Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Аграрный сектор - десять лет исканий.

 

Российская деревня открывает в своем развитии новый этап. Закончилось десятилетнее противостояние "коллективистов" и "частников". Теперь, при многоукладной экономике, каждый нашел свою нишу. Но почему же низка еще отдача полей и ферм, почему до сих пор страна в кабальной зависимости от импорта продовольствия? Какими способами, средствами власть федеральная может поднять наш АПК с колен и есть ли нынче свет в конце тоннеля? Однозначно, пожалуй, не ответишь.

Аграрная политика последних десяти лет напоминает наши непролазные проселочные дороги. Увязла - и ни туда, ни сюда. Власти старались этого как бы не замечать, не раз даже заявляли о наметившемся подъеме сельской экономики. Но шила в мешке не утаишь. Производство основных видов продукции резко упало. Правда, за последние два года ситуация изменилась в лучшую сторону. Валовой сбор зерна увеличился и составил 85 млн тонн, возросли объемы производства мяса, прибыль сельхозпредприятий, увеличился оборот розничной торговли продовольственными товарами. Все это скорее дар Божий, нежели результат активной государственной политики. Показатели, характеризующие причины кризиса: плохая материально-техническая база, убывающее плодородие почвы, отсутствие хороших управленцев. Остаются высокая кредиторская задолженность села, диспаритет цен.

Эффективность работы АПК прежде всего зависит от инвестиций, самостоятельности и ответственности товаропроизводителей. В дореформенный, то есть советский, период наша деревня имела достаточно мощный потенциал. Капитальные вложения только в сельское хозяйство составляли в середине 80-х годов около 45 млрд рублей в год. А какие это были рубли? Комбайн "Дон" стоил 39 тысяч. Теперь цена его выросла в разы, а хлеба, мяса - только на проценты.

Однако можем ли сказать, что не было тогда проблем с продовольствием? Были, да такие, что вспоминать страшно. Отдача вложений постоянно снижалась. Причины тоже известны: отсутствие разумного механизма хозяйствования, системы стимулов и интересов, экономической самостоятельности предприятий. Так что преобразования в АПК, "затеянные" новым российским руководством, объективно необходимы. Земельная реформа, реорганизация предприятий, структурные изменения собственности устранили государственную монополию на основной капитал. Крестьяне стали свободными (во всяком случае, юридически) от чиновничьей опеки.

На одной свободе далеко не уедешь. США, например, в придачу к ней из госбюджета выделяют фермерам 50-60 млрд долларов в год. Без этого спасительного "зонтика" большинство из них приказали бы долго жить. К сожалению, наши реформаторы первой волны надеялись поднять село только путем замены крупных предприятий миллионами фермерских хозяйств. Начались катастрофическое сокращение вложений в отрасль и самый настоящий рэкет государства по отношению к селу. Его осуществляют монополисты: перерабатывающие, агросервисные предприятия,  заламывая неимоверные цены за свои услуги. Государство, по сути, отказалось от защиты своих товаропроизводителей.

Из-за резкого снижения бюджетных ассигнований хозяйства не в состоянии поддерживать социальную сферу, покупать технику. Последнее приводит к резкому сокращению посевных площадей, поголовья скота. В стесненных материальных, финансовых условиях большинство предприятий, фермеров не сумели воспользоваться предоставленной им экономической свободой.

Тем не менее, десятилетнее противостояние "коллективистов", "частников" закончилось. В стране утвердилась многоукладная аграрная экономика. Это хорошо: все звенья нашли свою нишу. Несмотря на значительное сокращение посевных площадей, крупные предприятия дают основную часть зерна, подсолнечника, сахарной свеклы, кормов, 40-50 процентов продукции животноводства. Фермеры - их более 260 тысяч ­­- занимаются производством хлеба, масличных культур. Личные подворья стали главными поставщиками картофеля, овощей. На их долю приходится также свыше 50 процентов мяса, молока. Хозяйств с государственной собственностью меньше 10 процентов. Они в основном выращивают сортовые семена, племенной скот.

Ушедшее десятилетие дает богатую пищу для размышлений. Например, личные подсобные хозяйства (ЛПХ) поставляют более половины валовой продукции. По данным Госкомстата РФ, в 1999 году в расчете на гектар сельхозугодий они произвели ее на сумму в 61,9 тысячи рублей. Это в 41,3 раза больше, чем на крупных предприятиях, и в 56,3 раза, чем в крестьянских (фермерских) хозяйствах. Сторонники мелкотоварного сектора объясняют столь высокую отдачу большой заинтересованностью, предприимчивостью крестьянина-собственника.

Но разве фермеры не пекутся о результатах своего труда? Почему же дают продукции в 56 раз меньше? Причина в экономической "пуповине", что связывает подворье с общественным хозяйством. Последнее оказывает населению всемерную поддержку. И кормами, и молодняком скота, и техникой, транспортом. Крупные предприятия содержат социальную сферу села.

Как бы там ни было, личные подворья вносят существенный вклад в продовольственное обеспечение страны, выступают в качестве основного, а нередко и единственного способа приложения труда, главного источника дохода для большинства крестьян.

Исследования нашего института в Тамбовской области показали, что 80 процентов семей считают занятость в ЛПХ вынужденной мерой, без которой сегодня не выжить. Зарплата в общественном хозяйстве перестала быть главным источником дохода. Работа на своем дворе, огороде ­- основной источник получения средств к существованию. Полунатуральный, потребительский характер семейных хозяйств худо-бедно стабилизирует социально-экономическое развитие деревни.

Это, увы, не может радовать. Сельское хозяйство становится мелкотоварным и менее конкурентоспособным. Все большую часть продукции получаем с использованием ручного труда, примитивных технологий, минимальной механизации. Так, еще недавно товарность картофеля в ЛПХ была в 6,7 раза ниже, чем в крупных хозяйствах. Соответственно овощей - в 9,8, скота и птицы ­- в 5,3, молока - в 4,8, яиц - в 11,4 раза. Иными словами, с подворья люди лишь кормятся.

Надо полагать, с развитием крупных предприятий, с ростом доходов крестьян за счет оплаты их труда доля ЛПХ в валовой продукции сократится до разумных пределов. Однако процесс этот займет многие годы. Так что пока они будут оставаться подспорьем в создании продовольственного фонда страны. А потому государство должно оказывать им всемерную помощь.

И все же каким структурно должно быть наше сельское хозяйство? В своей основе - крупным: агрофирмы, союзы и ассоциации, кооперативы, агрохолдинги. Их преимущества не только в более эффективном использовании техники, но и в оптимальном сочетании отраслей, высокой товарности.

Восстановление, подъем АПК все больше связывают именно с такими предприятиями. Но лишь около четверти их развивается нормально. Остальные либо с неустойчивой экономикой, либо хронически убыточные. Потеряна управляемость, ответственность за положение дел. У самих крестьян - безразличие к тому, что делается в родном коллективе. Существует несколько моделей оживления этих хозяйств. В том числе передача земли, имущества в другие руки, жесткий хозрасчет, экономические отношения, адекватные рыночным.

Денег селу казна дает крайне мало. Но есть еще способ поднять их на ноги: за счет привлечения частного капитала. Сошлюсь на опыт Белгородской области. Тут 226 предприятий, находившихся на грани банкротства, вошли в так называемые интегрированные структуры. Инвесторы за два последних года вложили сюда более 6 миллиардов рублей. Приобрели сотни тракторов, комбайнов, другой техники. И вот результат: производство зерна выросло за год на 30 процентов, сахарной свеклы - на 21, подсолнечника ­- на 32, мяса - на 10 процентов, надои от каждой коровы - на 700 килограммов.

Несколько иную схему создания агрохолдингов применили в Орловской области. Их здесь четыре: "Орловская нива", "Орловщина", "Проект-2000 Орел", "Орловский агрокомбинат". Основным учредителем и держателем акций стал областной комитет по имуществу. То есть государственная структура. Причем деятельность холдингов охватывает не отдельные территории. Каждый имеет объекты в различных районах области. Они уже освоили около полумиллиона гектаров земли, ранее вышедшей из оборота. Все получили прибыль, хотя в их составе были отстающие хозяйства.

Как видим, и в тяжелейших условиях можно найти выход. Ученые нашего института активно в этом помогают. Вместе с руководителями, специалистами Орловской, Тамбовской, Тюменской областей, других регионов создаем кооперативы: торгово-снабженческие, кредитные, агрофирмы, холдинги, осваиваем новые формы хозяйствования, проводим финансовое оздоровление неплатежеспособных предприятий.

По мере укрепления экономики должна возрастать роль государства в подъеме села. Это - практика всех цивилизованных стран, важнейшее условие продовольственной независимости и национальной безопасности. Пока, к сожалению, рассчитывать на крупные "вливания" из бюджета не приходится. Значит, в каждом регионе надо искать свои резервы, свои точки роста. Их, как видим, немало.

Десять прошедших лет были для села годами поисков, лишений, упорной борьбы за выживание. И все же крестьянин постепенно начинает выходить на большую дорогу. С обретенным опытом, верою в то, что жизнь устроится как надо. Точнее, как подсказывает здравый смысл.

______________________________________________________________________________________

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта