Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

У кого в головах «разруха»?

 

По словам российского Президента, наша страна переживает один из самых трудных периодов в своей многовековой истории, стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и третьем эшелоне государств мира. Уродливые формы экономических преобразований ввели Россию в глубокий социальный кризис. Потеряв половину своего производственного потенциала, страна оказалась отброшена на задворки мировой экономики, все ощутимее чувствует на себе давление со стороны глобального капитализма.

 

В тяжелом положении мы оказывались не раз. Но находили в себе силы и приобщались к ведущим государствам мировой элиты. Сможет ли сегодня Россия мобилизовать все внутренние ресурсы, чтобы не только вырваться из кризиса, но пойти дальше - войти достойным участником в глобальную экономическую систему? Без высоких и устойчивых темпов экономического роста, базирующихся на науке и высокотехнологичном производстве, эту задачу не решить.

Скоро исполнится два года, как В. Путин выдвинул связанные с этим чрезвычайно важные для развития российской экономики стратегические цели: удвоение ВВП, борьба с бедностью, повышение обороноспособности. Поставлена амбициозная задача - развиваться значительно быстрее, чем другие страны, обеспечивая 7-8 процентов прироста ВВП в год. Для ее решения необходима комплексная долговременная программа на весь период реализации, основанная на новой стратегии экономического развития страны, включающей систему мер, источники роста, прогрессивные структурные сдвиги. Сумма отдельных, даже самых гениальных научно-технических проектов - это лишь сумма, а не целое, лишь отдельные решения элементов проблемы, а не стратегия ее целостного решения. Мировой опыт последних десятилетий свидетельствует, что без ориентиров на будущее нельзя эффективно руководить экономикой.

Что же сделано за истекшее с тех пор время?

К большому сожалению, особых подвижек не наблюдается, более того, думается, идет скрытое противодействие воле Президента. До сих пор нет программы реализации поставленных Президентом задач, идут нескончаемые споры о том, что считать стартовой точкой удвоения ВВП: 2002 год, как ставил Президент, и тогда соответственно год окончания - 2012-й или, как он говорил позже, 2010 год? По оценкам Минэкономразвития, темпы роста ВВП с 2002 по 2012 год могут составить лишь 82-87 процентов, то есть удвоения к 2012 году не будет. Как считает Г. Греф, "реально приходится исходить из периода 2005-2015 годов (и опять же!) при условии использования институциональных реформ и преодоления ограничений роста". По Грефу, институциональные реформы - что-то вроде манны небесной: свалятся они на нашу экономику, тогда решим поставленную задачу к 2015 году, нет - не обессудьте.

Жизненно важное для России удвоение ВВП для исполнительной власти не стало основополагающей задачей. Есть все основания считать, что у ряда министров нет не только уверенности в реализации этой задачи, но и понимания ее важности. Так, А. Кудрин при обсуждении проблемы на заседании Правительства задал вопрос: почему не каждая страна выдвигает задачу удвоения ВВП за 10 лет и планирует экономический рост не на 7, а, к примеру, на 2 процента?

Что непонятно министру? Ускоренные темпы экономического роста России сегодня нужны потому, что это единственная возможность выйти из системного кризиса. Без экономического рывка не состоится восстановление страны как великой державы, экономически сильной, технологически продвинутой, социально развитой и политически влиятельной.

Не хочется верить, что А. Кудрин этого не знает. А если знает, то почему делает все наоборот? И тут появляется мысль о причине признания его определенными зарубежными кругами "лучшим министром финансов", большой моральной поддержки с их стороны. Выходит, правильно многие говорят, что отдел кадров на руководящие посты в России находится в Брюсселе и Вашингтоне? Если так, то цели "кадровиков" понятны: чем России хуже, тем им лучше.

Тогда многое становится ясным. В том числе и финансовая политика министерства по использованию поступающих в страну (с Божьей помощью!) многомиллиардных средств.

Вместо того чтобы этот капитал работал и приносил прибыль в экономике отечественной, он вкладывается в экономику американскую, да к тому же под крайне низкие проценты. Одновременно предпринимаются усилия к получению займов у западных инвесторов под большие проценты.

Вспоминается случай, который мне рассказал ответственный работник Министерства экономики. Гайдар, тогдашний руководитель Правительства, пригласил некоторых министров, в том числе А. Нечаева (министра экономики), и пожаловался, что получил головомойку от чиновника МВФ, который высказал возмущение по поводу медленного у нас сокращения производства сельскохозяйственной продукции и товаров народного потребления. Гайдар ответил ему: Правительство России выполняет все предписания Фонда на этот счет. На что чиновник раздраженно заявил: если бы выполняли, были бы и соответствующие результаты.

Сходка у Гайдара закончилась подготовкой отчета для МВФ, в котором отмечалось, что западные друзья не понимают российского менталитета: Правительство забирает у крестьян хлеб за бесценок, а они продолжают сеять; не платит горнякам, а они отгружают уголь; не платит железной дороге, а она продолжает возить грузы и т. д.

Ребусы нынешних реформаторов трудно поддаются разгадке. Тот же шеф Минэкономразвития Г. Греф предостерегает Правительство от непросчитанного направления бюджетных средств на инвестиционные проекты, чтобы не поставить под угрозу и без того хрупкую макроэкономическую стабильность. Под предлогом отсутствия, по его мнению, "эффективных" проектов реальная экономика годами сидит на голодном инвестиционном пайке. Многие отрасли, в частности машиностроение и сельское хозяйство, по этой причине продолжают деградировать: средний возраст основных мощностей перевалил за 20 лет. Такого устаревания не позволяет себе ни одно заботящееся о своем будущем государство. Возникает вопрос: почему Минэкономразвития, призванное выбирать "просчитанные" инвестиционные проекты, не занимается этим, а ищет "объясняющие" причины, почему оно "не может" вкладывать лежащие без дела "шальные деньги" в реальную экономику?

Разнобой во мнениях, разнонаправленность интересов членов Правительства мешают осуществлению "технологического рывка", внедрению информационных технологий в производство, управление, сферу услуг. А пока министры спорят, продолжается утечка за рубеж квалифицированных кадров. Запад ведет постоянную охоту на российские таланты, особенно компьютерные.

"Прежде чем инвестировать в крупные проекты государственные средства, - заявляет Греф, - надо ликвидировать разруху в головах у правительственных чиновников". С этим нельзя не согласиться. С разрухой в голове "кашу не сваришь". Аграрники говорят: "У кого бурьян в голове, будет бурьян и в поле". Разруха же в головах правительственных чиновников ведет к разрухе экономики страны. Но кто должен ликвидировать эту разруху? Председатель Правительства М. Фрадков и тот же глава Минэкономразвития Г. Греф. К сожалению, весь пар уходит в свисток. Наше Правительство не использует появившиеся возможности для рывка в экономическом развитии. Более того, наметилось снижение темпов начавшегося было роста.

Греф, как бы оправдываясь за это, говорит: "Сейчас самые низкие темпы роста демонстрируют те сектора экономики, где отмечается избыточное присутствие государства". Думаю, министр, деликатно говоря, лукавит. Известно, что самые низкие темпы роста (1 процент) имеет сельское хозяйство, где доля частной собственности на землю приближается к 90 процентам.

И дело вовсе не в форме собственности. Без инвестиций ни при какой ее форме экономика развиваться не будет. А в сельском хозяйстве за годы правления либеральных демократов инвестиции сократились более чем в 30 раз! И вот результат: деградация производственного потенциала, сокращение почти на 40 млн га посевных площадей, в два раза - поголовья скота; высокая (360 млрд руб.) кредиторская задолженность при 10 млрд руб. годовой прибыли.

В 1991 году на советско-американском симпозиуме наши демократы взахлеб расхваливали успехи стран с рыночной экономикой, которая, мол, только и обеспечивает процветание. Выступивший на этом форуме японский миллиардер Хороси Такавама сильно поубавил этой эйфории. Он сказал: "Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. А в 1955 году (после смерти Сталина) мы поумнели, а вы превратились в 5-летних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той только разницей, что у нас капитализм, частные производители и мы больше 15 процентов роста никогда не достигали, а вы при общественной собственности на средства производства достигали 30 процентов и выше. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры". И это говорил капиталист тем, кто вскоре разрушил способную быть эффективной систему.

Идея государственного регулирования возникла как реакция на мировой экономический кризис 1929-1933 годов. К сожалению, нынешние либералы, как и их предшественники, выбросили из советской экономической системы все, что могли, с водой выплеснув и ребенка. И как результат: великая держава превратилась в третьестепенную страну. Сегодня Беларусь при избыточном, по мнению Грефа, присутствии государства обеспечивает себе значительный экономический рост. За 10 месяцев прошлого года темп роста ВВП составил у них 11,8 процента, промышленного производства - 23, сельского хозяйства - 11,6 процента. Доля экспорта в Европу увеличилась на 16 процентов. Республика устойчиво получает в среднем более 30 ц зерна с гектара, причем каждый клочок земли обрабатывается.

 Идеологическое кредо нынешних министров экономического блока - удаление государства из экономической жизни, лишение его регулирующих функций. А сегодня именно это становится одной из главных целей государственной политики всех развитых стран. Чтобы предотвратить кризисы, буржуазные государства встраивают в свою экономику плановые начала, все больше вмешиваются в процессы экономического развития, совершенствуют правила "экономической игры", увеличивают регулирующую роль государства. Эта роль стала насущной необходимостью. Рыночные механизмы и экономические функции государства, словно два взаимосвязанных колеса, крутятся синхронно, обеспечивая высокие экономические результаты. Южнокорейский бизнесмен Ким Сен в 1990 году писал, что высокий темп экономики страны достигнут благодаря концентрированному экономическому планированию, начавшемуся почти 30 лет назад.

В Японии совершенствование управления характеризуется ориентацией на долгосрочную перспективу. Еще в 60-е годы японские специалисты утверждали, что "современное капиталистическое общество от конкуренции в финансовой и технической области перешло к стадии конкуренции в способности управлять". Эта страна за послевоенный период накопила значительный опыт разработки государственных экономических программ. Первый пятилетний план был составлен в декабре 1955 года. В 1960 году принимается "План удвоения национального дохода в 1961-1970 гг.", в 1969 году разрабатывался "Новый план комплексного национального развития на 20 лет". Благодаря целенаправленному регулированию экономики Япония, которую еще в начале 60-х годов считали второстепенной державой, неким заповедником гейш и хризантем, уже в 80-х годах превратилась в крупнейшую державу. Что случилось? Вступив в послевоенный мир с разрушенной и дезорганизованной экономикой, пережив восстановление, она продемонстрировала быстрый рост, опередив в итоге развитые капиталистические страны. И важнейшую роль в этом сыграло долгосрочное планирование экономики.

Наши же экономические "стратеги" напрочь отрицают долгосрочные прогнозы. Например, первый заместитель министра экономразвития М. Дмитриев заявляет: "Прогнозирование более чем на два года - ненаучно". Хотя всем здравомыслящим экономистам ясно, что короткий временной период прогнозирования не позволяет видеть влияния долговременных факторов экономического роста. А ведь только долгосрочные структурные изменения, подготовка кадров высшей квалификации, информационные технологии и т. д. создают предпосылки для устойчивого экономического роста в будущем. Недаром говорят: "Большое видится на расстоянии". Ошибки, допущенные при краткосрочном прогнозировании, трудно исправить без последствий. Гегель говорил: "Кто неправильно застегнул первую пуговицу, не застегнется как следует". С помощью двухлетних прогнозов нельзя видеть перспективы, как "за деревьями не видно леса".

Когда палка искривлена в одну сторону, ее можно выпрямить только изогнув в противоположную, таков закон общественной жизни. Сегодня наша экономическая политика искривлена в сторону отстранения государства от макроэкономического регулирования до чрезвычайно опасной черты. Чтобы выправить экономическую политику, необходимо преодолеть сопротивление либералов, которые своими действиями прямо выступают против идей, провозглашенных Президентом. Догоняющая уровень 1990 года экономика не может удовлетворять россиян. Чрезвычайно медленно происходят прогрессивные структурные изменения. Все тревожнее становится положение с конкурентоспособностью нашей промышленности и сельского хозяйства. Сроки удвоения ВВП, как и сокращения бедности, отодвигаются. Благоприятная мировая конъюнктура Правительством не используется, эффективные решения наталкиваются на саботаж чиновников и бюрократические барьеры, многие законы не исполняются, растет дифференциация уровня жизни населения. Доходы 10 процентов самых богатых и 10 процентов самых бедных сегодня, по официальным данным, достигли 15-кратного размера, а по данным Мирового банка, превысили 20-кратный уровень. Такого не знает ни одна цивилизованная страна.

Все сегодня происходящее напоминает слова русского историка В. О. Ключевского: "Не знаю общества, которое терпеливее, не скажу - доверчивее, относилось к Правительству, как не знаю правительства, которое так сорило бы терпением общества, точно казенными деньгами" (т. IX. С. 430).

______________________________________________________________________________________

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта