Главная Статьи Биография Фотогалерея
Милосердов
Владимир Васильевич

Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН
Сайты Miloserdov.name

Свобода, бизнес и власть.

 

Ошибочное понимание истины

не уничтожает самой истины.

(В.Белинский)

 

Свобода человека внутри общества как элемент общежития - это возможность без стеснения и принуждения действовать в какой-нибудь области общественной жизни, возможность проявлять свою волю, это отсутствие каких - либо ограничений. Все люди от природы равны и должны располагать одинаковыми правами и обязанностями. Нет прав без обязанностей, как и обязанностей без прав. Конечно, равенства трудно достичь потому, что люди, требующие свободы, требуют ее только для себя,   стремятся стать равными только с теми, кто выше их. Для других мы создаем правила, для себя   исключения.  В теории нет ничего прекрасней равенства, на деле нет ничего неосуществимей и фантастичней. Поэтому неравенство неизбежно.

Свобода не есть право делать все, что вздумается, не означает, что все возможно. Истинное равенство граждан состоит в том, чтобы все одинаково подчинялись законам.  Свобода состоит в том, чтобы  зависеть только от закона. Не вседозволенность и неограниченность личной свободы, а свобода для различных социальных групп налагать ограничения на поведение своих членов. Быть личностью - значит быть свободным, реализовывать свое самосознание и поведение, ибо природа человека - его свобода, а свобода -это следование долгу. Экономическая жизнь есть область личной свободы и личной инициативы.  Стремление добиться наибольших желаний - движущая сила общества и каждого человека. Жажда что-то достигнуть всегда острее, чем наслаждение уже достигнутым. Однако в силу ограниченности материальных и иных благ удовлетворить потребности всех невозможно. Ибо люди - эгоисты. Они стремятся не только сохранить собственную свободу, но и подчинить себе других. Многие понимают свободу как «свободу» от совести, от чести, от служения Родине. Они беспокоятся только о правах, но забывают про обязанности. Человек, живя в обществе, вступая в связь с другими людьми, должен поступиться частью своей свободы, своих прав в пользу других, в пользу общества. Но сколько он должен уступить и сколько оставить за собой для сохранения равновесия между личностью и обществом - в этом весь вопрос, который решается на протяжении всей истории человечества

Отсутствие единства прав и обязанностей привело к различным толкованиям свободы. Одни хотят свободы в творчестве, другие - в разрушении,  в безграничном произволе, в распущенности желаний. Одни считают, что экономической деятельности отдельного лица должна быть представлена полная свобода, что общество не имеет права налагать на нее никаких стеснений, и что безусловная свобода для деятельности частного лица есть верховный принцип общества. Но такая свобода приводит к самой гнусной распущенности, анархии. При этом в отношениях между людьми не признается никакой другой связи, кроме голого интереса, а единственная сила, связывающая их вместе, это - стремление каждого к своей собственной выгоде, своекорыстию. Другие  говорят, что счастье каждого зависит от счастья всех: «не приносящее пользы улью, не принесет ее и пчеле». И стремление к личной свободе не может быть безгранично, ибо оно сталкивается с таким же стремлением другой личности. Свобода-это величайшая ценность человека, но она и самый крупный камень преткновения, если  понимается как разнузданность желаний, приводящих к рабской зависимости от похоти, денег и ложных авторитетов. Сущность человека многозначна и противоречива. В нем сочетается сила и слабость, добродетели и пороки, инстинкт и разум.

В своем поведении человек руководствуется не этическими законами добра и  зла, а лишь стремлением к собственной выгоде. Поэтому в обществе идет жесточайшая борьба за то, чтобы получить максимальные выгоды для себя. В этой борьбе побеждают  люди, наделенные властью. Власть без злоупотребления не имеет очарования. Именно обладание властью позволяет одним   удовлетворять  свои личные потребности в большей мере, чем другим. Вот почему пределы  свободы должны определяться принудительно. Чтобы выжить в этой борьбе, чтобы обуздать страсти и беспорядки, предотвратить анархию, разбой, люди путем сознательного и добровольного соглашения учредили высшую силу - государство, для пользования покровительством закона и общей выгоды и представляющее собой людской союз, который тогда только становится государством, когда основанием его единства является поддержание общего блага. Философ Кант писал: «Главная проблема частного права - собственность. Частная собственность составляет основу гражданского общества, но она не изначальна, «мое» и «твое» - результат истории. Ограждая слабого от сильного, государство представляет собой необходимый регулятор  взаимоотношений и «гасит» противоречия  между отдельными гражданами, группами и слоями общества. В этом заключается его роль, как механизма, обеспечивающего баланс интересов в обществе. В нашей стране  такой баланс отсутствует. Возьмем судебную власть. О ней Председатель Верховного суда  В. Лебедев сказал: «...судиться со слугами народа этому самому народу очень тяжело». По его словам в 2006 г. в суды поступило около 75 тыс. жалоб граждан на действия должностных лиц. Сегодня простой человек, без вины попавший в жернова правоохранительной машины, считает себя счастливым уже тем, что его вообще отпустили на волю, а у гражданина, который рискнет бороться в суде с произволом бюрократов, нет никаких шансов добиться удовлетворения. Имидж российских судов опустился  дальше не куда. Наша жизнь идет по принципу «Тот прав, у кого больше прав».  Сила же государства заключается в обеспечении сочетания обязанности и права. Как нравственное целое, государство живо лишь постольку, поскольку в нем   осуществляется взаимное влияние двух важнейших сил человеческого общежития - личности и общества. Эти две силы не только взаимодействуют, но и борются друг с другом. Причем, движение человеческой жизни возможно только благодаря взаимным уступкам этих сил.

«Человеческое общежитие, - говорил В.Ключевский, - слагается из двух параллельных процессов: из успехов общественной свободы и  личного сознания; оба эти процесса можно уловить по историческим явлениям, но в этих параллельных течениях нет прогресса, а есть постоянные перерывы. Общественная свобода то расширяется, то сужается, а личное самосознание то поднимается, то падает».[2] И далее: «Политическое государство - есть субстанционное единство как идеальность его моментов. С этой идеальностью моментов дело обстоит так же, как с жизнью в органическом теле: она находится в каждой его точке; лишь одна жизнь существует во всех точках, и противодействия ей нет. В отдельности от нее каждая точка мертва. Такова и идеальность всех отдельных сословий, властей, корпораций, каково бы ни было их влечение существовать и быть для себя...«Люди склонны забывать, что они лишь частица целого. Их помыслы направлены на достижение сугубо личных целей, на стремление лишь к жизни для себя и личной неприкосновенности. Для того, чтобы не исчез дух общности, правительства разных стран пытаются  сдерживать (кто больше, кто меньше) это влечение быть только для себя»[3].

Государство - подобно  всякому целому  состоит из частей и должно увеличиваться в своем росте соразмерно, сохраняя пропорциональность. Природа организма такова, что если не все его части переходят в тождество, если одна из них считает себя самостоятельной, то погибнуть должны все. Российское общество развивается диспропорционально, ему характерно вопиющее неравенство в распределении доходов, которого не знает ни одна страна мира. Такая дифференциация говорит о неблагополучном социальном климате. И.А.Крылов писал:

«Как ни приманчива свобода,

Но для народа

Не меньше гибельна она,

Когда разумная ей мера не дана».

По темпам роста миллиардеров наша страна впереди планеты всей. В 2005 году мы вышли на второе место в мире по их количеству, в то время как общий рейтинг качества жизни россиян по данным британского журнала «Экономист» опустился на 105 место из 111 обследованных стран. Власть, допускающая такое неравенство, такую нищету при невероятно огромных доходах небольшой части населения, не может быть уважаема, а потому и прочность ее сомнительна. Э.Берк писал, чем больше власть, тем опаснее злоупотребление ею. «Власть, - говорил А.Декурсель, - это плащ, который мы находим слишком широким на чужих плечах и слишком тесным на наших». «О боги! Что есть алчность человеческая? Для чего она? Зачем наевший досыта, человек продолжает есть? Зачем. напившись допьяна, он продолжает пить? Зачем выигравший в кости кучу денег не ограничивается на том, а ставит ее на кон? Зачем овладевший одной ступенью власти стремится к следующей? Зачем скопивший несметные сокровища не остановится на том, а продолжает их копить и дальше? И отвечал себе Сократ: затем же, зачем служитель истины идет за нее на муки и смерть.  Отчего этим страстям дана такая власть над поступками? Не потому ли, что своим происхождением страсти древнее разума»? Государство - есть совокупность граждан. «Общее правило для всех видов государственных устройств: сторонники того или иного строя в государстве должны быть сильнее его противников. Только там, где в составе населения средние имеют перевес либо над обоими  крайностями, либо над одной из них, государственный строй может рассчитывать на устойчивость»[4].

Словом, государство, где средние представлены в большем количестве, имеет наилучший государственный строй. Ибо многочисленные средние граждане - менее  подвержены распрям. При отсутствии среднего класса неимущие граждане подавляют своей многочисленностью, и государство идет к гибели. Счастье каждого зависит от счастья всех. Ибо общество - есть сумма индивидов, а общественный интерес - совокупность многих интересов. Отсюда целью жизни является «наибольшее счастье наибольшего числа людей».  Любой живой организм состоит из частей и увеличивается в своем росте пропорционально. В противном случае оно гибнет. То же происходит и с государством.  Государственное устройство  где правят, руководствуясь общественной пользой,   является правильным ибо наилучшим образом обеспечивает пропорциональность развития. Демократия бывает именно тогда, когда верховная власть сосредоточена в руках большинства, когда государственным благом является справедливость, т.е. то, что служит общей пользе. Люди заботятся больше всего  о том, что принадлежит лично им и менее всего о том, что является общим, или заботятся в той мере, в какой это касается каждого.  Наше поколение в своем большинстве безнадежно отравлено вседозволенностью. Этот суррогат свободы не создал даже иллюзии счастья. Все вытеснено злой похотливой демократией. Сегодня проститутка имеет более высокий рейтинг, чем ученый с мировым именем.  Человеческая порочность ненасытна, вожделения людей по природе  беспредельны. В стремлении к наживе не бывает предела. Людям всегда нужно  больше, и так до бесконечности.

Основной критерий демократии - не в наличии демократических институтов (парламент, свободные выборы, независимые суды и независимые СМИ), а в реальной свободе в рамках права. Соблюдение фундаментальных прав и свобод  в большей степени зависит от уровня правосознания народа, от укоренившихся традиций, образования и воспитания людей, нежели от наличия писанной конституции. Как же они соблюдаются у нас? Возьмем парламент. Он не выполняет своих функций. 80% всех законопроектов готовится правительством и администрацией президента, которые принимаются Думой «под козырек». Остальные 20%, инициируемых депутатами, рассматриваются только в том случае, если на них получено положительное заключение кабинета Министров. Можно ли говорить при этом, что депутаты выполняют свои функции? Конечно же, нет. Сергей Миронов говорит: «Непонятна позиция Госдумы, где без движения уже 5 лет лежит законопроект о коррупции. Необходимо ужесточить законодательство, вернув конфискацию имущества осужденного и введя изъятие имущества у членов его семьи».

Не все у нас в порядке и со свободой в СМИ. Например, по поводу коррупции в подведомственном  г-ну Зурабову учреждении государственные СМИ рьяно обсуждали эту грязную проблему, информируя общественность. Но после того как президент принял решение оставить Министра в должности, наши «демократические» СМИ как будто бы   воды в рот набрали. Тезис «свобода избирать и быть избранным»  используется нынешней властью как  великое достижение существующего государственного строя. Хотя  россияне не очень - то  горят желанием   воспользоваться   этим  правом. Интерес  к выборам постоянно сокращается. Власть забеспокоилась, что и 20%  избирателей (нижний  предел региональных выборов) не придут на участки. Поэтому-то партия власти («единороссы»)  внесла  поправку в закон. Теперь любые выборы будут признаны действительными вне зависимости от процента проголосовавших на них граждан, даже если в день голосования на избирательный участок придет один человек. Словом, «заботясь» о своих гражданах власть старается не утруждать их никчемным занятием - ходить на выборы. Ведь как не голосуй все равно ничего не изменится. На прошлых выборах в Госдуму  был поставлен заслон  реформаторам первой волны, но ключевые посты в правительстве продолжают занимать  их коллеги по партии, которые проводят прежнюю  политику.

Сегодня граждане России освобождены от участия в выборах губернаторов, членов Совета Федерации, а теперь вот и депутатов Госдумы. Ссылаются на опыт США. Но тогда  используйте  его и при  выборах обеих  палат и губернаторов. «Единороссы»  критикуют   коммунистов за то, что секретари обкомов много лет бессменно руководили регионами. Но молчат, когда речь заходит о нынешних  губернаторах, правящих  регионами по 15 и более лет. Из многих уже песок сыпется, а они все еще управляют. Или что еще  за порядок появился, когда  за 2 года до истечения срока  губернаторы просят президента о своем переназначении?

В советское время руководителями партийных и хозяйственных органов, были, как правило, члены КПСС. Сегодня страна возвращается  к старым порядкам. Все губернаторы,  все  министры, каких бы убеждений они ни были, перебежали в президентскую партию, то есть в «Единую Россию». Нередко бизнес слышит от чиновников: «Если ты не член партии «Единая Россия», я твои проблемы решать не буду». Наша власть не понимает важности сильной оппозиции. Дизраэли говорил, что ни одно правительство не может долго оставаться в безопасности без сильной оппозиции. Оппозиция - предохранительный клапан, через который выходит избыток народной силы и энергии, который нельзя закрыть, не подвергаясь опасности взрыва.

Цель государства - обеспечить всеобщий интерес, взаимные гарантии прав граждан. Но как они выполняются. Постоянно идут жалобы по социальным вопросам: низкие зарплаты, невозможность приобрести жилье, отсутствие адекватного медицинского обслуживания, большие претензии к судебной системе, обман вкладчиков и пайщиков жилья, рейдерство и т. д. Все это вызывает социальную напряженность. Такие права как свобода, собственность и безопасность, право на достойную жизнь связывают людей с той страной, где они живут. Нет отечества, если исчезли эти гарантии. Народ содержит власть, платит налоги именно за то, чтобы она оберегала его от надувательства, мошенничества, защищала от бандитов. Если эти функции не выполняются,  если граждане чувствуют свою незащищенность, если их субъективная цель не удовлетворяется, то прочность такого государства сомнительна. Нынешняя власть плохо выполняет эти функции, не обеспечивает интересы большинства,   общественную безопасность  своих граждан. А безнаказанность приводит к  соблазну  новых  преступлений.  Ф.Достоевский писал: «против воров и разбойников есть управа, но что же делать с органами и служителями верховной власти, считающей свое место доходным производством? Тут иссякает всякая энергия труда, всякая забота о будущем, об улучшении всего быта...»

Государство сильно, когда его признают,  уважают, доверяют, подчиняются ему и исполняют законы. Власть сильна своим достоинством, правотою, своею волею. Она должна сказать «Знай цель и предел вожделений». Народ принимает за свою власть национальную, неподкупную, блюдущую интересы страны. Без этого не будет ни доверия, ни уважения, ни готовности защищать ее. Власть должна быть волевым центром страны и нравственным авторитетом, сочетаться с творческой свободой своих граждан, совершаться в традициях народа и русского государства, учитывающих исторические, религиозные, культурные основы и интересы.

Государственный строй не есть нечто созданное: он представляет собой работу многих веков, сознание разумного, развитое в данном народе. Народ должен чувствовать, что его государственное устройство соответствует его праву и его состоянию. В противном случае оно не будет иметь ни значения, ни ценности. Демократия бывает тогда, когда верховная власть сосредоточена в руках большинства. Государственным благом является справедливость, то  есть то, что служит общей пользе. Этого можно добиться при государственном строе, где средние граждане представлены в большем количестве. В России они составляют  лишь14%. А потому наш государственный строй  далеко не наилучший, поскольку подавляющее большинство населения страны - это бедные и обездоленные. Для таких людей гораздо важнее не политические, а экономические и социальные права: на труд, достойную зарплату и пенсию, социальную поддержку со стороны государства. Говорить людям, которые озабочены решением насущных проблем выживания,  о свободе воспринимается как издевка. Не понимает власть бедных и обездоленных, как не поймет бесплодная болей роженицы.      

Гете писал: «Самое большое рабство - не обладая свободой, считать себя свободным». Только достаточный уровень благосостояния делает человека свободным. Демократические ценности становятся для граждан  ценностями, начиная с определенного уровня благосостояния общества.  Обездоленному народу не нужна демократия. Это удел благополучных обществ. В государстве, где народ беден, не может быть социальной устойчивости, политической стабильности и доброжелательной атмосферы в обществе.  Бедные россияне - самая многочисленная часть  общества по существу нигде не представлены. О них вспоминают только в период избирательной компании. Их советов никто не спрашивает, с их мнением никто не считается, они не имеют возможности высказывать свои пожелания, нужды. Многие депутаты, государственные чиновники, профсоюзные лидеры - эти политические евнухи, думающие только о себе.

Разумная свобода и нравственная личность могут развиваться только в сильном государстве. Безволие не импонирует русскому человеку. Без решительного государственного вмешательства все призывы к морали превращаются в пустой звук. Только сильное государство вносит порядок в беспорядочный поток человеческих страстей и инстинктов. А.И.Бибиков, которому императрица поручила усмирение пугачевского бунта, писал: «Не Пугачев важен, важно общее негодование». Задача власти не допустить такого негодования. Негодование нашего народа вызывается не только его крайней бедностью, но и от бесправицы тошно. Ущемление прав обездоленных затрудняет для них доступ на рынок труда. Они лишены возможности реализовать свое право на образование, на жилье - и все лишь потому, что это им не по карману.  Государство попустительствует мошенникам и плутам, не устанавливает пределы стремления личности к безграничной свободе чиновников и олигархов, которые не стыдятся богатства, полученного незаконным путем.  

Разве не с чубайсовских ваучеров (каждый сможет приобрести на него по две «Волги») началось массовое мошенничество в государственном масштабе, расцвел принцип «не обманешь - не проживешь», появилось стремление не просто удовлетворения потребностей, но удовлетворения их в максимальной степени. Бедняку не хватает многого, алчному - решительно всего. Как говорил А.Шопенгаузен, богатство подобно морской воде: чем больше ее пьешь, тем сильнее жажда. Такое чувство особенно сильно проявляется у скороспелой правящей элиты. Людям свойственно определять свои желания и взгляды по тем условиям жизни, в которые они поставлены. В их желаниях нет постоянства, нет ничего безусловного. Жажда чего-то достигнуть, всегда острее, чем наслаждение уже достигнутым. Временщики всех мастей извлекают из принесенной с Запада «свободы» немалые выгоды. О России они не думают. Свобода для пресыщенного потребительского общества распахивает двери для самой гнусной  распущенности. Сама природа наделяет людей инстинктом бесчеловечности. В цивилизованных странах правящая элита, как и бизнес-элита формируются десятилетиями, а то и столетиями. Она приучается беззаветно служить Родине, защищать интересы собственной страны. А слава и богатства появляются посредством заслуг, труда и бережливости. Для общества, достигшего высокой степени развития характерна большая мобильность и открытость социальных  верхов, высокая нравственность.

 В нашей стране правящая элита была создана в течение правления Б. Ельцина путем раздачи приближенным государственной собственности. Писатель М. Гранин говорит, что богатство «нашей «новорусской  элиты»  густо замешано на казнокрадстве и коррупции, - это моральное уродство нашей жизни.  Все это чиновничество наше, ужасное, растленное, их прислужники, все они - саранча, которая объедает страну. И вот эти - то люди считают себя элитой. образцом для подражания. Резко изменились вкусы. Большие политики сравнимы со швейцарским сыром, который тогда только хорош, когда подпорчен, а потому и нет у нас сегодня аристократии, хотя она необходимая часть общества, которая должна была диктовать критерии порядочности, чести и морали.

Ницше говорил. Что с ростом свободы человека падает его нравственность. По тому, как упала в России нравственность, можно сказать, что по уровню свободы мы впереди планеты всей.  Дебоши, куражи, безвкусная роскошь, аморальное поведение нашей аристократии за рубежом - признак дурного тона. Распутству придают такое благообразие, что оно больше не оскорбляет хороший вкус.  Западные политики говорят о том, чтобы не пускать наших олигархов в цивилизованное общество. Простым россиянам стыдно за такую бизнес-элиту. Нельзя принимать и иметь дело с ворами, взяточниками, казнокрадами, им должен быть закрыт доступ в высшее общество. Так было в царской России и в СССР. Помнится первый секретарь ЦК Белоруссии П. Машеров освободил от должности первого секретаря Минского обкома партии тов. Метлицкого за то, что тот ушел от жены к другой женщине и поставил вопрос о разводе. Сегодня же наша элита меняет жен как машины, слегка поизносилась давай новую. Взяточники, воры, и жулики диктуют моду и считают себя  высшим классом нашего общества. На животный инстинкт наслаждений нашей элиты должна быть положена нравственная и культурная узда.

 Нынешняя власть - явление не рассудка, а порождение страстей. Значительная часть чиновничества понимает государственную службу как разновидность личного бизнеса. Люди, стремящиеся к власти, стремятся не столько к служению на благо общества, государства, сколько к обеспечению своего личного благополучия, обогащения, неудержимому стремлению властвовать и подчинять себе подобных. А потому имидж чиновников в глазах россиян ужасен. 2/3 их считают неэффективными действия отечественных бюрократов. Причем в числе самых характерных качеств чиновников граждане считают равнодушие к интересам страны и некомпетентность. 66,7% опрошенных уверены, что главный интерес нашей бюрократии - сохранение собственного богатства и влияния. В стране отсутствует   правовая базы, которая минимизировала бы отрицательное воздействие чиновнических слабостей к извлечению из государственной службы личной выгоды, нет отработанного механизма подготовки и переподготовки управленческих кадров. Базовые принципы их отбора подменяются субъективным предпочтением власть предержащих. Пышным  цветом  расцветают  кумовство, землячество, протекционизм и коррупция. В нынешнем правительстве половина чиновников - люди из одного петербургского двора, о какой при этом их квалификации может идти речь. Страна с такой элитой отличается социальной неустойчивостью и непредсказуемостью политического развития, а грядущая смена президента порождает чуть ли не обморочное  состояние у его команды.  Пределом мечтаний многих из нашей элиты - «золотой унитаз». Их и элитой то не назовешь. Элита определяется целями и большими свершениями, а не объемами потребления.

 Скороспелые элиты, правящие в нестабильных обществах, тяготеют к замкнутости, к недопущению «чужих» в свой круг, что создает   опасность возникновения правящего класса, состоящего из потомков тех, кто пробился в число «своих» в период смуты 90-х годов. Отсутствие внятной кадровой политики государства - причина такой опасности.    Новоявленные собственники, понимая, что оказались во власти случайно, по недоразумению, что они чужие в России, как всякие временщики стараются «от греха подальше» вывезти свои капиталы за рубеж.  Причем вывозят не только награбленное, но и своих детей, которые сначала там учатся, а потом занимаются бизнесом. Сами же, получив двойное гражданство, пребывают в России как временщики, используя возможность дальнейшего обогащения. А чуть что «одних уж нет, а те далече». Тотальная коррупция - отражение морального разложения правящей элиты, которая  является главным нарушителем законов. Наша  элита  понимает, что  на Западе ее могут ждать неприятности (пример с Адамовым и др.). Чтобы обезопасить себя от возможных неприятностей, нужно эту безопасность заслужить здесь в России.

Без решительного государственного вмешательства все призывы к морали превращаются в пустой звук. Только сильное государство вносит порядок в беспорядочный поток человеческих страстей и инстинктов. Но сегодня России стать сильным государством очень трудно. По мере того как она все более самоутверждается, нелюбовь к ней господ с Запада только усиливается. Нам следовало бы прислушаться к словам Ф.Тютчева, который говорил, что усобица на Западе - вот наш лучший политический союз.

Государство сегодня не может обеспечить необходимый порядок в стране, защитить собственность, передел которой идет по принципу «грабь награбленное». Несанкционированный захват предприятий, компаний происходит в таких масштабах, что этому могут позавидовать даже африканские государства. Незаконный захват собственности приобретает масштабы катастрофы. Он наносит экономический ущерб предприятиям, ухудшает инвестиционный климат, угрожает национальной безопасности страны. Объектами их «налетов» нередко становятся закрытые оборонные предприятия и научно-исследовательские институты. Как подчеркнул и.о. начальника 4-го управления МВД России по охране особо важных объектов, генерал-майор милиции В.Чертов удалось предотвратить банкротство стратегического государственного концерна «росэнергоатом», а в его лице - и экономическую безопасность государства.

Коррупция - это сигнал о неэффективности  власти. По уровню коррупции Россия занимает 121-е место, находясь по соседству с беднейшими странами Африки, Азии, Южной Америки. Но несмотря на это руководство страны слабо участвует в международных акциях по борьбе с коррупцией. В феврале 2007 года Госдума ратифицировала Конвенцию ООН «О противодействии коррупции», однако не подписалась под самой важной статьей, отказалась бороться с «незаконным обогащением», то есть с наличием у публичных персон той собственности, которая превышает их официальный доход. Россия - самая коррумпированная страна в мире, а власть никак не решится  принять закон о коррупции.  Перед прошлыми выборами в Госдуму закон был принят в первом чтении, потом все застопорилось. Спикер  Б.Грызлов говорит: «Прежде, чем бороться с  коррупцией, нужно определиться, что это такое». Всю страну разворовали, а с  понятием коррупции так и не определились. При таком отношении власти к коррупции,  надеяться на ее искоренение не приходится.  Если власть не преследует коррупцию, значит она потворствует ей, значит ей это выгодно. 77% россиян убеждены, что власть слабо или вообще не борется с этим позорным явлением. Значит у самой власти, как говорят, рыльце в пушку.

Д.Дидро писал: «Беспорядок - есть следствие сумасбродства государей». В 90-е годы сумасбродство президента  Ельцина хлестало через край. И поэтому очень странно, что В.Путин по случаю 75-летия бывшего президента в качестве главной его заслуги назвал дарование нашему народу свободы. «Можно как угодно характеризовать этот период, - сказал Путин,- и вы можете как угодно оценивать деятельность первого президента РФ, но безусловным является одно - именно в то время, когда Борис Николаевич Ельцин возглавлял Россию, народ нашей страны, граждане России получили главное, ради чего все эти преобразования производились, - свободу».

Вспоминается эпизод из книги В.Закруткина «Сотворение мира». «Немецкий офицер Юрген  Раух спрашивает старика: «Партизаны говоришь... Значит у вас есть недовольные тем, что немецкая армия освобождает русских крестьян от большевиков, от колхозов?» Старик отвечает с тихой укоризной: «А кто вас, господин немец, просил ослобонять нас?»[5] Думаю, что подавляющая часть нашего  народа не просила власть даровать ей  такую свободу, не хотела, чтобы великая держава превратилась в третьестепенное государство, а жизненный уровень россиян был отброшен на многие десятилетия назад. «Скольких бедствий избежали бы народы, - говорил И.Чернышевский, - если бы поняли, что нет свободы там, где слабый остается беспомощным». Право жить и быть свободным - пустой звук для человека не имеющего средств к существованию. Для такого человека свобода безлика и представляет собой особый вид рабства.   Беды страны - в разъединении власти с народом.

Народ российский устал от потрясений. Опасный разрыв между  властью и народом усиливается. Недоверие к власти возрастает. Нынешний режим утратил легитимность в глазах  общества. Бездарные чиновники плодятся именно там, где общество лишено возможности влиять на обновление власти. В 1909 г. М. Гершензон писал: «...нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом - бояться его мы должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками еще ограждает нас от ярости народной».[6] Нынешние гершензоны мало чем отличаются  от  своих предшественников.

Русский философ И.Ильин писал, что составитель будущей Российской конституции должен понять, что все правила и обычаи демократического строя, которые усиливают центробежные силы в политике или ослабляют центростремительные тяготения народной жизни - должны быть для России обеззаражены и заменены иными закрепляющими национальное единение. Новая Конституция России должна совместить преимущества авторитарного строя с преимуществами демократии, устранение опасности первого и недостатка второго. Государственный строй новой России должен быть по форме унитарным, а по духу федеральным. Единство державы и центральной власти не может зависеть от согласия многих отдельных самостоятельных субъектов (областных или национальных), это развалит Россию. Подтверждением этого - наше недалекое прошлое.

После распада СССР президент Ельцин  в поездке в Татарстан провозгласил «теорию» нового государственного устройства России, суть которой состояла в том, что права не спускаются сверху, а берутся низами, причем в объеме, который сам субъект федерации сочтет необходимым. Ельцин говорил: «РСФСР возьмет в свою компетенцию столько ваших прав, сколько вы сами решите делегировать». Сначала Татарстан, затем и другие автономные республики стали реализовывать принцип «глотай, кто сколько может». Цепная реакция суверенитетов расширялась. Тлеющий пепел межнациональных проблем раздувался. Такая свобода привела к анархии в государственном управлении,  полному разложению режима,  несостоятельности государственной власти.

Реформаторы 90-х годов кавалерийским наскоком переделывали внутреннее убеждение крестьян и не пытались прислушиваться к народному разуму, и с  деспотическим спокойствием   были убеждены, в том что наш  народ  тотчас же примет все, что ему укажут, а вернее прикажут. Шло разрушение межрегиональных отношений, единого продовольственного рынка,  специализации, системы кооперации и интеграции. Не надеясь на поставки товаров из других регионов, местные власти стали переходить к натуральному хозяйству. Это неизбежно привело к обвальному спаду производства, снижению его эффективности. Началась конфронтация парламентов разных уровней, появились противоречия в издаваемых ими законах. Области, края делились на мелкие территории по национальному признаку. В стране появилось 89 субъектов федерации. Государственное устройство по-ельцински раздробило единое государство на самостоятельные «княжества», противоборствующие между собой и центром, привело к духовному расчленению населения страны, к взрыву национальных чувств и эмоций. Правительственная власть была практически иллюзорной. Разложение повсюду. «Правительственная Россия, - как говорит Ф.Тютчев, - была уже не орган, а просто нарост».

Многие политики, особенно на Западе уже не сомневались в неизбежном распаде России. Например, итальянский публицист Къеза Джульетто писал: «Третий Рим, или вернее, страна,  претендовавшая на этот титул сворачивает свои знамена... Россия со всей своей хвалебной духовностью, склоняется  перед  приходом   скупого царства прагматизма, успеха и материализма... Спад и распад - которым сами россияне способствовали своей ленью и глупым подражанием чужим примерам - только начались. За потерей Средней Азии последует утрата Кавказа. А потом россияне распрощаются с Сибирью, их подомнет самый сильный из «азиатских тигров». Это произойдет само собой, потому что Россия делает харакири на глазах у Азии и колоссальное демографическое давление китайцев скоро не будет сдерживаться уже ничем»[7].

 Действительно, все шло к этому. Страна жила в условиях бесчисленных ошибок и блуждания в потемках,  потеряла свою независимость. С большим трудом эта вакханалия  стала устраняться. Но в 2007 году президент Путин подписал, а Госдума утвердила  договор о разграничении предметов ведения и полномочий между РФ и Республикой Татарстан. Такой договор дает привилегия республики, которых лишаются остальные регионы. Подписание такого договора означало бы, что в отдельно взятом субъекте прекращается действие федерального законодательства РФ, привело бы к опасному политическому прецеденту - нарушению конституционного принципа равноправия субъектов РФ.  Одобрение договора возвращало бы нас в 90 - годы, к параду суверенитетов. Слава Богу, что Совет Федерации отклонил этот договор. Но Госдума вновь поддержала закон о разграничении полномочий между Татарстаном и Федеральным центром. За процессом предоставления Татарстану  «особого статуса» заинтересованно наблюдает Башкирия, которая тоже собирается добиваться заключения с Москвой аналогичного договора. Словом, начинается очередная глава нарушения равноправия регионов. Похоже новому президенту страны придется начинать свою деятельность с устранения парада суверенитетов.

Для обеспечения свободы, в смысле суверенности и территориальной целостности государства, нужна эффективная, конкурентоспособная  экономика, мощный военно-промышленный и интеллектуальный потенциал. Государство  должно быть сильным и самодостаточным, а руководителями такого  государства - люди, болеющие за интересы своей Родины, с ними должны считаться на мировой арене. Но  все это было утрачено за какой-то десяток лет. В стране «правили бал» надстрановые управленческие структуры.

Вспоминается случай: прихожу в Минэкономики к А.Пивоварову (управляющему делами Министерства). Он рассказывает: возвращается А.Нечаев (бывший министр этого ведомства) от Е. Гайдара (доживал последние дни в качестве и.о. премьера), который пригласил некоторых членов правительства посоветоваться, как оправдаться перед МВФ, устроившим ему головомойку по поводу медленного сокращения в стране объемов производства сельскохозяйственной продукции и товаров народного потребления. По словам  Гайдара, он уверял представителей МВФ в том, что все их указания неукоснительно выполняются. А они в ответ: если бы выполнялись, то были бы и соответствующие результаты. Гайдар спрашивает приглашенных: «Но ведь действительно мы ни сделали никаких отступлений от их рекомендаций? Тогда почему так медленно сокращается производство?» В итоге договорились ответить МВФ так: психология наших товаропроизводителей отличается от западных - российское правительство обманывает крестьян: забирает у них  продукцию и не платит за нее, не платит и за уголь, за электроэнергию, не платит за услуги железной дороги и т.д. Но крестьяне упорно продолжают сеять и убирать урожай, угольщики - отгружают уголь, железная дорога возит товары.

 Вот так, с собачьей преданностью забугорным советникам началась крупномасштабная перестройка российской экономики, цель  которой -   сокращение производства. Руководители страны пунктуально исполняли все требования западных «благодетелей», а развал страны объясняли тем, что за реформы,  надо платить.  Они  исходили из пословицы: «Чем ниже кланяешься, тем больше подают». «Наши западники, - писал Ф.Достоевский, - это такой народ, который с чрезвычайным злорадством и торжеством трубит о том, что нам дано только ползти за Европой, ей рабски подражать во всем и преступно даже  думать о собственной нашей самостоятельности. Нужна - де только европейская формула и все как раз спасено; приложить ее, взять ее из  готового сундука, и тотчас же Россия станет Европой, а рубль талером. Главное, что приятно в этих  механических успокоениях, - это то, что думать совсем не надо»[8]. Нынешние  западники  далеко не ушли от своих родоначальников. Вячеслав Володин -секретарь президиума Генсовета «Единой России» говорит: «Европейский путь - это путь успеха и развития. Россия обречена идти по этому пути». А вот президент считает, что у России собственный путь. Думается,  вряд ли стоит комментировать стремление депутата ползти по пути Европы.  Кто рабски следует за другими, тот ничему не следует. Он ничего не находит, да ничего и не ищет.

 

Как перед ней не гнитесь господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В ее глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.

(Ф.Тютчев)

 

«Чем больше мы в угоду Западу презираем нашу национальность, тем больше они презирают  нас самих. Мы подобострастно исповедовали им наши «европейские взгляды и убеждения, а они свысока, нас не слушали и удивлялись тому, как это мы, будучи такими татарами, не можем стать русскими»[9]. Такое поведение новоиспеченных правителей импонировало Западу. Он не усмотрел нарушения прав человека, когда Ельцин расстреливал Парламент  России, когда власть разворовывала государственную собственность, грабило население путем мошеннической ваучеризации. Дарованная свобода обернулась хаосом, а так называемая демократия приобрела уродливые черты власти  жадной   толпы и денег. При этом политический и экономический имидж страны быстро падал. Некоторые  соседи стали предъявлять нам территориальные претензии, издеваться над нашими соотечественниками. Россия же в «благодарность» за все гадости снабжала их по дешевке нефтью, газом, другими ресурсами, за что  Б. Ельцин был удостоен  высшего ордена Латвии. Америка потребовала контроля над  нашими ядерными объектами под предлогом их безопасности, за бесценок продавались природные ресурсы. Под угрозой оказались суверенитет и  национальная безопасность страны.

«Всегда какое-нибудь народное движение, потрясение, переворот, истомляя государственный организм, затрачивая много народных сил, заставляет общество требовать успокоения, требовать сильной власти, которая бы избавила от смуты и дала отдохнуть, собраться с силами, материальными и нравственными»[10]. В конце 90-х, когда стало уже, как говорят невмоготу, народ потребовал от власти, чтобы им удовлетворительно управляли, призвал остановить смуту и развал страны. Был создан институт уполномоченных Президента в федеральных округах, постепенно восстанавливалась государственная власть, региональные законы приводились в соответствие с федеральными. Словом,  развал страны приостановился, что сильно не понравилось Западу. Там завопили о том, что у нас ущемляются свободы, нарушаются права человека. Нам стали грозить применением санкций, вмешиваться во внутренние дела, в частности, в развитие двухсторонних отношений России и Белоруссии, указывать по какой цене продавать газ соседям и т. д.

Власть до сих пор не определилась в понимании, что Россия должна создавать приемлемое для себя общественное и государственное обличие,  которое позволило бы ей найти здоровые основы государственности, приемлемый общественный строй. Россия должна иметь сильный центр, децентрализующий все, что возможно децентрализовать без опасности для единства страны. Власть сильна своим самосознанием, достоинством правотою. Она должна быть нравственным авторитетом, в государственных делах волевым центром страны. Сила центра не должна подавлять автономное творчество людей и корпораций. Они должны получать опору и оздоровление из сильного центра.

Свобода и власть, как и революции не импортируются. России нужно создавать свой общественный строй, свою свободу, идти собственным путем, ориентируясь на наш менталитет и особенности нашей страны. Нужно серьезно изучать и заимствовать опыт других стран. Но, заимствуя, следует переваривать его.  Слепое копирование чужого опыта и чужих моделей никогда к успеху не приводило. Умные руководители Китая, Индии, Бразилии изучают  опыт Запада и приспосабливают его к своим условиям, обеспечивая высокие темпы качественного экономического роста. Наши горе-руководители, захлебываясь от принесенных ветром нефтегазовых долларов, ничего умнее не придумали, как вывозить  миллиарды  долларов за рубеж, поддерживая экономику наших конкурентов.

[1]  Экономика сельскохозяйственных и перераб. предприятий, 2007, -№ 8

 

[2]  В.О.Ключевский, т. 6, М., «Мысль», 1987, с. 66

 

[3] В.О.Ключевский, т. 6, М., «Мысль», 1987, с. 316

 

[4]  Гегель. «Философия права». - М.: «Мысль», 1990. - С. 305, 286-287.

 

. [5] В.Закруткин «Сотворение мира». С. 356

[7]  Къеза Джульетто. Прощай Россия! М.: Гея, 1997. С. 257-258.

 

[8] Ф.М. Достоевский. С.Петербург 1906 Т. 12. изд. 6, 1906 г.

         [9] Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. С. 258.

 

[10]  Соловьев С.М. Сочинения. М. «Мысль». 1988. Т. ХХ. С. 196.

 

Бытовая техника AEG холодильники Разработка сайта