности, как источнику дохода, минимальный.

Многие собственники земельных участков не держатся за них: 60 тысяч фермеров бесплатно сдали свои земельные участки, а крестьяне, выезжающие из деревень, особенно расположенных в глубинке, вообще не вспоминают, что они являются собственниками 7-10 гектаров земли.

 

Изменения форм собственности и хозяйствования не улучшили использование земли. Миллионы гектаров остаются невостребованными

Российские реформаторы первой волны, как от обузы, отказывались от власти над землей, от рычагов контроля за рентой земли и природных ресурсов, передавая ее в частные руки. Но государство не частное лицо, ему нельзя жертвовать своими интересами, тем более что великодушие в политических делах не бывает бескорыстным.

Не мудрствуя лукаво, переписывались западные модели реформирования. Ускоренными темпами принимались законы, постановления. За 90-е годы только в области землепользования на федеральном уровне было принято 32 закона, 52 указа Президента РФ, 180 постановлений Правительства, 242 нормативных акта Госкомзема.

Гете писал: "...все попытки вводить какие-то чужеземные новшества, поскольку потребность в них не коренится в самом ядре нации, нелепы, и все революции такого рода заведомо обречены на неуспех, в них нет Бога, ибо участвовать в этой нелепице ему не пристало".

Минуло 14 лет, как земля бесплатно передана в собственность сельским жителям, фермерам и личным подворьям. 83 процента земли находится в частной (в том числе долевой) собственности. Возникает вопрос: появился ли хозяин на земле, заинтересованный в повседневной напряженной работе, в повышении плодородия почвы и улучшении природной среды? Можно смело сказать, что в прошлом ничейная земля не приобрела хозяина, в подавляющем большинстве на земле работает наемный работник. Изменения форм собственности и хозяйствования не улучшили использование земли. Миллионы гектаров, переданных хозяйствами в фонд перераспределения, остаются невостребованными. На многих предприятиях 70 и более процентов земли оказалось сосредоточено у неработающей части сельского населения. Учитывая, что село стареет, эта доля постоянно увеличивается.

В стране создаются агрофирмы, агрохолдинги, отраслевые кооперативы, другие интегрированные формирования. Их руководители вынуждают крестьян вносить свои земельные паи в уставной капитал этих объединений. Это ведет к тому, что все большее число вчерашних собственников земельных участков обрабатывают чужие земли. Навязанный сверху способ реформирования не отвечал интересам большей части крестьян, не учитывал местные особенности, а потому не произошло активизации человеческого труда.

Принимая решения, реформаторы хотели разбудить интерес крестьян к эффективному труду, а добились апатии и безразличия, "пошли по шерсть, а вернулись стрижеными". Словом, "исправление ошибок большевиков" привело к обратному результату. Формула "мое лучше, чем наше" не сработала. Либеральные демократы заблудились на пути к истине.

Ошибочность в выборе направления реформирования, нежелание уважать различные точки зрения, прислушиваться к интересам крестьян, а также поспешность принятия решений по такому архиважному вопросу, каким являются земельные отношения, явились главной причиной просчетов и связанного с ними обвального спада производства сельскохозяйственной продукции.

Эффективное функционирование организационно-экономичес-кого механизма земельных отношений невозможно без государственного земельного кадастра, включающего в себя регистрацию землевладений и землепользований, количественный и качественный учет земельного фонда, бонитировку почв и экономическую оценку земель. Кадастровая база способствует упорядочению поступлений в бюджет средств за использование земли и сделок с земельными участками. К сожалению, земельный кадастр так и не был разработан, хотя за 10 лет только из бюджета страны, не считая многочисленные иностранные фонды и гранты на его создание, было выделено несколько миллиардов рублей (примерно 800 млн в год). Но деньги ушли неизвестно куда.

С 1 января следующего года вступает в силу Закон "О местном самоуправлении". Бюджеты муниципальных образований должны формироваться в основном за счет имущественных налогов. Но в отсутствие земельного кадастра, а следовательно, оценки земли, обоснованных ставок налога на землю и арендной платы, а также четких границ земель, принадлежащих к епархии муниципальных образований, одному Богу известно, как они будут формировать свой бюджет. Есть все основания предполагать, что вступление в силу Закона "О местном самоуправлении" может привести к куда более серьезным потрясениям, чем Закон "О монетизации льгот". "Если Закон о местном самоуправлении, - заявил министр регионального развития В. Яковлев, - не довести до ума, будет революция. Ну не революция, но плохо будет". И предложил в судорожном порядке вносить в него существенные поправки.

Важнейший вопрос земельных отношений - рынок земли, включающий аренду, продажу, залог, обмен, дарение, то есть любой переход прав хозяйственного использования земельных участков от одних субъектов к другим.

В силу ряда причин цивилизованный оборот сельскохозяйственных земель, по существу, отсутствует. Отдельные предприятия, фермерские хозяйства 50-60 и более процентов закрепленной за ними земли не используют. (В целом по стране около 40 млн га пашни вышло из хозяйственного оборота.) В то же время некоторые хорошо работающие предприятия нуждаются в расширении земельных угодий, но получить ее не так просто.

Земля ценна доходом

Сегодня же работа на земле, как правило, приносит лишь убыток. Реформаторы не задумываются о рациональном использовании земли, повышении эффективности сельскохозяйственного производства. Их цель - дальнейшее разгосударствление земельной собственности. Однако право гражданина на землю отнюдь не является высшей социальной целью, ибо, если переход земли в руки земледельцев приводит к снижению производительности сельского хозяйства, это грозит большой опасностью для страны. Долгое время шли острые споры о купле-продаже земли, о формах собственности и хозяйствования. Наконец, Государственная Дума приняла Земельный кодекс (2001 год), Закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (2002 год), Закон "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (2004 год).

Однако говорить, что с принятием этих законов система земельных отношений стала более прозрачной, ускорилось движение участков от неэффективных собственников к эффективным, а в село пошли долгожданные инвестиции, не приходится. По-прежнему вместо регулируемого существует криминальный рынок земли. Цивилизованного оборота земли как не было, так и нет. А если главное средство производства - земля - не является объектом рынка, значит, не может быть и рыночных отношений - в сельском хозяйстве в целом.

Причин, почему в отрасли отсутствует рынок, а в село не идут инвестиции, много.

1. Сельское хозяйство находится в глубоком кризисе, заниматься им в большинстве случаев стало невыгодно. Надежд на улучшение положения мало. Подготовленный Министерством сельского хозяйства совместно с МЭРТом прогноз развития отрасли на три года неутешителен - 1-1,5 процента в год. Это, как сказал А. Гордеев, стагнация.

2. Невостребованность земли. Количество пустующих земель с каждым годом увеличивается. Производство большинства сельскохозяйственных продуктов уже многие годы остается убыточным.

3. Кредитные организации не хотят выдавать сельским товаропроизводителям ипотечный кредит. С одной стороны, по причине больших рисков, с другой - из-за отсутствия механизма управления земельными участками, в случае когда заемщик средств не в состоянии будет вернуть ипотечный кредит.

За рубежом кредит является важнейшим элементом экономического развития аграрного производства. Сельскохозяйственные предприятия США финансируют с помощью кредита от 35 до 70 процентов всех совокупных расходов. Основная группа учреждений, образующих систему сельскохозяйственного кредита, представлена коммерческими банками, страховыми компаниями, администрацией по делам фермеров, товарно-кредитной корпорацией - всего свыше 800 банков и ассоциаций.

В России получение средств под залог земли дало бы толчок для развития АПК. Ибо сегодня сельскому товаропроизводителю нечего предоставить в залог, кроме земли. Техника окончательно изношена, а зерно и без кредита всегда можно продать. А потому сделки с землей пока что остаются либо во власти криминала, либо не выходят за рамки аренды. Нужно землю сделать предметом залога и тем самым дать сельским товаропроизводителям необходимые заемные средства. Но без гарантии государства кредитные организации не будут рисковать, не будут выдавать средства под залог земли. Такое положение не может оставаться до бесконечности.

Для ускорения оборота земельных участков от неэффективных собственников к эффективным необходимо государственное регулирование рынка земли, которое должно быть основано на пакете нормативных актов, связанных с ипотекой, эмиссией и движением ценных бумаг, обеспеченных земельными активами.

Если земля не является объектом рынка, значит, не может быть и рыночных отношений в сельском хозяйстве в целом

Финансово-экономическому блоку в Правительстве, отвечающему за проведение реформ в стране, нужно не затягивать решение этого архиважного вопроса, вывести отрасль из состояния, когда она одной ногой стоит как бы в рынке, а другой - в прежней системе.

О важности проблемы ускоренного оборота сельскохозяйственных земель, их ипотеке, как главном источнике кредитования отрасли, свидетельствует то, что эта проблема была предметом обстоятельного рассмотрения на заседании Президиума Госсовета 17 июля в Калмыкии. На заседании губернатор Белгородской области Е. Савченко внес предложение, заслуживающее внимания. Суть его в том, чтобы государство выкупило по достойной цене земельные паи у их собственников (конечно, по их согласию). Для этого нужно не пожалеть 50-70 миллиардов рублей. Получив землю в собственность, государство будет сдавать ее в аренду на 49 лет. При этом инвестор без каких-либо рисков может вкладывать средства в забытое Богом и Правительством сельское хозяйство.

По нашему мнению, предложение важно, поскольку решает не только экономические, но и политические вопросы, снимает социальную напряженность в стране. Не надо забывать того, как 100 лет назад недовольство малоземельных и безземельных крестьян достигло предела, крышка на кипящем котле слетела. Крестьяне разграбили и сожгли 16 тысяч помещичьих усадеб.

И последнее. Во всех странах с рыночной экономикой земля продается, покупается и сдается в аренду. Затраченный на покупку земли капитал, как и любой другой, входит в затраты на производство сельскохозяйственной продукции.

В советское время, при государственной собственности на землю, купля-продажа была запрещена, земля не имела цены, а потому не входила в затраты на производство сельскохозяйственной продукции. Это искажало всю систему экономических отношений, не позволяло объективно делать сравнительную оценку эффективности работы сельского хозяйства с другими отраслями, сопоставлять трудовой вклад работников сельскохозяйственных предприятий разных регионов.

С переходом отрасли на цивилизованные рыночные отношения, с ускорением оборота земельных участков землевладелец вынужден будет включать затраты на приобретение земли в собственность или аренду в себестоимость сельскохозяйственной продукции. Это приведет к существенному повышению цен на продукты питания, а следовательно, к снижению конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей.

В условиях чрезвычайной бедности значительной части нашего населения, а потому и низкого спроса на продукты питания рост цен вызовет дальнейшее сокращение душевого потребления продуктов питания, приведет к обострению социально-экономических проблем в стране.

Сегодня этот вопрос не только не решается, но и не ставится на повестку дня. Хотя необходимость его решения не вызывает сомнения. Государство должно вмешиваться в его регулирование путем плавного перехода к новым ценам. Решение возможно с помощью долгосрочных кредитов. Так это было после реформы 1861 года, когда для выкупа земли, поступившей в пользование крестьян, правительством выдавались выкупные ссуды. Срок погашения ссуд - 49 лет, что приносило крестьянам ощутимую выгоду. Во время Столыпинской реформы кредит предоставлялся на 20 лет, с началом его погашения с восьмого года.

Аналогичный государственный кредит для покупки земли в условиях нынешней реформы земельных отношений позволил бы отодвинуть включение земельной ренты в затраты на производство сельскохозяйственной продукции и избежать резкого роста цен.

Итак, в формировании земельных отношений Россия стоит на развилке дорог. Либо она повторит свои и западные ошибки, либо выберет принципиально иную модель реформирования, с помощью которой пойдет по пути прогресса. Результат будет зависеть не столько от обеспечения социальной справедливости (раздачи земли всем тем, кто ее обрабатывает), сколько от обеспечения роста производства и повышения его эффективности.

Для этого необходимо:

- создать законодательную базу, где четко должны быть прописаны вопросы собственности на землю, права и ответственность за ее рациональное использование, восстановления плодородия почв и защиты земель;

- сформировать комплекс факторов, обеспечивающих повышение эффективности сельскохозяйственного производства и его конкурентоспособности, а также привлекательности для инвесторов;

- усилить роль государственного регулирования земельных отношений, провести разграничение земель между федеральным, региональным и местным уровнями;

- повысить социальный уровень жизни земледельцев.

Без вмешательства государства в эти процессы, без строгого контроля и повышения эффективности управления невозможно оздоровить земледельческий организм и остановить печальные процессы на российской земле.

______________________________________________________________________________________

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта