Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Суверенное государство – это прежде всего суверенная экономика.

 

Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие.

(К.Маркс)

 

В условиях нового мирового порядка расширяется тенденция сокращения влияния национальных государств, размывается понятие суверенитета. США все более последовательно  демонстрируют скептическое отношение к суверенным правам тех государств, чьи режимы их не устраивают. Такие государства превращаются в исполнителей воли новых владык мира, а внутриполитические процессы в той или иной стране приобретают легитимность только в случае их внешнего признания вне зависимости от законности и демократичности. Из-за слабости многих национальных экономик мировые финансовые рынки получили возможность «навязывать» им свои законы и предписания.

Иностранные наблюдатели по выборам контролируют не процесс, а результат (пример тому Белоруссия, Приднестровье, Абхазия). В итоге появляются «свои» и «чужие», «хорошие» и «плохие» политики. Превалирует политическая целесообразность, которая далеко не всегда адекватна интересам самого народа. Должен победить именно этот кандидат, именно эта политическая сила, и легитимен только тот процесс, который обеспечивает эту победу. Такой подход ничего общего не имеет с настоящей демократией, правами человека.

В 2006 году в нашей стране начались дискуссии по проблеме «суверенная демократия». Что же это такое? Существуют ли критерии подлинности демократии. Разные страны по-своему понимают демократию. Есть понимание «западная демократия». Свое понимание существует в исламском мире. В советское время развивали социалистическую демократию. Причина такой разноголосицы состоит в системе ценностей, в национально-конфессиональных и исторических особенностях того или иного общества. Однако страны - глобалисты, например, США, присвоившие себе право поучать весь мир, заявляют, что подлинная демократия - это та, которая существует в их стране. З. Бжезинский утверждает, что США в современном мире - единственное полностью суверенное и демократическое государство, и потому у нее есть все основания экспортировать этот шаблон демократии по всему миру. США, Англия, другие страны ЕС, видимо, от избытка демократии, посылают своих солдат убивать другие народы с помощью танков и боевой авиации. Словом,  Вооруженные силы НАТО используются для «восстановления» свободы и «предотвращения нарушения прав человека». Но как показал опыт  Афганистана, Ирака и др., национально - культурная среда этих стран отвергает такую свободу и демократию.

Несмотря на то, что в нашей Конституции прямо записано о народном суверенитете и о суверенитете России, некоторые  политики да и  ученые считают, что у России в условиях глобализации не может быть суверенитета. Либеральные демократы согласны отдаться то ли Евросоюзу, то ли США. Такие люди  были и раньше. Ф. Достоевский писал, что наш либерал так и смотрит кому бы сапоги почистить. Это импонирует Западу. Он всегда стремился расчленить Россию, превратить ее во множество политически ничтожных государствиц. Над нами постоянно висела угроза военного вторжения. Вынашивались планы втянуть в гонку вооружений и тем самым обескровить СССР, подорвать его экономику. В начале 90-х, когда к власти пришли либеральные демократы, сложились условия для беспрекословного вмешательства внешних сил в управление Россией. Из США и Европы в страну прибыло в качестве экспертов и наставников более 30 тыс. человек. Они как тараканы расползлись по всем органам власти. И все, что творилось тогда в России, творилось по сценарию и непосредственному режиссированию извне. Запад не  жалел на разложение России никаких денег.  

Основным каналом влияния на экономическую политику России стал Центр приватизации. В Совет его директоров вошли Чубайс, Бойко, Кох и др. Коллективный Распутин (Гайдар, Черномырдин, Кириенко) не управляли страной, а выполняли лишь роль марионеток. Как писал И.Крылов: «И счастье многие находят лишь в том, что хорошо на задних лапках ходят». В результате хождения на задних лапках перед Западом повсюду шло разложение. Метастазы охватили все стороны общественной жизни: суверенизация республик, регионов; продажность государственных интересов; некомпетентность руководителей; местничество и коррупция власти. Бизнес по кремлевской разнарядке, через ельцинскую «семью» присваивал многомиллиардную государственную собственность, назначал министров, губернаторов, принимал угодные для себя законы, постановления, указы.

Дезорганизованная, практически не управляемая страна менее чем за 10 лет потеряла половину своего производственного потенциала. Тысячи и тысячи предприятий были остановлены, десятки миллионов рабочих выброшены на улицу, 41 млн га пахотных земель вышли из хозяйственного оборота, на десятки миллионов сократилось поголовье скота, деградирован производственный потенциал многих отраслей экономики, в портах ржавели подлодки с ядерными реакторами, угрожающе изнашивались стратегические ядерные силы. Россия погружалась во тьму. Общие потери российской экономики за время проведения либеральных реформ в два с лишним раза превысили потери советской экономики в годы Второй мировой войны. Новоявленные правители без зазрения совести грабили не только государственную собственность, они добрались и до сбережений стариков. Страна распродавалась оптом и в розницу. Многие передовые технологии, в том числе и имеющие оборонное значение запатентовывались за рубежом. Все это привело к тому, что десятки миллионов россиян оказались за чертой бедности, снижалась рождаемость, росла смертность, ускорялось вымирание нации.

Развал страны происходил не только из-за чудовищной тупости правителей, их невежества и коррумпированности. Корень зла  их поведения был значительно глубже. Причем все это творилось под благовидным предлогом обеспечения свободы, демократии, лучшей жизни для россиян. После 8 лет правления демократов Россия оказалась в полной политической, финансовой, экономической и продовольственной зависимости от Запада. Был объявлен дефолт. Страна уподобилась кораблю, который, повернув вспять, так врезался в песок, что не мог сдвинуться с места без большой приливной волны. Никто не узнавал в негодной посудине прежнего боевого корабля.

За многие столетия Россия  впервые стояла перед угрозой потери своего  суверенитета. Ею по существу управляли из-за рубежа. А ведь были времена когда Россия была равной среди сильных. Однажды Екатерина II сказала послу Франции Дюрану: можете отписать королю: французы способны делать в политике лишь то, что они могут делать, а Россия станет делать все то, что она хочет делать.  Н. Панину она заявила: «Ах, господи! Нам ли, русским, бояться Европы, похожей на кучу гнилой картошки? Никогда не прощу Дидро его слов, будто Россия - «колосс на глиняных ногах». Красиво сказано, и боюсь, что эта ловкая фраза сгодится для архивов вселенского бедлама. Но мы уже давно стоим на ногах чугунных». К сожалению, за годы реформ наши чугунные ноги изрядно поржавели.

В первой программной статье «Россия на рубеже веков» В.Путин писал: «Россия переживает один из самых трудных периодов в своей многовековой истории. Пожалуй, впервые за последние 200-300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и третьем эшелоне государств мира». И это при том, что наша страна обладает огромными природными ресурсами, достаточно высоким интеллектуальным потенциалом. Однако из-за неумелого руководства она все больше вытесняется странами-глобалистами на периферию мировой экономики. Сегодня на душу населения  мы производим в 4-5 раз меньше ВВП, чем развитые страны. Идет быстрый рост импорта сельскохозяйственной и машиностроительной продукции, товаров народного потребления. Например, в первом квартале 2007 года импорт вырос на 35,8%, напротив, экспорт замедлился до 3,75%, что свидетельствует о вытеснении отечественного производителя с российского рынка. Это результат низкой эффективности нашей экономики: высокая ресурсоемкость продукции, крайне низкая производительность труда, а следовательно, и конкурентноспособность. Доля машиностроения в выпуске промышленной продукции резко сократилась и к началу 2007 г. составляла менее 20%, в Китае 40, в США - 46, Германии - 54 процента. У нас темпы обновления технологической базы не превышают 0,1-0,5% в год, а выбытие основных фондов - 1,5 - 2,5%. Что же касается инвестиций в машиностроение и металлообработку - по итогам 2006 года они составили 8% от общей суммы инвестиций в промышленность. А например, только для обновления станочного парка требуется ежегодно не менее 3 млрд долл.

Еще 2 десятилетия назад, успешно конкурируемое на мировом рынке отечественное станкостроение лежит в руинах. А ведь состояние станкостроения характеризует уровень и перспективы развития всей экономики страны. Первый вице премьер С.Иванов говорит об удручающей картине в этой отрасли. По производству станкостроительной продукции Россия находится на 22-м месте в мире. Без переоснащения отечественной промышленности невозможно развитие станкостроения. Попытки решить эту проблему исключительно за счет импорта подрывает и экономическую, и технологическую безопасность страны. За последние 15 лет в стране  не создано ни одного совместного предприятия и не организовано ни одного кооперационного производства конкурентноспособного оборудования.   В правительстве отсутствует инновационная политика. Объем российской наукоемкой продукции и новейших технологий на мировом рынке составляет лишь 0,13%, что в 192 раза меньше чем у США, в 84 раза, чем у Японии, в 15 раз, чем у Китая.

Словом, после 20 лет перестройки  Россия  уже не имеет, да и не может иметь  глобальных идейных амбиций, ибо нам нечего предложить миру в качестве политической идеологии. Страну оценивают не по богатству, которым оно располагает, а по эффективности его использования, то есть по конечному результату. В этом отношении у нас не все в порядке. Страна может развивается преимущественно на основе количественных показателей, т.е. экстенсивным путем, перемалывая огромные ресурсы, расходуя  в 3-4 раза больше сырья и материалов на единицу конечной продукции.

Пять лет идут  разговоры о технико-внедренческих зонах. Но пока ни одна из них не заработала. Ищем зарубежных инвесторов, свои же деньги отправляем в другие страны. Кстати, в Китае работают уже 57 зон такого профиля. Наступил интеллектуальный кризис, в который  погрузилась страна, не имеющая ни одной собственной, а не заемной ни идеи, ни концепции, ни даже просто мысли. Нет ни сценариев, ни планов, ни программ действий по выводу России из кризиса. Почти весь  XX век мы предлагали другим свои идеи и не без успеха. Мы мыслили и действовали, а сейчас интеллектуально, а следовательно и физически прозябаем. Расходы на науку и образование осуществляются по остаточному принципу. По данным ИМЭМО РАН по параметрам научно-технического их оснащения разрыв с США возрос до 10-12 раз. Россия вкладывает в науку в 40 раз меньше средств, чем Китай. Без высоких темпов развития науки невозможно обеспечить опережающее развитие экономики. Именно образование и наука могут стать локомотивом высоких темпов экономического роста. Растущее технологическое отставание ведет к ограничению ее суверенитета и интересов национальной безопасности. К сожалению, руководство страны  не  принимает мер по сокращению отставания. До сих пор не определена роль и место России в глобальном мире.

В последние годы в стране появилась некая стабильность. Основой ее стала благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура - высокие мировые цены на энергоносители и распродажа природных ресурсов, а отнюдь не «невидимая рука» рынка. Страна отошла от угрозы потерять независимость. Но Запад  не смирился с этим и ждет реванша. Сегодня идет очередной передел мира с участием новых глобальных игроков, которые заявляют, что в условиях острого дефицита ресурсов непозволительно неприспособленным народам неэффективно их использовать. Реальная угроза безопасности страны сохраняется. Ослабленная за годы реформ Россия, обладающая самым крупным ресурсным потенциалом мира, является весьма привлекательной для экономической экспансии. Сможет ли она защититься, преодолеть наследие хаоса и разрухи 90-х годов? Сделать это можно только в том случае, если будет решена чрезвычайной важности задача - экономический прорыв с наименьшими потерями для суверенитета и  территориальной целостности. Чтобы решить эту задачу необходимо расти быстрее, чем остальной мир, опережать другие страны в темпах и уровне образования, науки, культуры, создавать инновационную и высокотехнологичную экономику. Это вопрос нашего выживания. Но без значительных инвестиций эту проблему не решить. Трудно объяснимой является политика В.Путина в первые семь лет президентства, когда снижалась относительная  величина государственных расходов на модернизацию экономики, на поддержание и развитие изношенной инфраструктуры, что приводило к нарастанию вала техногенных катастроф,  ухудшению экологической обстановки, усугублению демографических процессов.

 Нужно стойко отстаивать свой суверенитет, связанные с ним национальные интересы и безопасность, оберегать эффективно работающие государственные механизмы.  Исправлять прошлые и сегодняшние ошибки нужно путем создания условий не для самовоспроизводства власти, а для стимулирования естественной конкурентной среды. Именно в ситуации конкуренции с одинаковыми для всех условиями и правилами рождается сильная и действенная власть. Словом, страна нуждается в сильной экономике, обеспечивающей высокие и устойчивые  темпы  качественного экономического роста. Государство должно всячески содействовать становлению сильной экономики. Нельзя согласиться с некоторыми представителями исполнительной власти, что участие государства в экономике должно быть ограничено стратегическими секторами. Государство должно играть стабилизирующую социально - экономическую роль, организовывать единое экономическое пространство, единый продовольственный рынок страны, где каждый гражданин обеспечен социальными гарантиями.

 По мнению зам. главы президентской  администрации  Суркова, сейчас российский суверенитет далек от совершенства: он сшит «на скорую административную руку». Жить и развиваться может только народ, который имеет целостное представление о себе, о том, кто мы и что мы, куда мы идем. Сильное государство само определяет свою внутреннюю и внешнюю политику. Суверенитет страны - это вопрос защиты интересов и безопасности. Основой суверенитета государства и демократии является экономика, определяющая степень реальной суверенности и возможность развития демократических процедур. Только достаточно развитая национальная экономика позволяет стране сохранить собственный суверенитет, и только такая экономика позволяет поддерживать в обществе демократию, формируемую внутри страны, а не управляемую извне.

К сожалению, в нашей экономике происходят далеко не радужные процессы: крайне низкими остаются темпы роста качественных  показателей (производительности труда, ресурсоемкости, конкурентоспособности), продолжает разрушаться производственный потенциал, импорт растет в 6 раз быстрее, чем ВВП.  На одном из заседаний у президента после весьма радужных реляций бывшего министра Г.Грефа о развитии  нашей экономики В. Путин поставил его в крайне неудобное положение вопросом о состоянии производительности труда. Оказывается главный экономист не владел информацией о том, что у нас происходит с этим важнейшим показателем. Когда-то Владимир Ильич сказал, что производительность труда - вот главное, что необходимо для победы нового общественного строя. Нынешние руководители страны вообще не вспоминают об этом важнейшем экономическом показателе.

За годы реформ в стране было так много всего разрушено, что начавшиеся в последние годы весьма робкие восстановительные процессы кажутся нашей власти чем-то величественным по размаху. А. Кудрин вещает, что мы сегодня растем быстрее, чем за все время с 70-х годов. Как говорят, сколько термометр не нагревай - в комнате теплее не станет, сколько не говори о высоких темпах роста, а факты - упрямая вещь, по важнейшим показателям страна еще не достигла уровня 1990 г. В целом в мире объемы промышленного и сельскохозяйственного производства в 90-е годы приростали на 2,6% в год, в ряде стран - на 5-10 процентов, в России они сокращались на 7,7-9,3 процента. В результате мы существенно отстали от развитых стран. Например, в 1990 г. производство ВВП на душу населения составляло у нас 55,6% к уровню США, в 2002 - лишь 22%. За эти годы другие страны ушли далеко вперед, а мы лишь начали догонять самих себя. Мы не растем, а  восстанавливаем разрушенное. Да и восстанавливаем ли? Ведь нужен не абы какой рост. Важно его качественное содержание. Можно и при удвоении ВВП совсем потерять способность создавать новые технологии и производить продукцию, успешно продаваемую на мировом рынке. Что, кстати, и происходит с нашей экономикой. «Темпы роста,- говорит академик А.Некипелов, - не обязательно являются показателями успеха. Можно со скоростью 10% в год скатываться в положение топливно-энергетического придатка, с гигантской диверсификацией доходов и вымирающим населением».

В мире идет жесткая борьба между государствами за максимизацию выгод и минимизацию издержек. По производству высокотехнологичной продукции наша страна отброшена на десятилетия назад. Без структурных реформ в экономике, без серьезной государственной поддержки, активного перераспределения государственных доходов в развитие наукоемких производств наше отставание будет только возрастать.. Поэтому ближайшие годы необходимо перевести хозяйство страны на рельсы «экономики знания». Сегодня Китай  тратит на IT больше 100 млрд долл. в год. Наша власть пока только говорит о важности этой проблемы. В 2007г появилось множество планов по восстановлению ведущих отраслей экономики: судостроения, авиастроения, станкостроения, транспорта, перерабатывающих отраслей, сельского хозяйства, созданию инновационных технологий и т. д. Но для их реализации нет ни соответствующих кадров, ни новых технологий, ни умных проектов, ни необходимых законов. А потому экономика продолжает идти по накатанной колее. В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья на долю продукции топливно-энергетического комплекса приходится 68,35% от всего российского экспорта, металлов - 14,1%, продукции химической промышленности - 5,15, лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий -3,1, машин и оборудования лишь 3,9 процентов.  Словом, сырье, металлы, химическая промышленность и лесоматериалы составляют 90,8% всего экспорта. Наши металлурги повторяют те же пороки «сырьевой иглы», что и углеводородная отрасль - за рубеж идет товар низкого передела. Там  и создается основная доля стоимости. По причине изношенности фондов металлургия, занимая 19,3% в промышленном производстве страны, имеет лишь 11,1% основных фондов и привлекает 9,3% рабочих рук, занятых в производстве.

Государство, которое стремится обеспечить свой суверенитет, свою безопасность должно думать о системной модернизации отраслей, технологической независимости, о стратегии развития страны. По данным Росстата, более 75% основного технологического оборудования в станкостроении морально и физически устарело и требует замены. Закупить оборудование за рубежом для обновления технологий нереально - очень дорого и попадаем в зависимость от иностранных производителей. Нельзя не учитывать и запреты на поставку нам такого оборудования. Нужно рассчитывать только на себя. А пока страна находится в большой технологической зависимости от Запада. В 2004 г.США экспортировали высокотехнологической продукции в объеме 216 млрд, Япония - 124 млрд, Китай - 80, Финляндия - 10 млрд, Россия - 3 млрд долл. А ведь в конце 80-х годов мы занимали 2-е -3-е места в мире. Это результат «невидимой руки» рынка и бездарного руководства страной.

 На создание суверенной экономики нужны большие средства. Но принесенные ветром деньги направляются на развитие американской  экономики. При таком подходе суверенитета не обеспечить. Из-за инвестиционного голода, например, дефицит генерирующих мощностей в стране значителен и предопределен на десятилетия. Но вместо того, чтобы обратить внимание на энергосбережение, идут по простому пути - наращивают генерацию, а это значит, что и в будущем нам гарантировано отставание, и в будущем расход ресурсов на единицу ВВП у нас в разы будет выше, чем в развитых странах. Ф.Тютчев писал: «При современном положении нашего государства и Европы вообще главное внимание России должно быть направлено на осуществление дела нашего внутреннего развития и вся внешняя политика должна быть подчинена этой основной задаче». Без этого не создать независимую экономику. Сильная национальная экономика - это сильная промышленность, эффективная занятость граждан, справедливые доходы и, как следствие национальная безопасность - военная, технологическая, продовольственная, финансовая. Суверенитет всегда адекватен уровню развития экономики, благодаря которой он обеспечивается.

Сегодня наш ВВП состоит из ряда виртуальных показателей, а его составляющая - это в основном низкотехнологичная и сырьевая продукция, а также внешнеэкономическая конъюнктура. При такой структуре ВВП даже высокие темпы экономического роста мало сказываются на повышении уровня жизни. Кстати в развитых странах состояние экономики характеризуется не уровнем производства ВВП, не производством нефти, газа, хлеба на душу населения, а качеством жизни, долей высокотехнологичной продукции в производстве. Именно это делает экономику суверенной. К сожалению, здесь нам похвастаться нечем. Несмотря на благоприятную статистику последних лет, мы не в состоянии поддерживать простое воспроизводство. Даже в сырьевом секторе, где, казалось бы, средств предостаточно, складывается критическая ситуация. Уже сегодня под «мудрым» руководством Чубайса ощущается острый недостаток электроэнергии, что существенно сдерживает экономический рост. Страну ожидает реальная угроза нехватки газа и нефти. В этих отраслях не растут качественные показатели: производительность труда, энергосбережение, падает процент извлечения нефти (снизился до 30%), практически не применяются новейшие технологии. Хотя не только опыт развитых стран, но и собственный свидетельствует о том, что здесь можно добиваться высоких результатов. Так, благодаря жесткому государственному контролю за нефтеперерабатывающими предприятиями, в Башкирии вложили не одну сотню миллионов рублей в их реконструкцию и обеспечили глубокую переработку нефти на заводах уфимской группы, довели ее до 84%. В соседних же регионах многие нефтеперерабатывающие предприятия были проданы коммерсантам, которые выжимали из них последние соки, а вырученные средства направляли не на модернизацию производства и решение социальных вопросов, а вывозили за рубеж от греха подальше. По высказываниям экспертов - преступлением является  основную часть нефти гнать на экспорт. Нефтехимические продукты глубокой переработки сегодня стоят намного дороже на мировом рынке, чем сырая нефть.  Но власть больше всего печется о том, чтобы беспрепятственно и в нужном объеме поставлять энергоресурсы в Европу, которая не желает «пускать» Россию в свою экономику, причем на идеально рыночных условиях.

Руководители финансово-экономического блока Правительства пытаются убедить россиян в том, что все  нынешние беды вызваны чрезмерным присутствием государства в экономике, что государство не может эффективно управлять  экономикой. Исходя из этого делается вывод: чем меньше государства, тем лучше для экономики, страны в целом. Но позволительно спросить господ либеральных демократов. А в чем же они увидели положительные результаты «невидимой руки» рынка? Разве  с переходом значительной части  государственной собственности в частные руки экономика страны заработала эффективнее? Разве страна не находится, как сказал президент В.Путин, перед лицом реальной опасности  оказаться во втором, а то и третьем  эшелоне государств мира? Главком ВВС А.Зелин говорит, что состояние воздушно-космической обороны России критическое.  Нарастание сложностей в нашей экономике идет опережающими темпами: авиакатастрофы, автомобильные аварии (в год гибнет 35 тыс. человек), нарастает вал иных техногенных катастроф. Дорожная сеть, построенная в советское время, продолжает разрушаться. К 2010 г. эксплуатационным нормам будут соответствовать не более 15% автомобильных дорог. Общие экономические потери, вызванные плохим их состоянием, составляют около 6% ВВП.  Первый вице премьер С.Иванов говорит: «Последние 15 лет мы практически не пускали на воду новые гражданские суда и не занимались модернизацией причалов. В итоге Россия существенно отстала от развитых стран мира...У нас почти не осталось собственного торгового флота. Сегодня под российским флагом ходят около трети кораблей, построенных на отечественных верфях. Порт без инфраструктуры - не порт, а кусок берега. В развале находится станкостроение, крайне изношены производственные фонды машиностроения, сокращается кадровый потенциал. Это наносит урон авторитету страны, оборачивается многомиллиардными убытками». Аналогичное положение в лесном хозяйстве. Ю.Трутнев говорит, что ситуация с отсутствием перерабатывающей промышленности здесь настолько критична, что без серьезных движений со стороны государства навстречу инвесторам только рыночными механизмами проблему не решить. П.Столыпин говорил: «Остановитесь, господа, на том соображении, что Государство есть один целый организм, и что если между частями организма, частями Государства, начнется борьба, то Государство неминуемо погибнет и превратится «в Государство, разделившееся на ся»[1]. Переход России к рыночному хозяйству привел к тому, что выросшая не из производства и не из научно-технических прорывов преобладающая часть крупных бизнесменов погрузилась в сказочно прибыльную добычу энергоносителей. К счастью в последние пару лет государственное участие в экономике оказалось способным обеспечивать ее отход от односторонней сырьевой ориентации, которая уготавливала ей незавидное будущее второстепенного члена мирового сообщества.

За 16 лет строительства дикого капитализма в стране в 2-3 раза возросло отставание от развитых стран по производству ВВП, в 3- 5 раз по производительности труда, в  10 раз по производству высокотехнологического промышленного оборудования. Душевое потребление продуктов питания сократилось почти на треть. Население вымирает по миллиону в год. Где  обещанные блага от применения «невидимой руки» рынка? Все в развале, все в кризисе. Как говорят: куда ни кинь, все клин.

Прибрав к рукам разведанные еще в советское время нефтегазовые месторождения, рудники цветных и черных металлов, золотые прииски, лесоперерабатывающие комбинаты, новые собственники, захлебываясь от получаемых доходов путем расхищения этих богатств, палец о палец не ударили, чтобы направить получаемые доходы на службу российского государства, на модернизацию своих предприятий, создание высокотехнологичных перерабатывающих предприятий с высокой добавленной стоимостью. Скороспелые олигархи либо перепродают полученные по разнорядке «семьи» капиталы, либо экспортируют сырье: нефть, газ, лес - кругляк, металл и т. д. Новые русские не умеют или не хотят ничего строить в собственной стране. Немерянные доходы используются либо на покупку островов, замков, яхт, футбольных клубов, либо транжирятся в Куршавелях.  Прохорова тянет на несовершеннолетних, Потанин приглашает к себе на дачу для встречи  Нового года британского гей-певца. Дж. Майкла и платит за удовольствие с ним  пообщаться 3 млн долл. Видимо наши олигархи думают, что манеры предназначены для окружающих, а удовольствия - для себя.

 Сегодня пропуском в постиндустриальный мир является способность создавать уникальные технологии и производить основанный на них конкурентоспособный на мировом рынке продукт. Однако процессы структурной перестройки нашей экономики буксуют, отставание от мировых лидеров в развитии высоких технологий растет. Так, за годы реформ почти в 100 раз сократился выпуск станков с ЧПУ, в 14 - производство металлорежущих станков, в 26 - кузнечно-прессовых машин. В 2005 году рост продукции станкостроения в Англии, Японии, Китае, Индии составлял соответственно - 32, 33, 34 и 52 процента, в России - лишь 3%. Создание свободных экономических зон, технопарков разворачивается крайне медленно, да и сделают ли они погоду, как одна ласточка не делает весны. Запад не заинтересован в том, чтобы российская экономика была сильной, конкурентоспособной, а потому запрещает продажу нам высоких технологий. В 2004 г. Евросоюз определил перечень таких технологий. Американцы сделали это еще раньше. Поэтому надеяться в этом стратегически важном направлении развития экономики приходится лишь на себя. Нужно заняться созданием системы уникальных знаний, ибо знание - это и власть, и главный капитал. России нужна осмысленная экономическая политика. Объем ВВП на душу населения - важнейший показатель. Но здесь мы находимся на 75-80 месте в мире. Наше положение несовместимо с претензиями на какую-то особенность, величие. Мы едва способны поддерживать простое воспроизводство. Значительная часть национальных ресурсов растрачивается на демонстрационное потребление элиты, а не на задачи развития. Отечественный капитал не оплодотворяет собственную страну. Превращение российской экономики в экономику высоких технологий, экономику знаний - это стратегическая задача. К сожалению, пока «сливки российского генофонда», призванные создавать экономику знаний в значительной степени достаются Западу. По данным опросов, проведенных в ведущих вузах Москвы, около 45% студентов хотели бы покинуть Россию. Причем, это как правило студенты, которые учатся на «4 -ки» и «5 - ки».

В 90-е годы свобода, демократия, права человека так были дискредитированы, что в последнее время политики, ученые предпринимают попытки к их реабилитации. «Российская газета» провела широкое обсуждение проблемы «суверенная демократия». В.Путин назвал термин «суверенная демократия» спорным. «Суверенитет, - говорит он, - это нечто такое, что говорит о качестве наших взаимоотношений с внешним миром, а демократия - это наше внутреннее состояние, внутреннее содержание нашего общества». Действительно суверенное, независимое государство возможно лишь при сильной, конкурентоспособной экономики. Не может быть суверенного государства без укрепления его как мощного экономического игрока. Не может быть независимости от внешних давлений и влияния экономики, основанной лишь на экспорте сырьевых ресурсов. Суверенная экономика - это экономика с достаточно развитым, высокотехнологичным машиностроением, обеспечивающим высокую занятость граждан, справедливые доходы, высокую производительность труда. Именно здесь материализуются основополагающие  научно-технические идеи, создаются новые орудия труда, системы машин, определяющие прогресс в других отраслях экономики. Здесь закладываются основы широкого выхода на принципиально новые ресурсосберегающие технологии, повышение качества продукции. Но ни темпы развития, ни тем более его содержание не соответствуют конкурентоспособности нашей экономики, а, следовательно, суверенности и безопасности государства.

В связи с физическим и моральным износом техники и технологий, недостатком квалифицированных кадров  каждый процент прироста валового внутреннего продукта обходится нам ценой, примерно,  в 5 раз больших совокупных затрат труда и энергоресурсов, чем развитым странам. Впустую перемалывается огромное количество ресурсов. Основным источником доходов в сырьевом секторе должно стать снижение издержек. А ренту направлять на системное стимулирование глубокой переработки и масштабного использования энергоресурсов для производства конкурентоспособной продукции. Наша конкурентоспособность это не труба, а эффективные преимущества, которые надо еще развить. Пропуском в постиндустриальный мир является способность создавать уникальные технологии и производить основанный на них продукт, тот продукт, в котором заинтересован мир. Правительство рапортует о высоких темпах роста, а  рейтинг конкурентоспособности экономики продолжает снижаться  (в 2006 г.- на 9 позиций) и теперь мы занимаем 62 место в мире. Неумолимо (по 30 и более процентов в год) растет импорт и сокращается экспорт. Мы растем, но не увеличиваемся. Продолжает нарастать разрыв доходов между богатыми и бедными, регионами и отраслями. Углубляются социальные проблемы.

Государственное богатство не в том, сколько бриллиантов на нижнем белье у жен наших чиновников и олигархов, а в благосостоянии народном. Иван Посошков в начале XVIII в. писал: «В коем царстве люди богаты, то и царство то богато; в коем царстве люди будут убоги, то царству тому не можно слыть богатому». Качество экономического роста снижается. Повторяются ошибки прошлого: за 30 дореформенных лет в СССР темпы роста количественных показателей (добыча нефти, газа, угля, производство зерна, металла и т.д.) были в 1,5 раза выше американских. Казалось, что страна вот - вот догонит США по объему ВВП, но в связи с низким ростом показателей производительности труда, фондо- и энергоемкости конечной продукции (1% против 2,3%), страна лишь несколько сократила разрыв (в 1960 г. - 58%, в 1990 - 64% от американского уровня).

Президент В.Путин неоднократно ставил перед правительством задачи: развивать высокотехнологичные отрасли промышленности, проводить диверсификацию экономики, освобождаться от сырьевой зависимости, повышать долю в экономике обрабатывающей промышленности. К сожалению, наши руководители финансово-экономического блока, другие министры к указаниям президента относятся как кот Васька из басни И.Крылова, который слушает, да ест. Как тут не вспомнить слова императора Николая I, который говорил: «Вы думаете я управляю Россией? Россией управляют столоначальники». У нас некоторые столоначальники буквально саботируют многие предложения президента. В.Зубков, возмущаясь заявляет: «Кто посмел корректировать поручения президента»?  Такие корректировки происходили постоянно. Корректировалось развитие морских портов, развитие перерабатывающих отраслей, развитие Камчатки и всей Сибири и Дальнего Востока

Сегодня в России есть все условия для создания сильной, суверенной экономики, а следовательно, и суверенного государства: огромные природные ресурсы, значительные накопления денежных средств, еще не совсем растеряли интеллектуальный потенциал. Словом, есть шанс войти в Клуб экономически развитых государств мира. Но эти проблемы сами собой не решаются.  Перед выборами в Госдуму появился всеобъемлющий план Путина. Возникает вопрос, почему за 8 последних лет не было построено ни одного серьезного высокотехнологичного предприятия и вдруг, в одночасье громадье проблем?.  

Инерционный сценарий развития, даже при росте ВВП, а сегодня он обеспечивается в значительной степени за счет экспорта сырья, экономика не будет устойчива. Сырьевая, экспортно-ориентированная модель  не может обеспечить главной цели суверенного государства - повышения эффективности, качества товаров и услуг, улучшения жизни большинства населения. Инерционный курс ведет к дальнейшему отставанию от развитых стран в ресурсо- и энергоемкости конечной продукции, в производительности труда. Запад извлекает все больше прибыли из своих факторов производства, потому что широко внедряет прогрессивные технологии, добивается лучшей мотивации работников, обладает лучшей системой управления. Для обеспечения высоких темпов качественного роста нужен выбор направления развития. Если направления нет, страна уподобляется кораблю, плывущему неизвестно куда. Как говорил философ Сенека, такому кораблю ни один ветер не будет попутным. Для реализации выбранного направления необходимы большие инвестиции. Нынешняя норма накопления слишком мизерна для того, чтобы обеспечить высокие и устойчивые темпы роста, осуществить модернизацию промышленности и сельского хозяйства, занять достойное место в развитии высоких технологий. Предлагаемые Минфином механизмы управления Стабфондом крайне не эффективны: процентные ставки по ним далеко не покрывают инфляцию, которая по расчетам правительства в 2006 году «съела» 100 млрд руб., а в предстоящие три года похудеет еще на 600 млрд. Стабфонд распух до неприличья, а экономика сидит на голодном пайке. По логике Минфина государство не может использовать средства этого фонда в развитие собственной экономики, боясь разогнать инфляцию, а потому вкладывает их в ценные бумаги под крайне низкие проценты. Словом, капитал не оплодотворяет собственное отечество.

Погашение долгов Советского Союза и России сопровождается быстрым увеличением внешнего корпоративного долга, который достиг в 2007 году астрономической суммы в 300 млрд долл. Значительную часть этих займов - займы государственных компаний: «Газпром», «Роснефть», Внешторгбанк, Сбербанк получены под проценты, превышающие проценты от размещения за рубежом средств Стабфонда. Государственные банки и государственные компании, из-за более низких процентных ставок, охотнее берут заемные средства за рубежом, чем у отечественных банков. Сейчас внешняя корпоративная задолженность составляет 31,3% ВВП. Общий объем зарубежных кредитов примерно равен суммам, которые вывезены из страны. Это, как отмечают эксперты, скорее всего те же ресурсы ЦБ, которые вкладываются в ценные бумаги.

Министр финансов А.Кудрин выдвинул непоколебимый лозунг «В экономику России ни рубля». Прямо по пословице: «Затвердила сорока Якова, одно про всякого». В.Жириновский сравнил политику сохранения средств Стабфонда для будущих поколений с молодой парочкой, которая поженившись, брачную ночь решила отложить на 25лет. Нефть дорожает и будет дорожать. Мировые запасы ее оценивались в 2006г. в 170-190 млрд тонн, из них в России - 12млрд т. в недрах. Словом, запасы иссякнут уже к 2030году. Сегодня наша страна, обладающая огромными природными богатствами, беспрекословно и безропотно поставляет энергоресурсы другим странам, не удовлетворив своих внутренних потребностей, а все гонит и гонит нефть, газ, лес, металл за рубеж.

Если власть беспокоится о будущих поколениях, куда лучше было бы не выгребать природные ресурсы под чистую, а оставить  и будущим поколениям. Это было бы куда эффективнее, чем выкачивать природные ресурсы, продавать их Западу, а вырученные деньги опять же отправлять на развитие западных экономик. США сжигают около 1 млрд т. нефти в год, но не увеличивают, а сокращают собственную добычу. В 1970 г. они добывали на своей территории до 330млн т, теперь лишь 160млн т. Многие скважины законсервированы для будущих поколений. Более того, в имеющиеся пустоты закачивают импортируемую нефть. Так думают здравомыслящие руководители о будущих поколениях.

 Наша власть в части использования средств Стабфонда  опирается на опыт Норвегии, которая размещает нефтедоллары в иностранные ценные бумаги. Кудрину следовало бы знать, что там сначала подняли на высокий уровень экономику, обеспечили самый высокий уровень жизни народа, а потом стали делать запасы на будущее. У нас жизненный уровень опустился до слаборазвитой страны. Вот что значит жить чужим умом. Хочу напомнить г-ну Кудрину слова французского мыслителя М. де Монтеля, который писал, что пчелы, перелетают с цветка на цветок для того, чтобы собрать нектар, который они потом претворяют в мед. Точно также и человек, заимствуя у других идеи, должен преобразовать их, чтобы они стали его собственным творением. Видимо не хватает ума у некоторых наших руководителей, чтобы преобразовать опыт других и сделать его собственным творением, им больше импонирует заимствование чужого опыта без всяких преобразований.

Ден Сяопин писал: «Сейчас некоторые наши товарищи бездумно бросаются хватать западные философские, экономические, социально-политические и художественные течения. Не делая никакого анализа и критики...В экономической области мы проводим такую политику: расширяем связи с заграницей, но в то же время не ввозим ничего наобум, беспланово, без разбору». Предложение -держать основную часть средств в иностранных ценных бумагах, в частности, в казначейских обязательствах США, во-первых, из-за низкой их доходности, будет ниже уровня инфляции,  результат будет равен «навару от яиц», во-вторых, мы кредитуем наших конкурентов под крайне низкие проценты, при этом берем в долг под весьма высокие проценты.

Парадокс состоит в том, что операция с вложением средств Стабфонда в ценные бумаги, а затем получение оттуда же кредитов обходится стране потерей не одного десятка миллиардов долларов в год. Более того деньги, принадлежащие России за рубежом, как отмечает зам. председателя Комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению д. э. н. В.Соколовский юридически не защищены. Все это можно назвать не финансовой политикой, а финансовым шаманством. Думаю, что такая политика главного бухгалтера страны, мягко говоря, не отвечает интересам России, хотя он и назван лучшим министром финансов мира, а может потому и назван? На Петербургском экономическом форуме он заявил, что ресурсы - вот проклятие России, тормозящие ее рост. По нашему мнению проклятием России являются такие министры, которые при наличие огромных богатств обрекают собственную экономику на стагнацию, а народ на вымирание.

Итак, нынешняя исполнительная и законодательная власть отказывается вкладывать средства в собственную экономику. Как говорит А.Кудрин, прирост расходов за счет нефтедолларов катастрофичен для российской экономики. По его мнению это приведет к увеличению инфляции и укреплению рубля. «Этого мы не должны допускать». И ни одного аргумента. Отвергаются любые разумные, не приводящие к росту инфляции решения. Действительно, если средства направлять на потребительские нужды, инфляция увеличится. Но ведь есть множество направлений использования средств: в инновационные технологии, в обучение персонала, закупку современного оборудования для здравоохранения. Наука в стране продолжает оставаться в полунищем состоянии, ее техническое оснащение страшно устарело. Реализация таких проектов, как переработка леса, рыбы, нефтепродуктов и т.д., обеспечила бы больший прирост товарной массы по сравнению с дополнительными затратами на ее производство. Получение одной дополнительной тонны нефтепродукта за счет переработки нефти равнозначно добыче трех тонн нефтяного сырья.

До 90% российского экспорта леса составляет «кругляк». Почему бы не создать механизм, облегчающий закупку за рубежом высокотехнологичного оборудования для переработки леса и производить продукцию с высокой добавленной стоимостью. Это позволило бы создать новые рабочие места, повысить производительность труда, платить высокую заработную плату, экспортировать переработанную древесину, мебель. Страна дополнительно получала бы не один миллиард доходов в год. Но пока идут только разговоры. Снижение бюджетных расходов сдерживает производство товаров и тем самым разогревает инфляцию. Много говорится о необходимости вложений в дороги, в производственную и социальную инфраструктуру. Без этого, сколько ни зазывай инвесторов, они не придут. Не скажется на росте инфляции и использование части средств Стабфонда для импорта высокотехнологичного оборудования для научных лабораторий. Ведь высококвалифицированные ученые, эти сливки общества, покидают страну десятками тысяч не только из-за низкой зарплаты, но и по причине отсутствия высокотехнологичного лабораторного оборудования.

К сожалению, ни ученые, ни некоторые политики не могут переубедить упертых руководителей финансово-экономического блока в правительстве. А в результате продолжается складирование денег Стабфонда, хотя при умелом использовании деньги обладают способностью размножаться. Известна формула К.Маркса: Д-Т-Д'. Но для либеральных демократов - эта наука темный лес. Их мало беспокоит нынешняя инвестиционная политика, которая ведет к дальнейшему износу основных фондов, к стагнации экономического развития, потере конкурентоспособности. Наша промышленность и сельское хозяйство подошли к пределу использования своих производственных мощностей, к замораживанию производительности труда и заработной  платы, которая примерно в 10 раз ниже, чем в развитых странах и ниже прожиточного минимума. А ведь низкий уровень доходов - один из главных тормозов научно-технического прогресса. Если дешевле нанять простых рабочих и платить им гроши, то тогда технический прогресс не нужен и его не будет. Поскольку в росте издержек значительную долю занимает зарплата, стерилизация денежной массы - это стерилизация уровня жизни.

А.Кудрин говорит: «Почему деньги, собранные в виде налогов, нельзя тратить? С одной стороны, это не поддается рациональному объяснению, но с другой, очевидно, что такие деньги были бы лишними и угнетали экономический рост. Мы сумели выработать жесткую экономическую политику и снизили инфляцию». Что можно сказать по поводу такого нагромождения небылиц? Деньги для того и зарабатываются, чтобы их тратить. Деньги не могут быть лишними и угнетать экономический рост. Тут что-то не  в порядке с логикой у министра. Далее никакой экономической политики в стране уже 15 лет не существует, о чем говорил Г.Греф. «Страна фактически живет в условиях, когда отсутствует экономическая политика». И, наконец, инфляция по существу не снижается. Планы по снижению инфляции не выполняются. Едва начинается год, как Минфин начинает повышать прогноз по инфляции. И так несколько раз.

Рост цен не удается остановить не столько из-за роста денежной массы, сколько из-за ряда других причин. Во-первых, на рынке ощущается недостаток товарной массы. Чтобы сдерживать рост инфляции в условиях повышения доходности населения, необходимо наращивать товарные ресурсы, услуги, оказываемые населению, расширять жилищное и социально-культурное строительство, то есть увеличивать фонды потребления в целом. При такой модели появляется все больше рабочих мест, растет реальная зарплата, устанавливается более высокий уровень потребления, повышается уровень жизни. Без качественного экономического роста инфляцию не побороть.

Бывший премьер Франции Пьер Моруа в книге «Правый путь» писал: «Мы создавали условия для оживления экономики путем повышения покупательной способности наименее обеспеченных слоев населения, путем активизации деятельности строительных отраслей, путем значительных инвестиций и предоставления предприятиям новых средств для развития производства». Наши же монетаристы категорически против вложения средств в наращивание производства товаров. Все их внимание сосредоточено на стерилизации денежной массы. Благо, что для этого не требуется большого ума. Ю.Лужков прав, говоря, что термин «стерилизация денежной массы» равен термину «стерилизации России». Она ведет к сужению возможностей расширенного воспроизводства и снижению темпов роста производства в будущем.

      Российские рынки, особенно продовольственные, контролируются монопольными группами, которые часто создаются организованной преступностью, что объясняется отсутствием в аграрной сфере экономики элементарной инфраструктуры рынка. Либеральные демократы, разрушив сельскохозяйственную кооперацию и заготовительные кооперативы, так ничего и не создали взамен. Они усвоили из учебников для начинающих, что главным субъектом рынка является свободный товаропроизводитель, который сам выбирает для себя выгодного покупателя. Но в жизни все делается иначе. Западный фермер не занимается реализацией своей продукции, не ездит по стране в поисках рынка сбыта. За него эту работу успешно выполняют снабженческо-сбытовые кооперативы и частные компании. И если бы это звено рынка вдруг исчезло, производство соответствующего продукта сразу бы остановилось. Наши же крестьяне  вот уже 17 лет как-то  выживают в условиях дикого рынка, криминального беспредела. Между фермером и рынком стоит перекупщик. Из-за его диктата фермер еле-еле сводит концы с концами, а потребитель вынужден покупать продукцию по запредельно высоким ценам. И как бы наши руководители не доказывали Западу, что Россия стала страной с рыночной экономикой до цивилизованного рынка нам еще очень далеко. Какой же это рынок, когда российские регионы, производящие, например, плодоовощную продукцию, поделены между криминальными группами, которые получили монопольное право на закупку товаров в «подведомственной» им территории.

Характерный сюжет был показан по телевидению в сентябре 2006 года. Монополист - перекупщик предлагает волгоградскому фермеру  - 3 руб. за 1 кг помидоров. Сколько ни упрашивал фермер накинуть еще 50 коп, иначе продажа будет себе в убыток, перекупщик неумолим, ибо знает, что другого покупателя в этом хозяйстве не будет, а фермеру нужно спешить, продукция может испортиться. Помидоры проданы по 3 руб. за 1 кг. На рынке же их цена уже 40-50 руб. При свободной конкуренции такая чудовищная разница в закупочной и розничной цене невозможна. Наших селян на рынок не пускают. Они вынуждены отдавать свою продукцию перекупщику за бесценок. Российский рынок сегодня стал запретной зоной для отечественных товаропроизводителей.

А вот еще более кричащий пример функционирования российского рынка. Несколько лет тому назад губернатор Орловской обл. (тогда и председатель Совета Федерации) Е.Строев пригласил меня на оперативное совещание администрации. Слушался вопрос «Заготовка плодоовощной продукции на зиму». К моему удивлению слово было предоставлено начальнику милиции. Он сказал, что очередная поездка в Волгоградскую область обошлась без особых эксцессов. Хотя, как и в первом случае при выезде на трассу машины с овощами были остановлены вооруженной группой кавказцев. Но если раньше орловчан заставили выгрузить продукцию и предупредили, чтобы больше не показывались в этом районе, то на этот раз у заготовителей из Орла был бронетранспортер и несколько автоматчиков. Увидев эту силу, бандиты быстро ретировались. Овощи благополучно доставлены до места.

Положение на рынке  мало изменилось. На рынках Москвы и других городов России правит бал кавказский криминал. Тамбовская, рязанская, брянская картошка, волгоградские, краснодарские помидоры, астраханские, волгоградские арбузы продаются только кавказцами. Другим дорога на рынок закрыта. Цены на рынке формируются далеко не из принципов свободного рынка. Сейчас принимаются меры по  ликвидации криминальной сети перекупщиков. Хотелось бы надеяться на то, что эти меры  дадут положительные результаты. Под эгидой государства следовало бы создать альтернативную сеть поставок продовольствия по прямым договорам с сельхозтоваропроизводителями, организовать посреднические компании, снабженческо-сбытовые кооперативы, открывать муниципальные магазины, создавать межрегиональные торгово-посреднические структуры, предусмотреть для региональных и муниципальных властей механизмы товарных интервенций.

Итак, современная российская экономика еще достаточно слаба и страшно коррумпирована, чтобы быть самодостаточной, конкурентоспособной. По данным Генпрокуратуры объем рыночной коррупции сопоставим с федеральным бюджетом и оценивается более чем в 240 млрд долл. Социальный протест наших граждан дошел до крайности. По опросам ВЦИОМа, каждый третий требует введения смертной казни за коррупцию и экономические преступления.

Возникает вопрос: можно ли такую экономику назвать сильной, суверенной? Конечно же нет. А, следовательно, рано пока говорить и о суверенной демократии России. Транснациональные компании являются сегодня подлинными хозяевами жизни на планете. Ф.Достоевский писал: «Меня одна баба в глуши, в захолустьи, на проселочной дороге спросила: Батюшка, скажи ты мне, как нас там заграницей -то  теперь порешили, не слыхать - ли чего»?[2] Современная Россия не может противопоставить стратегии имперского глобализма. Добиться этого можно с помощью  целенаправленного развития экономики, что позволит стать полноценным партнером, а не ресурсным придатком  в мире ТНК. Важно обеспечить собственную безопасность, чтобы сохранить самостоятельность политических и экономических решений. Решающую роль при этом будет иметь государственная поддержка высоких технологий и фундаментальной науки, укрепление системы образования.

Есть ли шанс в течение ближайшего времени переломить ситуацию и сделать нашу экономику высокотехнологичной и суверенной? Безусловно есть. Но пока наше правительство плохо его использует. И как тут не согласиться с американской разведкой, которая констатирует: «Если России не удастся всесторонне развить экономику, она сполна испытает на своей шкуре что такое нефтяное государство с несбалансированным экономическим развитием, гигантским неравенством доходов, оттоком капитала и нарастающими социальными проблемами». Сегодняшнее положение России несовместимо с претензиями на какую-то ее особенность, величие. Чтобы это заслужить, нужно не сидеть сложа руки, а действовать и действовать быстро. Но, похоже, министры, занимающие ключевые посты в правительстве, не горят желанием  действовать быстро. А потому, к большому сожалению,  рано нам думать о том, чтобы попасть в «калашный ряд».

«История предков - говорил Карамзин, -всегда любопытна для того, кто достоин иметь отечество».



[1] Сеятели и хранители. М. «Современник», 1992. с,406

[2] Ф.М.Достоевский, т. 12. изд. 6. С. Петербург, 1906. с.470.

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта